Путин и общество
24 октября 2019 г.
Кастовое общество развитого путинизма



«Встречаем отряд специального назначения детского сада 15 «Казачок», — ликующим голосом объявляет комментатор парадного шествия малышей, одетых в советскую военную форму. Парад дошкольных войск состоялся 6.05.2019. Его принимал глава Пятигорска Андрей Скрипник в сопровождении прочего городского начальства. Этот парад получил широкое освещение в медиа не потому, что кого-то удивил или возмутил сам факт принуждения дошколят к участию в военно-политическом шоу. Сотрудники СМИ заметили, что дети в форме красноармейцев несут модели американского автомата М16, и только это несоответствие привлекло их внимание.





Сам же парад детсадовского спецназа — это рутина путинской России. Чем раньше начинается патриотическое воспитание — тем здоровее общество», — объяснила глава управления образования администрации Пятигорска Наталья Васютина. Идеи Натальи Васютиной уже пошли в широкие народные массы, и родители укладывают грудных младенцев в коляски, стилизованные под танки, БМП и прочую военную технику. Будущее пушечное мясо империи должно впитывать свою судьбу с материнским молоком.

Либеральные фантазеры и романтики любят сравнивать путинскую Россию с оруэлловской Океанией, описанной в антиутопии «1984». Действительно, и в том и в другом случае речь идет о кастовом обществе. Но с зеркальной геометрией свободы. Оруэлловская низшая каста, «пролы», — свободны. В отличие от оруэлловской высшей касты — «партийцев». Помните: «Лозунг партии гласит: “Пролы и животные свободны”». Пролы должны трудиться и размножаться, а чем они заняты — неважно. А в среде высшей касты, «партийцев», царит тотальная несвобода.

В путинской России свобода распределена зеркально по отношению к оруэлловской антиутопии. Для популяции россиян существует масса запретов и ограничений, их с младых ногтей пытаются приучить к хождению строем. Для правящей касты чиновников есть только одно ограничение — лояльность к первому лицу и вышестоящему начальству. В остальном — практически полная свобода. Никаких ограничений. Эту свободу обеспечивают, прежде всего, шальные деньги, которые на детей чиновников обрушиваются с самого раннего возраста.

«Ъ» подвел итоги декларационной кампании российских чиновников и обнаружил, что их дети, едва научившись говорить, зарабатывают миллионы и умудряются приобретать недвижимость, в том числе и за рубежом.

Ребенок сенатора Евгения Бушмина третий год подряд «зарабатывает» по 1,5 миллиона рублей и успел «приобрести» квартиру в 72,7 кв. м. Еще выше доходы ребенка депутата Госдумы от «Единой России» Елены Серовой — 2,866 миллиона рублей. Ребенок сенатора Александра Бабакова владеет квартирой 250 кв. м в Бельгии, у несовершеннолетних детей министра имущественных отношений Ставропольского края Алексея Газарова есть дом 160 кв. м в Канаде и т.д.

Лозунг «Все лучшее — детям!», который при советской власти совершенно незаслуженно приписывался Ленину и стал некой моральной заповедью, в путинской России трансформировался во внешне похожий девиз: «Все наворованное — своим детям!». Ключевое слово — «своим». Тут важное отличие не столько от СССР с его декларировавшимися, но никогда не соблюдавшимися принципами равенства и справедливости, сколько от «мира капитала», в котором, как нас учили, «все пропитано чистоганом», а эти ужасные капиталисты, они же «при 100-процентной прибыли попирают все законы, а при 300-процентной нет такого преступления…», ну, короче, вы все помните.

В 2010 году два самых богатых человека планеты, Билл Гейтс и Уоррен Баффет, учредили фонд «Клятва дарения». Вступившие в фонд обязуются большую часть своего состояния не завещать детям и родственникам, а передать на благотворительность. Билл Гейтс пояснил, что его дети не получат миллиардов, зато у них будет хорошее образование и они смогут работать и обеспечивать себя сами. К «Клятве дарения» присоединились Дэвид Рокфеллер, Илон Маск, Марк Цукерберг, Майкл Блумберг и еще свыше ста самых богатых людей из разных стран.

Среди российских чиновников тоже есть очень богатые люди, но ни одному из них не пришла в голову мысль последовать примеру Гейтса и Баффета. Принципиальная разница между подписантами «Клятвы дарения» и российскими чиновниками в том, что первые свои миллиарды заработали, а вторые — украли. Поэтому и для своих детей они хотят разного будущего. В одном случае это счастье свободного творческого труда, в другом — тупое прожирание папиных наворованных капиталов. Первый путь — это история с продолжением, второй — просто тупик.

