КОММЕНТАРИИ
В обществе

В обществеВ России официально построено «самодержавие и престолонаследие»

19 ЯНВАРЯ 2010 г. МИХАИЛ ДЕЛЯГИН

Одна из прелестей авторитаризма заключается в том, что научные дискуссии заканчиваются начальственным рыком, утверждающим на тот или иной срок ту или иную истину в качестве окончательной и прописной.

Споры о природе нынешнего режима ведутся в политологическом сообществе изматывающе давно: впору приписывать соответствующий пункт к висящей у меня в офисе табличке «Изобретение вечного двигателя; прогнозирование мировой цены на нефть – запрещено!» Каких только терминов не придумывали – от «сувенирной демократии» до «клептократии». Я лично придерживался понятия «военно-полицейский феодализм».

Понимаю: я был неправ и каюсь со всей энергией будущего члена «Единой России». Прошу учесть мое искреннее раскаяние и не оформлять научную ошибку по 282-й статье УК – путино-медведевский аналог сталинской 58-й и брежневской 70-й.

Официальные органы – если быть точным, ГУ «Курская лаборатория судебной экспертизы» – поставили точку в бесстыдно затянувшемся политологическом споре.

В заключении экспертов Трубниковой и Бердникова современная российская государственная власть характеризуется четко, внятно и с исчерпывающей полнотой: «САМОДЕРЖАВИЕ И ПРЕСТОЛОНАСЛЕДИЕ».

Конечно, в первоначальной части своего заключения по поводу наклейки с надписью «Долой самодержавие и престолонаследие!», изъятой у нацбола Михаила Деева (на фото), уважаемые эксперты используют условный оборот. Мол, «если выражение «самодержавие и престолонаследие» рассматривать как синоним государственной власти, то тогда – и только тогда – «данная борьба» (которая, похоже, примстилась экспертам в кошмарном сне, ибо на наклейке даже слова такого нет) «направлена на свержение существующей государственной власти».

Все эти оговорки безоговорочно откидываются прочь в завершающей части их заключения, в которой прямо говорится: «В наклейке с надписью «ДОЛОЙ САМОДЕРЖАВИЕ И ПРЕСТОЛОНАСЛЕДИЕ!»… имеется призыв к насильственному свержению существующей государственной власти».

Это – официальная позиция.

Теперь любая иная характеристика государственной власти некорректна и, более того, при определенном судебном и даже просто административном энтузиазме может рассматриваться как экстремизм. Любой политолог, любой специалист, любой гражданин, говоря о характере построенного в России в 2000-е годы государства, должен характеризовать его именно как «самодержавие и престолонаследие».

 

Конечно, если суд, рассматривающий дело Михаила Деева (в отношении которого, насколько можно понять, на сходных по степени адекватности основаниях возбуждено уголовное дело в разжигании ненависти к социальным группам «представители власти», «предприниматели» и «китайцы», что грозит 4 годами лишения свободы), расценит это экспертное заключение как бред сивой кобылы, ситуация изменится.

Однако это будет означать снятие, по крайней мере, одного обвинения, что весьма плохо согласуется с обвинительным уклоном путинских, да и медведевских судов. Стоит напомнить, что при так нелюбимом многими борцами за права человека Сталине суды выносили около 10% оправдательных приговоров, а при нынешних руководителях – менее 1%.

Да и в целом «вертикаль» не склонна исправлять даже свой откровенный маразм, считая такое исправление, вероятно, недопустимым проявлением слабости.

Классический пример – решение Орджоникидзевского районного суда Уфы от 8 декабря уже позапрошлого, 2008 года, объявившее экстремистским символом «флаг с крестом». Без каких бы то ни было уточнений. А это значит – любой флаг с любым крестом. И Минюст утвердил это решение своим авторитетом и своей властью, поместив его под п. 414 в Федеральный список экстремистских материалов.

Ну и что, что священники и верующие, дипломаты стран, флаг которых содержит изображение креста (но не «крестов», как флаги Великобритании и Грузии!), и просто обычные люди не знают об этом? Незнание закона не освобождает от ответственности за его нарушение. Поэтому любой гражданин России и вообще любой человек без дипломатического или иного иммунитета, которого в пределах российской юрисдикции угораздит по какой-либо причине поднять флаг с крестом или нарисовать его, или показать по телевизору (например, в репортаже о встрече Путина с греческими или норвежскими руководителями) может быть совершенно законно и с соблюдением всех необходимых процедур, в том числе и «демократических», посажен в тюрьму.

За экстремизм, то есть, насколько можно понять, «недостаточно восторженный образ мыслей». Или за то, что просто не понравился очередному начальнику.

Хотите попытаться избежать этой судьбы, помните: официальная характеристика современной государственной власти – «самодержавие и престолонаследие».

Только неясно, кто из них самодержец: официально, по должности, вроде бы должен быть Медведев, но как-то не производит он такого впечатления. Может быть, еще заматереет, а может, получим от правящей клептократии очередное разъяснение.

В виде уголовных дел и тюремных сроков для людей, искренне полагающих, что у них есть совесть, достоинство и человеческие права. Что, кому-то еще нужно доказывать, что в стране «самодержавия и престолонаследия» наличие этого является уголовным преступлением?

Автор — директор Института проблем глобализации, д.э.н.


Обсудить "В России официально построено «самодержавие и престолонаследие»" на форуме
Версия для печати
 



Материалы по теме

Даешь самодержавие! Итоги недели // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Агония // ЛИЛИЯ ШЕВЦОВА
Об истоках самодержавия // АНАТОЛИЙ БЕРШТЕЙН
Итоги недели. Закон – dura, царь – молодец // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Пушкин — самодержавие — Гоголь // БОРИС СУВАРИН