Что делать?
30 ноября 2020 г.
О тупике кланового капитализма
24 АВГУСТА 2020, ПЕТР ФИЛИППОВ

ТАСС

Дайджест по материалам прессы

Протесты в Хабаровске и в Беларуси свидетельствуют, что постсоветские общества переходят на новый этап своего развития. Общества атомизированные, пораженные страхом, сменяются обществами солидарными. И у этих новых обществ, похоже, иные цели. Конечно, это уже не восстановление империи СССР и не противостояние с развитыми странами Запада. Это переход к реальному народовластию, обеспечение неотъемлемых прав граждан, в том числе права на честные выборы. Это наличие независимого и справедливого суда, реальные гарантии прав собственности. И все же важнейшим для многих остается вопрос об уровне их жизни. Хотя самый популярный лозунг массовых протестов в Минске «Уходи!», а в Хабаровске «Мы здесь власть!», за ними просматривается более развернутый: «Уходите, вы не выполнили обещание повысить наши зарплаты и пенсии, но посягнули на наше право выбора!» Полезно, исходя из этого требования народа, уяснить причины нашей нищеты, навязанной нам так называемой «элитой».

Сегодня уровень жизни в Эстонии, если оценивать по покупательной способности, почти в два раза выше, чем в России. При том, что в этой стране нет месторождений нефти и газа. Заработки россиян в полтора раза ниже, чем у китайцев. Многие россияне, молодые и образованные, потеряв надежды, готовы уезжать в страны Европы, в США. Другие, те, кто покидать Россию пока не намерен, задаются вопросами «почему?» и «что делать?». В чем же причины того, что наша страна, с ее образованным населением и обилием природных ресурсов, так быстро погружается в болото отсталости?

Если коротко, то ответ на эти вопросы прост: стагнация экономики и низкий уровень жизни россиян связаны с неэффективным кумовским клановым капитализмом (crony capitalism), который укоренился в нашей стране. Этим термином принято называть рыночную экономику, в которой успех в бизнесе зависит скорее от взаимовыгодных связей предпринимателей и влиятельных чиновников, чем от качества предлагаемых ими товаров и услуг. Клановый капитализм базируется на взятках, откатах и покровительстве «своим» бизнесменам. При этом блокируется конкуренция, равенства возможностей у предпринимателей на рынке нет.

Возьмем, например, строительство дорог. Если заказчиком является государство, то прибыль частных компаний-подрядчиков зависит от благожелательности заказчиков в лице конкретных госслужащих, от того, будет ли конкурс на выполнение госзаказов реальным или формальным. Если конкурс проводится лишь для отвода глаз, то те сверхдоходы, которые получат «свои» подрядчики, будут изъяты из нашей общей казны. И чем больше будет этот «навар», тем меньше останется на зарплату врачам и учителям. Подчеркнем, что этот сказочный «навар» подрядчики получат именно потому, что они поделятся доходом с должностными лицами. Так формируются кланы – сообщества чиновников и олигархов.

Другой пример реалий кумовского капитализма – строительство многоэтажек. Казалось бы, есть спрос на квартиры, есть предложение, есть рыночная цена. Но на уровень цен влияет себестоимость строительства. А она зависит от того, сколько придется заплатить за согласование проектов строительства, за выделение участков под застройку. Выгодные участки предоставят «своим», разумеется, не бесплатно. И здесь возникают кланы чиновников и бизнесменов. И здесь в проигрыше остаются простые россияне – покупатели квартир, а миллиарды наваривают власть имущие.

