Новое платье Кремля

ТАСС

Официозная пресса и околокремлевские аналитики с плохо скрываемым торжеством пишут о том, что в ближайшие недели состоится то, о чем Путин мечтал последние полтора года. А именно: российско-американский саммит. И из Москвы, и из Вашингтона одна за другой следуют утечки: подготовка к встрече двух президентов идет полным ходом. Интерес публики подогрела публикация в «Вашингтон пост» о том, как сотрудники Трампа саботировали отданное прошлым летом указание хозяина Белого дома о подготовке саммита. Ожидания подогреваются сообщениями: Трамп настаивал на возвращении России в «большую семерку», а еще американский президент убеждал других западных лидеров, что Крым принадлежит России на законных основаниях.

На первый взгляд, это очевидное доказательство того, что западная политика изоляции Москвы не принесла результатов. Российские комментаторы изо всех сил намекают, что встреча Путина и Трампа обречена стать триумфом Кремля, который стоически выдержал давление «враждебных сил». Действительно, наличие Трампа в Белом доме существенно облегчило международное положение России. Еще недавно Путин с его представлениями о мировой политике как о бесконечной игре с нулевым результатом казался безумно устаревшим, задержавшимся в 19 веке. Но на его счастье президентом самой влиятельной страны мира стал человек, придерживающийся сходных взглядов. Не отягощенный к тому же знаниями о чем бы то ни было, включая знания о том, как устроены современные международные отношения. Четверть времени участники G7 посвятили России: отлично, давайте пригласим Путина и выскажем ему в лицо наши претензии. Трампу невдомек, что эту функцию не слишком успешно выполняет Совет Безопасности ООН. Особенность же «большой семерки» в том, что это международный клуб демократических государств, объединенных общими ценностями. Ценностями, которые ничего не значат для Путина. И, как видим, не слишком много для Трампа.

Казалось бы, налицо победа путинской стратегии. Начиная с взятия Крыма в 2014 году, внешнеполитическая стратегия России чрезвычайно проста: мы заставим вас общаться с нами, все время создавая новые проблемы и угрозы. Не хотите прямого военного столкновения в Сирии, чреватого третьей мировой? Значит, придется общаться с Россией. Опасаетесь новой гонки вооружений, которая выглядит неизбежной после презентации Путиным его ядерных мультиков? Развертываем новые переговоры на российских условиях.

Москва заняла столь большое место на переговорах G7 по одной причине: она совершенно сознательно поставила себе целью стать проблемой, а точнее — угрозой для Запада. На наших глазах происходит глобальное перераспределение ролей в мировой политике. Сейчас уместно вспомнить, что в 1990-е Россия, которая решительно отказывалась от советского наследия, искала новое место на международной арене. Именно тогда появилась теория, что Москва могла бы представлять интересы коллективного «цивилизованного мира» в переговорах со странами, которые сначала именовались «изгоями», а потом (в угоду политкорректности) «проблемными государствами»: Северной Кореей, Ираном, Ливией, Йеменом и т.п. Этой теории не суждено было воплотиться в жизнь. Правители-автократы, они кто угодно, только не идиоты. Они предпочитают договариваться сразу с «главным начальником».

ТАСС

Проблема была в том, что президенты США (а только хозяин Белого дома может быть «главным начальником» в глазах «изгоев») брезговали непосредственно вести переговоры с аятоллами и кимами. К тому же никогда нет никаких гарантий, что тебя не надуют. А выглядеть наивным дурачком в глазах избирателей не хотелось. Однако с приходом Трампа все поменялось. Он органически не способен к длинным серьезным переговорам, к сложным компромиссам. Не случайно, вместо таких переговоров по тарифам, он просто начал торговую войну с Китаем. Ему было скучно согласовывать позиции в декларации «семерки». Однако ему позарез нужны внешнеполитические успехи.

Именно поэтому он взял на себя роль главного переговорщика с «изгоями». Важнейшей его победой стала в целом бессмысленная встреча с Ким Чен Ыном. За высокопарными фразами о первой встрече лидеров США и КНДР скрывается «сухой остаток», который уж точно не в пользу США. Единственный конкретный результат – отказ от совместных маневров США и Южной Кореи. То есть выполнение одного из требований Пхеньяна. Взамен – согласие Кима на денуклеаризацию. Но не КНДР, а, внимание, Корейского полуострова. В результате неизбежно возникнет вопрос о наличии ядерного оружия на американских боевых кораблях, которые заходят в южнокорейские порты. Неизбежно встанет вопрос об отказе от политики Пентагона «не отрицать и не подтверждать» факт наличия ядерного оружия на кораблях ВМС. Но все это Трампу невдомек. Главное – эффектная телекартинка.

