В оппозиции
21 августа 2019 г.
Репрессии властей должны натыкаться на сопротивление граждан
11 ФЕВРАЛЯ 2019, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН



По данным информационных агентств, в минувшее воскресенье Марш разгневанных матерей прошел более, чем в двух десятках российских городов. Наиболее массовые и заметные акции состоялись в Москве и Санкт-Петербурге, но люди стояли в пикетах и во Владимире, и в Орле, и в Ростове. В первой столице по бульварам от Новопушкинского сквера до Кропоткинской прошло около тысячи демонстрантов. Если в Москве полиция вела себя достаточно лояльно и спокойно (было задержано всего несколько человек, в основном, после провокаций прокремлевских активистов), то в Питере стражи порядка реагировали жестче. Однако в любом случае можно констатировать, что приказов на разгон манифестаций силовики десятого февраля очевидным образом не получали. Скорее даже наоборот – я стал свидетелем нескольких эпизодов, когда полицейские перекрывали проезжую часть, чтобы манифестанты могли беспрепятственно двигаться по заранее объявленному маршруту, и вели они себя при этом крайне вежливо и предупредительно.  А между тем, важно отметить, что акции в поддержку российских политзаключенных (прежде всего – Анастасии Шевченко, впервые в истории отечественного правосудия привлеченной в Ростове к уголовной ответственности «за участие в деятельности нежелательной организации»), уведомления на проведение которых были своевременно поданы в соответствующие городские службы, согласований так и не получили.



На первый взгляд, в действиях властей отсутствует какая бы то ни было логика. Ну, в самом деле – если вы изначально не собирались жестко разгонять несанкционированную акцию, то в чем был смысл ее запрещать? К чему создавать прецедент, ставящий под сомнение необходимость в принципе обращаться к властям за какими-то разрешениями? А зачем выспрашивать дозволения, если и так можно беспрепятственно и фактически без потерь осуществить запланированное? Оптимистичные предположения, что они уже якобы дрогнули и не решаются чересчур агрессивно реагировать на мирный уличный проест, оставим за скобками. Мне представляется, что дело все же в другом. Думаю, в данный момент власти заняты глубоким мониторингом общественных настроений в преддверии разрастания социально-экономического кризиса. И нынешняя их частичная «гуманизация» связана как раз с этим процессом. При этом отметим, что в целом по стране идет жесточайшая зачистка всего регионального оппозиционного актива, включающая в себя возбуждение уголовных дел по вроде бы «спящим» статьям. Тут, помимо уже упомянутого уголовного преследования Анастасии Шевченко, следует вспомнить и дело активиста «Солидарности» Вячеслава Егорова, который сидит в Коломне под домашним арестом по так называемой «дадинской статье» (многократные нарушения в ходе проведения уличных акций), и совсем свежую историю про возбуждение уголовного дела против псковской журналистки Светланы Прокопьевой за якобы имевшее место в одном из ее публичных выступлений «оправдание терроризма»…

ТАСС

Но, как бы на данном этапе ни развивались отношения власти и общества, мне кажется, важно помнить о том, что единственным эффективным ответом на репрессии силовиков остается массовый выход граждан на улицу. Только активизация и эскалация уличного протеста способна переломить ситуацию. Никаких других рычагов давления и инструментов влияния на власть у российского гражданского общества не осталось. Ни избавиться от них, ни хотя бы «принудить к миру» никаким иным способом уже не получится. Чем быстрее общество в целом и политическая оппозиция в частности осознает этот очевидный факт, согласует с ним свою стратегию, тем скорее наступит развязка и тем меньше будут потери…  

 
Фото: 1. Россия. Москва. 10.02.2019. Акция "Марш материнского гнева" в поддержку политзаключенных. Василий Петров    
2. Россия. Москва. 10.02.2019. Участники акции "Марш материнского гнева" в поддержку политзаключенных на Тверском бульваре. Сергей Фадеичев/ТАСС
3. Россия. Москва. 10.02.2019. Участник акции "Марш материнского гнева" в поддержку политзаключенных в Новопушкинском сквере. Сергей Фадеичев/ТАСС












  • Сергей Пархоменко: Абсурдность решения... свидетельствет о том, что система пошла в разнос... Сделана примитивная ставка на то, что всех удастся запугать. Не важно чем.

  • 812'ONLINE: ...Правоохранительные органы пошли в атаку.

  • Александр Кынев: Такое ощущение, что смотришь хронику какой то латино американской диктатуры

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Когда в стране все фейковое, кроме репрессий
25 ИЮЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
«Как только утренний туман рассеялся, перед нашими изумленными взорами предстала ужасающая картина ночного побоища». Итак, краткий итог вчерашней, а отчасти уже и сегодняшней вылазки силовиков, их внезапной атаки на оппозицию.  Алексей Навальный — 30 суток ареста, Марк Гальперин — 30 суток ареста, Константин Котов — 10 суток ареста, Александр Арчагов — 10 суток ареста, Олег Степанов — 8 суток ареста. С ночными обысками нагрянули к Дмитрию Гудкову, Ивану Жданову, Александру Соловьеву и Николаю Баландину. Жданова увезли на допрос прямо с обыска, Гудкову вручили повестку.
Прямая речь
25 ИЮЛЯ 2019
Сергей Пархоменко: Абсурдность решения... свидетельствет о том, что система пошла в разнос... Сделана примитивная ставка на то, что всех удастся запугать. Не важно чем.
В СМИ
25 ИЮЛЯ 2019
812'ONLINE: ...Правоохранительные органы пошли в атаку.
В блогах
25 ИЮЛЯ 2019
Александр Кынев: Такое ощущение, что смотришь хронику какой то латино американской диктатуры
Прямая речь
14 ИЮНЯ 2019
Сергей Пархоменко: У них была абсолютно конкретная техническая задача — сократить количество людей 12-го числа. Никакого долгого замысла тут нет...
В СМИ
14 ИЮНЯ 2019
"Новая газета": Как это часто бывает с нашим гражданским обществом, тактическая, пусть и беспрецедентная победа — прекращение уголовного преследования Ивана Голунова — обернулась расколом.
В блогах
14 ИЮНЯ 2019
Зара Муртазалиева: Вся страна под домашним арестом  
Полицейский реванш и его последствия
13 ИЮНЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Отдадим должное российской власти. В нынешнем своем состоянии она предельно откровенна с «продвинутой» частью общества, она не нуждается в одобрении со стороны интеллигенции и совершенно не собирается с нею «заигрывать». На сей раз надежды на либерализацию прожили меньше суток. Начались они заявлением министра внутренних дел Владимира Колокольцева, который — невиданное в современной России дело — не только сообщил, что все обвинения в отношении журналиста Ивана Голунова снимаются за недоказанностью, но и о том, что инициировано снятие с должности двух полицейских генералов, чьи подчиненные устроили провокацию с подбрасыванием репортеру наркотиков.
Прямая речь
13 ИЮНЯ 2019
Леонид Гозман: Они обиделись, потому что были вынуждены отступить. Отступать — действие неприятное, и за ним последовала реакция.
В СМИ
13 ИЮНЯ 2019
"Ведомости": Признание силовиками своих ошибок не помешало им разогнать марш в поддержку журналиста.