Катастрофы
26 сентября 2020 г.
Прямая речь
31 ИЮЛЯ 2019

Михаил Крейндлин, «Гринпис»:

Это не самые большие лесные пожары в Сибири за последние годы. Такое внимание приковано к ним именно сейчас, потому что дым дошёл до крупных городов, где много активного населения. Но сейчас потушить пожары уже невозможно. Остаётся только снижать тот вред, который они наносят, предотвращать угрозу населённым пунктам, снижать уровень задымления. Кроме того, надо помнить, что существуют природоохранные зоны и заповедники, которые также надо защищать.

Долгосрочные последствия от этих пожаров пока оценить невозможно, потому что у нас нет информации о том, какие именно это пожары. Одно дело, если они верховые, другое — низовые. От них разный ущерб и разные последствия. При верховом пожаре полностью гибнет лес и всё, что в нём есть. Из-за того, что это труднодоступная территория, вряд ли кто-то будет заниматься там специальным лесовосстановлением. Оно, конечно, будет происходить и само, но поскольку это север, то произойдёт это лет через 200-300.

С низовыми пожарами немного проще, потому что от них погибают не все леса. Однако в настоящий момент однозначно сказать невозможно. Власти считают ущерб, но они считают ущерб только от древесины, а это далеко не всё, на что пожары влияют. Чисто экономический ущерб — лишь часть проблемы, экологические последствия гораздо серьёзнее.

Если говорить о каких-то международных договорах, которые обязали бы Россию бороться с этими пожарами, то мы подписали, правда не ратифицировав, Парижские соглашения, которые могли бы обязывать предотвращать появление такого количества дыма. Но там конкретно пожары и их влияние на климат отражены не очень хорошо. Кроме того, существует Конвенция о биологическом разнообразии, но она очень неконкретная. В ней содержатся положения о необходимости сохранения территорий, не затронутых хозяйственной деятельностью, но, в отличие от Парижских соглашений, там нет количественных обязательств.

Леонид Гозман, политик, президент движения «Союз правых сил»:

Власти опасаются протестов в центре и значительно меньше опасаются протестов в регионах, из-за чего и позволяют себе игнорировать даже такие очевидные проблемы. Их приоритет — сохранение власти и всего, что с ней связано, то есть возможности беспрепятственно грабить, которую они себе присвоили. И в этом смысле протесты в Москве и Петербурге для них гораздо менее опасны, чем в Сибири.

Кроме того, они не умеют тушить пожары. Они вообще ничего не умеют делать, они предельно неэффективны. Даже ракеты падают, хотя сколько туда денег вбухали! Они просто малопрофессиональны. Разогнать людей не сложно, нагнал мордоворотов в Москву отовсюду, они там машут палками. А тушить пожар — дело профессиональное, но профессионалов ни в какой сфере не осталось. Везде идёт отрицательный отбор. То есть им, во-первых, плевать, а во-вторых, они не умеют.

Кроме того, говорят, что весь Дальний Восток сейчас отдают китайцам, так что, может быть, тут есть ещё и следование приказу товарища Сталина — «сжигать, чтобы врагу не досталось».







Прямая речь
18 НОЯБРЯ 2013

Олег Смирнов, председатель комиссии по гражданской авиации общественного совета Ространснадзора:

Этот случай говорит о том, что уход на второй круг осуществлялся таким неправильным образом, что это случилось. Уход на второй круг — это очень непростая летная процедура, но она выполняется в штатном режиме, если этому экипаж обучен на данном типе самолета — и теоретически, и на тренажере, и на самолете. Но самолет от самолета значительно отличается, особенно в методике ухода на второй круг. И когда уходишь на второй круг, самолет продолжает по инерции снижаться. И надо так уходить, чтобы знать, на сколько ты снизишься, что ты ничем не заденешь бетон или землю.

Александр Старовойтов, заместитель председателя комитета Госдумы по транспорту:

Я считаю, что это все-таки ошибка пилотирования. Значит, квалификации пилота не хватило, чтобы зайти на посадку. Потому что действительно у нас в России есть огромная нехватка первых пилотов, хотя компании как-то выкручиваются, находят этих первых пилотов, у которых есть достаточное количество налета. Грешить на технику я все-таки не склонен. Что касается метеоусловий, да, возможно, они могли послужить причиной. Но, опять же, я считаю, что в топливном баке достаточное количество топлива, чтобы имелась возможность зайти на запасной круг, на второй, на третий круг, это никаким образом не могло бы повлиять на нормальную посадку. Аэропорт оборудован по последнему слову техники, это показала Универсиада в Казани. И на ошибку диспетчера здесь тоже грешить не стоит.