Как и когда образовались кланы? Эти неформальные союзы формировались уже в конце 80-х, когда де-факто была узаконена предпринимательская деятельность. Кланы создавались «снизу» и «сверху». Как это было «снизу», описал Геннадий Гудков – бывший генерал-майор КГБ и бывший глава Комитета безопасности Госдумы. Допустим, предприниматель вложил средства в кафе или мастерскую, вызвав тем самым у кого-то желание присвоить его бизнес. Если потенциальный «налетчик» имеет прикрытие в правоохранительных органах, то, договорившись с силовиками об откате за содействие, он предупреждает владельца бизнеса: «Продай мне свой бизнес за пять рублей, или сядешь в тюрьму». Единственное средство защиты для предпринимателя – найти более могущественного покровителя из числа силовиков или высокопоставленных чиновников.

Позже предприниматели стали даже заключать договоры с администрацией региона о защите от таких «налетчиков». Эти договоры под красивым названием «О социальном и экономическом развитии региона» оговаривают ежемесячные выплаты чиновникам в обмен на «решение проблем с федеральными или региональными органами». Фактически же это были соглашения о вхождении в местный клан чиновников и бизнесменов.

«Сверху» кланы создавались в процессе приватизации крупных предприятий и добывающих отраслей. Попытка через систему ваучеров создать в России миллионы мелких собственников-акционеров провалилась. Ваучеры и акции рабочих были скуплены «красными директорами» и олигархами. В 1997 году магнат Борис Березовский хвалился, что всю российскую экономику контролируют семь могущественных олигархов. Десять лет спустя ситуация изменилась. Путин позаботился о том, чтобы поставить во главе крупных корпораций своих людей. По данным государственных информационных агентств, семь представителей ближайшего окружения Путина являются главами крупнейших кланов и контролируют государственные компании, на долю которых приходится 40% ВВП России. При этом в России чиновник и бизнесмен часто одно и то же лицо.

Мы не одни погрязли в болоте кумовского капитализма. Английский журнал The Economist отмечает: «Политические связи всегда смазывали колеса коммерции, но в течение последних 20 лет от Малайзии до Мексики коррумпированные капиталисты, которые зарабатывают свои состояния благодаря приятельским отношениям с властью, переживают золотой век, По всему миру доходы миллиардеров кумовской индустрии между 2004 и 2014 годами выросли на 358% до двух триллионов долларов». При этом Россия лидирует в рейтинге стран с кумовским капитализмом, составленном этим журналом. В этом списке за Россией, занимающей первое место, следуют Малайзия, Филиппины, Сингапур и Украина[1].

Подчеркнем, что в случае с клановым капитализмом мы имеем дело не с банальной коррупцией. Коррупция – это некоторое нарушение системы норм и правил. Она есть в той или иной степени во всех странах. А клановый капитализм – это целая система. В ней бюрократия и бизнес – единый организм. Политические одежды такой системы – авторитаризм, персонификации власти царя-президента и могущество кланов. Журнал Newsweek еще в 2006 году констатировал, что в России система взяток и кумовства практически находится на средневековом уровне, проникая во все аспекты жизни, а политическая система эволюционировала от обычного авторитаризма до современного феодализма.

Жажда наживы и безнаказанность определяют стиль жизни наших чиновников. Сумма выплат предпринимателей чиновникам в обмен на их содействие сегодня по разным оценкам составляет не менее 350 млрд долларов – т. е. пятую часть российского ВВП. Это треть суммарного фонда заработной платы всех россиян! Счётная палата РФ оценивает сумму хищений из госказны в 1,5 трлн рублей. Однако Геннадий Гудков, ссылаясь на расчеты экспертов, оценивает объём воровства из бюджета в России в 3−3,5 раза выше.

Впрочем, не обязательно воровать. Можно обогащаться открыто, имея «крышу» в лице президента. Зарплата (с премиями) олигарха – директора государственной компании Роснефть Игоря Сечина – 4,5 млн рублей в день, зарплата другого олигарха – директора государственной компании Газпром Миллера – 2.2 млн руб. тоже в день. Да, менеджерам государственных компаний, как показывает мировой опыт, надо платить на уровне директоров частных компаний, для того, чтобы привлечь квалифицированных управленцев. Но говорить о квалификации Сечинв и Миллера просто смешно. Эти оклады – не заработная плата, а узаконенный способ разворовывания денег россиян! При том, что 20 млн россиян живут за чертой бедности, а 26% детей – нищие. Детям порою просто нечего дома есть, надежда только на школьный завтрак. А две сотни богатых семей имеют капиталы, в сумме превышающие все накопления остальных россиян!