 
Фото: официальный сайт "Город-курорт — Пятигорск"













  • Николай Сванидзе: Это прямая угроза обществу: не выходить на улицу, не поднимать глаз, стоять — бояться.

  • "Коммерсант": Общественность отбивает одних фигурантов, правоохранители возбуждают дела против других

  • Ivan Babitski: Россией правят люди... жестокие без решительности, хитрые без ума... Выбрать себе настолько безупречную жертву, как Котов, чтобы продемонстрировать всем подчёркнуто бессмысленную жестокость...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Плевок
15 ОКТЯБРЯ 2019 // ГЕОРГИЙ САТАРОВ
Это всем нам. В лицо, смачно, глумливо, с чувством полной безнаказанности. Даже не плюнули, а харкнули. И ждут, что мы скажем спасибо, что пока не «размазали нашу печень по асфальту», как обещал милейший Песков. Плюнули учителям, политологам, членам РАН, юристам, студентам, актерам, затаившимся в коридорах власти системным либералам, благодаря которым, как гласит молва, мы наблюдали недавно легкое ослабление бульдожьей хватки Левиафана. Абсурдные, антиправовые, мстительные приговоры пошли по всей стране. Теперь невиновные в судах получают больше, чем убийцы, насильники и коррупционеры. И все только ради того, чтобы они могли спать немного спокойнее.
Прямая речь
15 ОКТЯБРЯ 2019
Николай Сванидзе: Это прямая угроза обществу: не выходить на улицу, не поднимать глаз, стоять — бояться.
В СМИ
15 ОКТЯБРЯ 2019
"Коммерсант": Общественность отбивает одних фигурантов, правоохранители возбуждают дела против других
В блогах
15 ОКТЯБРЯ 2019
Ivan Babitski: Россией правят люди... жестокие без решительности, хитрые без ума... Выбрать себе настолько безупречную жертву, как Котов, чтобы продемонстрировать всем подчёркнуто бессмысленную жестокость...
Путинская оттепель с метелью и обморожениями
9 ОКТЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«У вас там что, оттепель?» — с этого вопроса начинают интервью практически все иностранные корреспонденты, интересующиеся тем, что происходит в России. В ответ на недоуменное пожатие плеч зарубежные коллеги настаивают: «Ну, вот же Голунова освободили, Устинов на свободе. А Мосгорсуд отменил приговор фигуранту “Нового величия” Павлу Ребровскому и отпустил его под подписку. Оттепель же!». Дьявол, как обычно, в деталях, а путинская оттепель при ближайшем рассмотрении… Впрочем, по порядку. Павел Ребровский заключил досудебное соглашение со следствием и дал показания против других обвиняемых по делу «Нового величия», так как поддался на шантаж следователя...
Прямая речь
9 ОКТЯБРЯ 2019
Леонид Гозман: Это никакая не «оттепель». Когда говорят об оттепели, подразумевают осознанную политику.
В СМИ
9 ОКТЯБРЯ 2019
Общая газета: Московская полиция через суд намерена отсудить у Алексея Навального и других оппозиционеров 18 млн рублей из-за протестных акций, которые прошли в столице в июле и августе.
В блогах
9 ОКТЯБРЯ 2019
Кирилл Еськов: Именно так и поступали в НАЦИСТСКОЙ ГЕРМАНИИ: семье казненного присылали счет за _услуги_ палача плюс стоимость веревки.
Суд в Ростове вовсе не показательный, а вполне типичный
7 ОКТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшую пятницу Ростовский областной суд приговорил двух фигурантов дела о «подготовке к организации массовых беспорядков и участию в них» к шести с половиной годам лишения свободы. Следующие несколько лет, если апелляционная инстанция не встанет на сторону осужденных (так и хочется написать — «пострадавших»), Владислав Мордасов и Ян Сидоров проведут в заключении. Их «сообщник» Вячеслав Шамшин получил три года условно. Сразу надо оговориться, что беспрецедентным в этом деле, которое длилось без малого два года, является только жестокость наказание.
Прямая речь
7 ОКТЯБРЯ 2019
Зоя Светова: В московских СМИ внимания к этому делу было мало, хотя Ростов-на-Дону не так далеко, мы видим, что о деле самой Шевченко говорили много с самого начала, и, может быть, это ей помогло.