Анатолий Кнышов, летчик:

Это вполне нормальная погода для захода на посадку. Но дальше мы не знаем относительно посадочных систем, которые на земле. Все ли они были в рабочем состоянии, с одной стороны. А с другой стороны — работали ли такие самолетные системы, которые позволяют экипажу ориентироваться и иметь ту необходимую информацию, которая позволит благополучно и надежно заходить на посадку.

Валерий Шелковников, президент консультативно-аналитического агентства "Безопасность полетов":

23 года — это много. Сейчас авиакомпании российские все пытаются менять самолеты на новые. Когда был Советский Союз, было 15, максимум 17 лет. Сейчас эксплуатируют и больше, но при тщательном осмотре этого самолета, обслуживании и так далее. Но не надо сразу грешить на самолет. Помните, была катастрофа в Петрозаводске? Самолет Ту-134, ему было 38 лет. Он был в прекрасном состоянии, была только ошибка пилота.

Александр Сидякин, депутат Госдумы от Татарстана:

Многие мои коллеги воздерживались от полетов авиакомпанией "Татарстан". Там действительно парк самолетов оставлял желать лучшего. Я помню, зашел один раз мыть руки — мыльница оторвалась. Все пластиковые панели все время дрожали, вибрировали. Конечно, было неприятно. Но я понимаю, что это, наверное, вопрос визуального восприятия самолета. Наверное, есть специалисты, которые его каждый раз перед вылетом осматривают и проверяют. Как эксперты говорят, 23 года — это, в принципе, и не возраст для самолета. Но в любом случае, это трагедия. Я так понимаю, что совокупность факторов — и погодные факторы, и ошибка пилота. Я думаю, что мы пригласим представителя Росавиации на правительственный час. Всегда Госдума реагирует на подобные происшествия вызовом профильных чиновников. Я думаю, в этот раз будет такая же история. Важно, чтобы мы каждый раз делали выводы, которые в конечном итоге приводили к тому, чтобы катастроф становилось меньше, или вообще они исчезали из ленты новостей.

Прямая речь
15 ИЮЛЯ 2014

Ольга Романова, кандидат в депутаты Мосгордумы, исполнительный директор проекта «Русь сидящая»:

Комментировать произошедшее очень сложно по многим причинам — хотя бы потому, что расследования причин трагедии ещё не было. Но уже ясно, что независимая комиссия, созданная мэром Собяниным во главе с Петром Бирюковым, не выглядит абсолютно независимой. Кроме того, уже сегодня появились сканы писем ряда уважаемых и известных людей в правительство Москвы по поводу происходящего именно на этом перегоне, а также ответы чиновников примерно двухнедельной давности, свидетельствующие о том, что проблему замечали все. При этом сегодня также обнародована переписка профсоюза машинистов метрополитена с правительством города, говорящая о том, что повышенной бдительности в метро не было.

Особый интерес вызывает «вброс», осуществлённыйLifeNews.Как известно, этот канал ничего просто так не делает, и когда они долго и упорно повторяют, что господин Беседин, начальник московского метрополитена, не собирается прерывать свой отпуск, в то время как именно это он и сделал, становится ясно, что ритуальная жертва уже выбрана и будет принесена. Ею станет не руководитель департамента транспорта Максим Лексутов или кто-то другой, а именно глава метрополитена.

Мы все каждый день и каждый час сталкиваемся с политикой правительства Москвы и, конкретно, транспортного департамента, в соответствии с которой автомобили как таковые выживаются из города, прежде всего из центра. Людей любыми средствами пересаживают на велосипеды или на общественный транспорт. Само по себе это очень хорошо, такие начинания можно только приветствовать, но проблемами безопасности при этом никто не занимается.