Приведем примеры из практик российского кланового кумовского капитализма. В Фонд обманутых вкладчиков было вложено 103 млрд руб. денег налогоплательщиков. Плюс застройщики теперь обязаны вносить страховые взносы – 1,5% от суммы своих инвестиций в объекты. Но привело ли создание этого фонда к уменьшению числа обманутых дольщиков? Нет. Если при учреждении Фонда в 2017 году число обманутых вкладчиков было 170 тысяч, то сегодня – более 200! Потому что сотрудники этого Фонда не борются с обманом дольщиков, они скорее покрывают обманщиков, разумеется, не бесплатно. Сам Фонд превращен в кормушку для бюрократов, работающих в связке с банкирами. Деньги Фонда лежат в банке, приносят процент, малую долю которого расходуют на компенсацию дольщикам, а основная сумма дохода идет на оклады чиновникам. Как следует из материалов Счетной палаты РФ, средняя зарплата чиновников этого Фонда составляет 442 700 рублей в месяц! Не правда ли, это яркий пример корыстного союза бюрократии и олигархов, пример реалий российского кланового капитализма!

Другой пример из реалий олигархического капитализма – перекрой рынка добычи морепродуктов. Отныне все 100% лицензий на отлов рыбы в территориальных водах России принадлежат Глебу Франку – зятю миллиардера Тимченко, близкого друга Путина! Или пример с контрактом на поставку питания во все школы Москвы. Его на выгодных условиях и фактически без конкурса получила компания Пригожина – в прошлом повара Путина. Такой контракт невозможен в странах Запада, где законы и практика их применения обеспечивают должный уровень конкуренции. Но это обыденно в условиях нашего олигархического капитализма.

 Запрет на импорт дешевых и высококачественных продуктов в рамках антисанкций тоже был введен в интересах наших кланов. Власти оправдывали этот запрет созданием условий для развития отечественного сельского хозяйства. Мол, россияне, платя высокие цены за продукты питания, должны ему помогать. Но ложь становится очевидной, если оценить, на что вынуждены расходовать деньги наши земледельцы и кому идет прибыль. Дизельное топливо продается по ценам выше мировых, удобрения стоят на 20% дороже, чем в соседней Польше или Китае. То есть все наши переплаты за продукты питания идут не на развитие сельского хозяйства, а оседают на счетах олигархов и их покровителей. С миру по нитке, но какими богатыми они стали!

Не менее показательно то, как формируются цены на электроэнергию для сельхозпредприятий. Она поставляется в деревни по линиям электропередач, установленных еще в СССР, с электростанций, построенных в те же времена. То есть частных инвестиций, которые надо было бы окупать – нет. Зато есть откровенный грабеж. 15 членов Совета директоров «Россети» в прошлом году получили «премии» по одному миллиарду руб. на каждого. Если учесть, что сельское хозяйство РФ потребило всего 16 млрд квт часов, то в цену каждого киловатт часа – а это 6 руб. 20 коп. – вошла дань, собираемая с земледельцев олигархами этого энергетического клана, то есть по 1 руб. 20 коп. Не слабо!

Чтобы понять, почему в России сложился клановый кумовской капитализм, надо сравнить политическую культуру широких слоев нашего населения и граждан развитых стран. Там большинство не питает средневековых надежд на «доброго царя-президента», считает, что жизнь в стране зависит от них самих. В этих странах есть свободная пресса и телевидение, есть реальная политическая конкуренция, что позволяет проводить в жизнь решения, отвечающие интересам масс. Но главное, там есть отлаженная система институтов, позволяющая обуздать корыстные интересы чиновников и олигархов.