А теперь настала очередь Путина. Не исключено, что еще одному американскому президенту привидится что-то в глазах хозяина Кремля. Вполне вероятно, что и Путину вслед за Ким Чен Ыном удастся надуть Трампа, который уж точно мало что понимает в стратегических вооружениях и военном балансе. Подозреваю, что именно по этой причине сотрудники Трампа опасались выпускать шефа на встречу с Путиным. Однако даже вероятный тактический выигрыш не может скрыть новой стратегической реальности. Новое платье примерили не только США. Россия окончательно утвердилась в роли главного изгоя планеты, государства, от которого можно ждать только плохого. Именно лидером такого государства обречен быть Путин в трамповском сценарии. И это куда важнее, чем возможные успехи предстоящего саммита…    


1. Вьетнам. Дананг. 11 ноября 2017. Президент России Владимир Путин и президент США Дональд Трамп (слева направо) на первом рабочем заседании в рамках 25-го саммита форума "Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество" (АТЭС). Михаил Климентьев/пресс-служба президента РФ/ТАСС
2. 10.05.2018. Россия. Санкт-Петербург. Продажа сувенирной футболки с изображением президентов России Владимира Путина и США Донольда Трампа. Светлана Холявчук/Интерпресс/ТАСС


 

 

 












  • Михаил Бергер: Пользы от выхода из ОПЕК я не вижу. Возможности наращивать добычу исчисляются несколькими процентами, а снижение цены на 20-30% бьёт несопоставимо больнее.

  • "Ведомости": Геополитические ценовые войны ведут государства, а проигрывают обыватели

  • Никита Белоголовцев: Учитывая, что Сечин обваливает рубль как минимум во второй раз, у них явно что-то личное

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Мы рождены, чтоб кризис сделать былью
10 МАРТА 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Сердце переполнено законной гордостью. Ведь можем, можем, если захотим. Мы не только в состоянии сжечь планету в ядерном пламени, о чем регулярно напоминает «контрпартнерам» Владимир Путин. Мы еще можем вот этими самыми, заскорузлыми, с рождения не мытыми ручонками мировой экономический кризис произвесть. 6 марта, как известно, Россия привела в шок нефтедобывающие государства и, прежде всего Саудовскую Аравию, отказавшись участвовать в ОПЕК+ — добровольном ограничении добычи (что даже в условиях спада, вызванного эпидемией коронавируса, позволяло держать приемлемые цены). Цель выхода Москвы из соглашения была прямая и ясная...
Прямая речь
10 МАРТА 2020
Михаил Бергер: Пользы от выхода из ОПЕК я не вижу. Возможности наращивать добычу исчисляются несколькими процентами, а снижение цены на 20-30% бьёт несопоставимо больнее.
В СМИ
10 МАРТА 2020
"Ведомости": Геополитические ценовые войны ведут государства, а проигрывают обыватели
В блогах
10 МАРТА 2020
Никита Белоголовцев: Учитывая, что Сечин обваливает рубль как минимум во второй раз, у них явно что-то личное
Фантомная любовь к «Ялте»
17 ФЕВРАЛЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В Мюнхене прошла очередная международная конференция по безопасности, которую иногда называют военно-политическим Давосом. Настроения, царившие в эти дни в баварской столице, радужными уж точно не назовешь. Обзор состояния дел в мире, который организаторы готовят к конференции, на сей раз получил название «Westlessness», что можно перевести как «Беззападность». «Мир становится менее западным. Но что еще важнее, менее западным становится сам Запад. Это то, что мы называем "беззападностью"», — с горечью констатируется в докладе. Действительно, ныне коллективный Запад с его институтами и ценностями оказался в глубоком кризисе. 
Прямая речь
17 ФЕВРАЛЯ 2020
Сергей Цыпляев: Разговоры о кризисе всегда гораздо лучше продавались, чем разговоры о чём бы то ни было другом. Не думаю, что это свидетельство какого-то всеобъемлющего кризиса...
В СМИ
17 ФЕВРАЛЯ 2020
«Ведомости»: Заявления президента Турции призваны отвлечь внимание от наращивания турецких сил в Сирии, считают в Москве.
В блогах
17 ФЕВРАЛЯ 2020
serfilatov: Судя по всему, дав такую мощную подачу в Докладе, организаторы Конференции ожидали адекватного ответа политиков...
Россия – Беларусь. Очередной раунд взаимного шантажа
10 ФЕВРАЛЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В самом конце минувшей недели в Сочи прошли многочасовые переговоры между братским руководством двух братских народов. Еще за несколько дней до намеченной встречи Александр Лукашенко принялся, как мог, разогревать публику. В частности, белорусский лидер заявил, что предстоящая встреча «в верхах» – «момент истины». Почему именно так и о какой, собственно говоря, «истине» речь, Александр Григорьевич в разговоре с журналистами уточнять не стал. Просто многозначительно пыхтел и закатывал глаза – дескать, не маленькие, сами должны понимать. В Москве вели себя сдержаннее, излишнего драматизма старались избегать...
Прямая речь
10 ФЕВРАЛЯ 2020
Алексей Макаркин: Россия и Беларусь обречены быть рядом, это касается и нефтяных поставок, и привлекательности российского рынка для белорусских товаров.