И сейчас я очень боюсь, что в итоге стрелки будут переведены на каких-нибудь террористов, скорее всего — бандеровцев, возможно, с каким-нибудь подозрительным, западенским, паспортом. Очень страшно, что опять будут «распятые младенцы на доске объявлений». Это, наверное, самое страшное, что может произойти в ближайшее время и, к сожалению, весьма вероятное. Мы можем увидеть это уже завтра, в крайнем случае в вестях недели.

Прямая речь
23 СЕНТЯБРЯ 2014

Алексей Ходяков, профессор биологии (США):

Специалисты сходятся на том, что западный мир лихорадка Эбола не затронет. Эта болезнь не очень заразна. Она передаётся только при прямом контакте с различными телесными жидкостями, поэтому её распространение идёт в основном через людей, которые ухаживают за больными. Просто в Африке нет госпиталей, которые позволяют изолировать популяцию. Так что если Эбола не мутирует и не начнёт передаваться воздушно-капельным путём, то хотя появление отдельных случаев в Европе неизбежно, но эпидемии наподобие африканской не случится.

В принципе мутация произойдёт без всякого сомнения, вопрос только в том — когда. Этот вирус не так хорошо знают, поэтому сказать точно нельзя. Вероятность могут оценить только те люди, которые работают с ним непосредственно.

Вообще то, что Эбола — страшное заболевание, было известно всегда. Геморрагическая лихорадка — это самое жуткое, что можно придумать, человек исходит внутренними кровотечениями. И высокая летальность также не является сюрпризом. Уникальность нынешней ситуации заключается в том, что это первая нелокализованная эпидемия. До этого они всегда возникали в отдельных деревнях, а нынешняя вспышка началась на пересечении дорог между тремя разными государствами, так что вирус быстро «растащили». Все давно ждали такую эпидемию, и она случилась.

Однако вакцина уже есть. У людей, которые эту болезнь перенесли, в крови присутствует антитела, очень активно подавляющие вирус. Именно из-за этого появляются жуткие истории о том, что кровь выздоровевших людей продают: нынешняя вакцина, уже использовавшаяся в Америке и Великобритании, чтобы вылечить несколько человек, создана на основе этих антител. При этом дальнейшей разработке вакцины сейчас дан «зелёный свет», и появится она в течение месяцев. Но наработать её к нынешней эпидемии не успеют, она просто закончится. Обычно такая работа занимает годы, но сейчас были сняты определённые барьеры, изменены условия тестирования, даны дополнительные средства. Всё сделано для того, чтобы вакцина появилась максимально быстро, хотя всё равно речь идёт о будущем.

Строго говоря, и летальность Эболы так высока только в условиях отсутствия ухода за больными. 60% — это показатель Африки, а если помещать больных в реанимацию,что, конечно, стоит больших денег, то летальность сильно уменьшается.

Появление вакцины на Западе автоматически будет означать её появление и в России. В России также не стоит опасаться катастрофы с Эболой, поскольку эпидемиологическое состояние здесь не африканское. В Сьерра-Леоне ввели трёхдневный карантин, остановив всю жизнь в стране, потому что больных не могут выловить. Они убегают, боятся врачей. Кроме того, там есть культурная установка, что за больным ухаживают члены его семьи, которые и становятся следующей волной пациентами. А если выявлять и изолировать их на ранних этапах, то эпидемия загнётся. Именно поэтому в США никакой паники нет, все комментарии специалистов сводятся к тому, что отдельные случаи будут, но в условиях цивилизованного мира эпидемии не случится. Если вы летите в самолёте с больным Эболой и не обмениваетесь с ним телесными жидкостями вроде слюны, то ничего страшного не произойдёт. А если лететь в самолёте с больным гриппом, то вероятность заболеть высока.

Евгения Правдолюбова, биолог:

Смертность у больных этой лихорадкой очень высокая, болезнь проходит тяжело, и очень высока заболеваемость. В России была история, когда женщина, изучавшая этот вирус, уколола себе палец иглой и в результате умерла от лихорадки. К счастью, Эбола встречается в очень небольшом очаге, видимо, в зоне распространения популяции каких-то животных, откуда она время от времени вырывается к людям. Но, как правило, за пределы африканских стран болезнь не распространяется. Хотя отдельные люди в Европе и Америки заболевают, этого недостаточно для того, чтобы началась эпидемия.