Наши же граждане не умеют и не хотят контролировать формально избранную ими власть. Вступать в политические партии не желают. Не мы, а администрация президента подбирает кандидатов в депутаты Госдумы. Мы же, в большинстве своем, голосуем за тех кандидатов, которых нам с помощью зомбоящика навязывает власть. Если проголосуем «не так», послушные бюджетники – члены избирательных комиссий все подправят в протоколах. Выходить на улицы, как делают это жители Минска, мы пока не готовы. В России нет независимого суда и механизмов борьбы с системной коррупцией, но ведь и требовать этого россияне не готовы.

Против модернизации России работает чудовищная аморальность тех, кто готов получать выгоду от вхождения в кланы, от обладания властью. Это хорошо видно сегодня по поведению Лукашенко. Власть как наркотик, дает ощущение избранности богом. Некоторые, как Чаушеску, готовы подвергнуть себя риску расстрела, но не согласны расстаться с властью. Такие люди – мощный тормоз развития России. Однако обуздать их не удастся без развития гражданского общества, без осознания миллионами граждан, что именно они – источник власти. Пусть медленно, но такое понимание к нам приходит. Это показывают протесты в Беларуси, Хабаровске, Башкирии.

Уйти от кланового олигархического капитализма, провести демонополизацию экономики, создать стимулы к инвестициям и тем самым повысить свой жизненный уровень нам не удастся без реформы мафиозной политической системы. А это не получится без развития нашей политической культуры. Даже если продвинутая часть общества и понимает необходимость модернизации страны, предлагает назревшие реформы, их проведению в жизнь мешает социальная апатия большинства. Но те, кто не способен отстаивать свои интересы, неизбежно попадают под каток эгоистических интересов «новых феодалов».

Народ, не желающий уйти от кланового кумовского капитализма, просто обрекает себя на прозябание в нищете. Бороться против глобализации мировой экономики бессмысленно. Возврат к большевистскому лозунгу «отнять и разделить» тоже не ведет к росту жизненного уровня населения, мы это испытали на опыте жизни в СССР. Частная собственность на средства производства – это необходимое условие роста уровня благосостояния не только предпринимателей, но и рабочих. Только частные собственники заинтересованы в повышении производительности труда, в то время как менеджеры госкомпаний, как правило, настроены лишь на перевод средств госкомпаний на личные банковские счета. Министры и депутаты противостоять такому расхищению активов госкомпаний не способны, это не входит в круг их интересов. Значит, нам надо иметь и частную собственность, и конкуренцию, и контролируемую бюрократию. Нам нужны такие предприниматели, как Генри Форд и Илон Маск. Но нам надо понимать, что конкурентный капитализм и российский олигархический клановый капитализм – это разные общественные системы, результаты их – противоположны.

Правящая номенклатура уже вывела из страны не менее 1,2 трлн долл. (больше 70 трлн руб.), из них около 500−600 млрд долл. — в США, остальные — в страны ЕС и Швейцарию[2]. Почему наши олигархи и чиновники стремятся вывести деньги за рубеж? Потому что полагают, что там надежнее. Работает психология карманного воришки, который, выкрав кошелек у прохожего, старается уворованное спрятать. Чтобы потом, собрав необходимую сумму, уехать отдыхать на берег моря. Именно эта логика поведения толкает наших чиновников и олигархов переводить деньги в офшоры, покупать особняки в Европе, вывозить туда свои семьи. А что касается судьбы соотечественников – простолюдинов, то пусть они прозябают в нищете. Выводят награбленное не только российские нувориши, так поступают и диктаторы африканских стран, их олигархи и чиновники. Мы мало чем отличаемся от этих стран, наши порядки и обычаи схожи.

В 90-х годах в России была попытка построить конкурентный рынок. В стране велась реальная борьба политических партий за мандаты депутатов. Пресса и телевидение были свободны. Но Владимир Путин, придя к власти в 2000 году, постарался через своих людей получить полный контроль над страной и ее экономикой. Настоящую оппозицию приструнили, системную – подкупили, СМИ поставили под контроль. Доля неэффективной государственной собственности выросла с одной трети до более 70%, а частная собственность стала условной. Предприниматель, не проявляющий лояльности к органам власти, лишался бизнеса.

Путин с первых дней своего президентства сделал ставку именно на клановый капитализм. Его не заботили ни ценности демократии и правового государства, ни эффективность экономики. Друзья Путина провели массовое изъятие активов у государственных компаний. Четверо главных путинских дружков – его давние знакомые по Санкт-Петербургу. Братья Аркадий и Борис Ротенберги зарабатывают деньги по контрактам на строительстве трубопроводов для Газпрома и дорог для российского государства. Геннадий Тимченко тоже строит газопроводы, но еще он добывает газ, пользуясь выгодными лицензиями. Юрий Ковальчук, генеральный директор банка «Россия», отвечает за изъятие финансовых и медиаактивов у Газпрома и контролирует двадцать телевизионных каналов.

Сегодня во главе нашего феодального государства (другое название такого государства – «естественное») стоит группа кремлевских царедворцев. Под ними – неустойчивая пирамида из полутора миллионов чиновников плюс четыре миллиона силовиков. Силовики и чиновники, как когда-то опричники, имеют де-факто лицензию на грабеж и граждан и бизнеса. Их оружием служат наши законы, откровенно допускающие произвол. Соучастниками произвола выступают «карманные» судьи. А необходимым его условием – вседозволенность власть имущих. Ступени чиновной пирамиды, пребывание на которых приносит ощутимый доход, занимают лояльные президенту люди. Уровень их квалификации не важен, важна лояльность. Впрочем, за назначение на доходную должность приходится платить. Если в развитых странах политическая конкуренция заставляет партию, победившую на выборах, тщательно проводить отбор госслужащих по уровню их квалификации, то у нас должности продаются за немалые деньги. Даже чтобы получить работу в ГАИ, придется заплатить 5 тысяч долларов.

Клановый кумовской капитализм обрекает Россию на отсталость. Сегодня в повестке нашей власти нет места политическим и экономическим реформам. Ведь они могут подорвать власть правящей группировки. Власть не стремится развивать промышленность, повышать жизненный уровень населения. Вместо этого пускается на авантюры за рубежом, на войны в Грузии, Донбассе, в Ливии и Сирии. Цель ее очевидна – сплотить народ вокруг имперской идеи и тем самым упрочить эту власть.

Клановый кумовской капитализм и связанная с ним политическая культура создают преграды для иностранных инвестиций в нашу экономику. А ведь с ними связаны освоение высоких технологий и, как следствие, рост уровня жизни россиян. В условиях кумовского капитализма иностранные фирмы являются неудобством, ведь они не играют по нашим правилам. Например, шведский мебельный гигант IKEA, столкнувшись с требованием дать откаты чиновникам для открытия своего торгового центра в Москве, подал иск в суд и провел пресс-конференцию. Тем самым он вынудил корыстолюбивых чиновников пойти на попятный. Другой пример: американская компания сотовых телефонов Motorola обвинила таможенные органы РФ в хищении сотовых телефонов на сумму 200 млн долларов, поставляемых российским партнерам – компании «Евросеть». «Российская компания никогда бы не осмелилась на такой публичный шаг, – высказалась по этому поводу Елена Панфилова. – Таможенники совершили ошибку, они думали, что воруют у "Евросети", а не у Motorola». Эти и другие подобные случаи побудили инвесторов задуматься о разумности инвестиций в РФ. Прямые иностранные инвестиции в Россию сократились в 2018 году более чем в три раза по сравнению с 2017 годом, до 8,8 млрд долл. В отношении к ВВП это стало минимальным значением за последние десять лет[3].