Так что шансы на распространение лихорадки Эбола не очень велики, просто потому, что нет большого потока людей из африканских стран, где присутствует постоянный очаг этого заболевания. Даже если один человек заболеет и заразит двух-трёх других, дальше это не пойдёт. В Америке, во-первых, уход получше, кроме того, врачи там принимают меры, чтобы не заразиться. А в Африке так много людей, в основном женщин, заболевают и умирают потому, что они ухаживают за родственниками без всяких средств защиты. Так что, хотя Всемирная организация здравоохранения считает, что опасность распространения Эболы есть, это может случиться только в случае, если приедет сразу много больных людей из африканских стран и они успеют заразить ещё по десятку здесь, до того как их обнаружат врачи.

При этом в Канаде почти что готова вакцина. Она могла бы быть уже закончена, но на Западе спонсировать исследования в этой области сейчас не очень интересно как раз потому, что они не так нужны. Если случится рост заболеваемости — то вакцины доделают быстро, принципиальных сложностей с этим нет.

Прямая речь
22 ОКТЯБРЯ 2014

Лев Рубинштейн, поэт, публицист:

С одной стороны, особой связи между патриотизмом и раздолбайством нет. Потому что истории, подобные той, что произошла во Внуково, могут случиться где угодно и когда угодно. Но, с другой стороны, эту связь можно установить, если учесть, что в риторике наших «патриотов» особую роль играют так называемые «традиционные ценности». И в реестре этих ценностей раздолбайство занимает одно из первых мест. Это уж точно старая добрая традиция.

Сергей Цыпляев, президент фонда «Республика»:

Это — никакой не патриотизм, а просто показуха. Такой «ура-патриотизм» к настоящему никакого отношения не имеет. Настоящий патриотизм в том и заключается, чтобы человек изо всех сил работает на страну и на обществе, а если у него вместо работы одно сплошное разгильдяйство, то это анти-патриотизм. Разгильдяйство — это вообще первая версия, которая возникает у нас, когда происходят такого рода события, и только если её удаётся отмести, можно обсуждать уже другие варианты, теории заговоров и так далее. А разгильдяйство с патриотизмом несовместимы, может быть либо одно, либо другое.

Прямая речь
13 АВГУСТА 2015

Виктор Литовкин, военный обозреватель ТАСС, полковник в отставке:

Не думаю, что кто-то сильно верит во вторую подводную лодку и подобные вещи. Версий было много, но понятно, что это не другое судно. Просто авария. По крайней мере, я сам никогда не верил и не писал о другой подлодке.

И не думаю, что в этом было много политиканства. Всё-таки чужие подводные ложки в наших зонах боевой подготовки действительно ходят, я сам на севере стал свидетелем столкновения нашей подлодки с американской под названием «Батон-руж». Так что подобная версия имела право на существование, хотя столкновение не могло быть таким сильным, чтобы лодка погибла, особенно такая большая, как «Курск». Тем более невозможно поверить, что в неё стреляли, о чём говорили некоторые. Конечно, 15 лет спустя сложно говорить, почему выдвигаются какие-то версии, но, когда остается неизвестность, всегда появляются разные догадки, как сейчас в истории с малазийским «Боингом».

Сергей Цыпляев, президент фонда развития республиканских традиций «Республика» (Republica):

Сейчас версия о чужой подлодке точно так же звучала бы. Скорее всего даже ещё громче, с учётом происходящих в настоящий момент событий. Но, в общем, ничего бы не изменилось. Глубоко сидящие привычки во всём видеть происки врагов были тогда и никуда не делись. Такие идеи возникают всякий раз, когда нужно отвечать на неприятные вопросы.

Мы помним, как руководитель Роскосмоса объяснял, почему теряется связь с нашими спутниками. Так как она, почему-то, всё время пропадает, когда спутник находится на противоположной стороне Земли, то, конечно, виноваты американцы, опять нарушают функционирование наших спутников. Это вековечная вещь: виноваты все, кроме нас.

Но вряд ли это привело бы к каким-то практическим шагам. Власти уже по полной «наедаются» последствиями продуктовых санкций, так что на какие-то кардинальные меры они бы не пошли. Но сама версия звучала бы гораздо громче, более отвязно и решительно.

Алексей Арбатов, политолог:

Если бы эта трагедия произошла сейчас, то власть с гораздо большим трудом отказался бы от версии, что в произошедшем виновата чужая по