Россия быстро скатывается в разряд стран третьего мира. Экономика России практически не развивается, уровень жизни падает. По рейтингу Всемирного банка Россия стоит на 151 из 208 мест по признаку ответственности, политический стабильности, эффективности руководства, качества регулирующих органов, законности и контроля над коррупцией. По показателю независимости судебных органов, она на 110-м месте среди 125 стран, а по доверию политикам со стороны общественности – на 107-м[4]. Эти показатели – прямое следствие кланового блатного капитализма и его одежды – авторитарного режима власти.

Каков же вывод? Нам надо изучать и перенимать опыт развития конкурентного рынка, институты, позволяющие блокировать корыстные союзы чиновников и предпринимателей. Особенно важен опыт стран, совсем недавно перешедших в разряд развитых, таких, как Япония и Южная Корея. Нам полезен и опыт Швеции, Финляндии, Дании, Канады, других развитых государств. Уже сегодня несистемная оппозиция должна формулировать четкую программу ухода от кланового кумовского капитализма. Время для ее реализации наступит раньше, чем мы предполагаем.

 

____________________________________

[1] https://finance.rambler.ru/markets/42149958/?utm_content=finance_media&utm_medium=read_more&utm_source=copylink

[2] thtps://news.rambler.ru/other/41381361/?utm_content=news_media&utm_medium=read_more&utm_source=copylink

[3] https://www.rbc.ru/economics/13/05/2019/5cd981989a7947252f589b47












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Единый день голосования в Америке. Экономно, оптимально и демократично. А в СНГ?
23 ОКТЯБРЯ 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
3 ноября — день выборов президента США. Среди многочисленных особенностей у американских выборов есть одна, которая в России остается в тени, не вызывает вопросов и обсуждения. В этот день будет избираться не только президент! Будут переизбраны весь состав Палаты представителей, треть Сената, губернаторы в одиннадцати штатах, члены парламентов штатов в 86 из 99 верхних и нижних палат, члены верховных судов в 35 штатах, будут проведены штатные референдумы и много разнообразных местных выборов.
Можно ли жить достойнее?
18 ОКТЯБРЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Речь идет не о богатстве предпринимателя, согласного дать взятку чиновнику ради своих привилегий на рынке, и не о доходах чиновника, готового оградить взяточника от конкурентов, а об уровне жизни простых россиян, повысить который можно, только блокируя такие сделки. Уровень жизни народа во все времена зависел от сложившихся в стране отношений власть имущих и простых людей.
Время выбирать
28 СЕНТЯБРЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Юноше, обдумывающему житье, решающему, какую карьеру делать, советую хорошо подумать, совпадают ли его собственные представления о добре и зле со взглядами начальства. Чтобы   интересы начальства не противоречили его совести. Обращаясь к людям, наше начальство очень любит называть себя «государством». Дескать, критикуя нас, вы выступаете против «государства»! На самом деле, «государство», как его определяет толковый словарь русского языка, — это всего лишь «политическая форма организации общества». Государство — это абстракция, это добровольно-принудительное соглашение. Соглашение, к которому людей принуждают те, кто обладает силой и влиянием. Соглашение, которое остальные принимают, полагая, что принять его надо. Иначе убьют или посадят.
Белоруссия 2020 и Перу 2000
25 СЕНТЯБРЯ 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
Страны с авторитарным режимом по своему месту на карте и культурным традициям могут быть разными, но их судьбы можно описать одними и теми же словами. Проводить параллели. ПЕРУ. Тридцать лет назад, в апреле 1990 года, в первом туре выборов президента Перу Альберто Фухимори, малоизвестный ректор аграрного университета, удивил многих. Он неожиданно занял второе место, немного уступив Марио Варгасу Льосе, самому известному писателю страны, будущему нобелевскому лауреату по литературе (2010), который в 1975-м был избран президентом международного ПЕН-клуба и которого элита страны просто обожала.
Выборы и федерализм в США. Какая связь?
14 СЕНТЯБРЯ 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
В России есть традиция каждые четыре года высмеивать Коллегию выборщиков – существенный элемент американских выборов. Скоро придет новая волна обсуждения этой темы. Можно не сомневаться, что выскажутся десятки экспертов и мы снова услышим упреки в недемократичности американской избирательной системы. Главный недостаток критики видят в том, что кандидат, получивший большее число голосов на всеобщих выборах, может и не стать победителем. Так было всего пять раз: три раза в 19 веке и два раза в этом.
Наша культура и наша коррупция. Сравним Россию со Швецией
4 СЕНТЯБРЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Сегодня жители всех стран носят европейские одежды. Но по отношению к власти, к своим неотъемлемым правам, по способности отстаивать свои интересымногим далеко до европейцев. Некоторые народы живут в условиях современных феодальных или, как говорят политологи, «естественных» государств, в которых указание начальства важнее закона, выборы — бутафория, а статья конституции, гласящая о том то, что народ есть источник власти, — фикция. В этих странах иные обычаи, иная этика. 
Ухабы на пути к правосудию
27 АВГУСТА 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Дайджест по публикациям СМИ Нужен ли нам справедливый суд? Независимый от президента, министров, полковников и генералов? Большинство россиян ответят: нужен! Впрочем, так скажут далеко не все. У обывателя с совковой культурой всегда теплится надежда, что судебные дрязги его минуют. Он знает, что в России распоряжение начальства важнее закона. Ему нужно, чтобы начальство к нему хорошо относилось, а без независимого суда он и так проживет. Но жизнь наша усложняется. Развитие бизнеса, рынок, глобализация вынуждают россиян уходить от современных феодальных порядков.
Аресты губернаторов и реальность нашего федерализма
17 АВГУСТА 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
Губернатора Хабаровского края Сергея Фургала задержали  восьмого июля.  Сразу же в городе начались протесты  и продолжаются уже более месяца. За что и против чего выступают хабаровчане? Ясно, против задержания Фургала федеральными властями. Но с другой стороны, протестующие фактически защищают один из основных принципов федерализма - разделение властей между субъектами федерации и федеральным центром. 
Клановый российский капитализм. Часть 2
6 АВГУСТА 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Дайджест публикаций Леонида Косалса Кланы в современной России ведут свое происхождение с советских времен. Тогда неформальные отношения существовали на всех уровнях, снизу доверху, от заводского цеха до Политбюро. Эти многочисленные «тайные общества» были полностью закрыты для посторонних. Если «толкач» с одного завода ехал на другой, чтобы добыть дефицитный металл для простаивающего станка, то информация о том, сколько это стоило, кому именно пришлось оказать услуги или заплатить, не должна была «утекать» посторонним, так как это создавало реальную опасность попасть под пресс государства с лишением партбилета, открытием персонального или уголовного дела и другими репрессиями. Закрытые сообщества исполняли роль своего рода защитного механизма, который помогал человеку выжить в репрессивном государстве.
Клановый российский капитализм. Часть1
4 АВГУСТА 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Дайджест по публикациям Леонида Косалса   Важнейшая черта нашего общества — «клановое государство», основная функция которого — обеспечение благоприятных условий для крупнейших кланов, создание им преимуществ перед всеми другими участниками политической и экономической жизни. Кланы — это закрытые теневые группы бизнесменов, политиков, бюрократов, работников правоохранительных органов, иногда представителей организованной преступности. Они объединены деловыми интересами и неформальными отношениями. Наличие таких кланов — главное отличие России от стран с конкурентным рынком,  где главную роль играют независимые предприниматели, конкурирующие между собой.