В оппозиции
11 июля 2020 г.
Навальный кушает детей

ТАСС

Мы, поколение «перестройки», всегда очень интимно относились к ее политическим целям и продолжению. Поэтому в последующие двадцать-двадцать пять лет мы и в мороз, и в жару ходили на все митинги и демонстрации, как бы опасаясь, что без нас огонь демократии будет потушен. Мы чувствовали личную ответственность за подливание масла в огонь. Слова Макаревича «Но верил я — не все еще пропало,/ Пока не меркнет свет, пока горит свеча» — отнюдь не случайны. Однако годы берут свое, и в семьдесят кричать «Мы тут власть!», «Пока мы едины — мы непобедимы» и петь молодежную песню про свечу — как-то уже стилистически неловко. Тем более что подросло поколение, которое даже не знает, кто такая «бабушка Новодворская».

Была, говорят, такая. В незапамятные времена. Как и все эти прошлые кумиры грендпапиков. Как и вся их хваленая литература, от которой осталось одна лишь литературность, если не сказать вычурность, которая вся умещается на кв. см карты памяти ридера. Двадцатый век ушел, на дворе двадцать первый. И вот вы видите, что рядом с вами уже никого нет из знакомых, одни молодые лица, айфоны, дроны — другая эпоха. Чего хотят, к чему стремятся? — бог весть. Но главное, что уже не надо подливать масла, все начинает разгораться само. Этот огонь поглотит и нас.

И вот вы видите, как в этой новой реальности восходит пылающая звезда «Навальный». Не очень удобная звезда, не очень добрая звезда, не очень «наша», но и нельзя сказать, что совсем «не наша». Как раньше мы говорили, что у нас есть только «танк Горбачев» (который сам, в общем-то, и не предполагал, что демонтирует СССР), новое время может сказать про себя, что у него есть «танк Навальный».

Навальный развернул сеть штабов по стране, что до него не сделал никто. Имеет собственные медиа, собственных ассанжей, которые вместе с коллегами мониторят сведения о собственности чиновников-патриотов из системы распределения бюджета, и, видимо, имеет какие-то средства на политику. Как так получилось, что человек без номенклатурного статуса занял такую нишу, вопрос особый, но так получилось, и теперь все вынуждены с этим считаться.

По сути, «Навальный» стал тем инструментом, который бог знает кем вставлен в секретный паз. Повернешь — путинская империя возьми да и рассыпься. Вытащишь — она все равно рассыплется, потому что исчезнет скрепа. Оставишь на месте — рассыплется однажды после дождичка в четверг. Одна из причин, почему с ним не делают ничего особо криминального.

Но что можно с ним сделать, если не убить, как Немцова? Чуть-чуть оболгать. Или заставить приревновать к нему других достойных оппозиционеров. Типа не очень умен. Сырая программа. Готов разрушать, но не знает, что строить. Крым у него бутерброд. Кушает маленьких детей.

Слышу (внутренним слухом), люди думают: чего этот хрен Навальный устраивает Болотную-2? Опять будут посадки, сломанные жизни, а Путин прекрасно себе коронуется и даже оставит Медведева премьером после всех панических прогнозов о грядущем десанте либералов. В этом есть доля правды: «протест Навального» идет без позитивной программы. Да и опрокинуть власть в центре империи при такой концентрации стянутых сюда центурионов вряд ли реально. Опрокинув власть, если так когда-нибудь случится, люди действительно не будут знать, что делать дальше, потому что никто не подготовил, потому что политическая ситуация всегда опережает ее осознание.

Но... Навального выдвинуло дурацкое время. Не было бы этого конкретного Навального, был бы другой Навальный. Подрастает поколение, постепенно обучающееся перешагивать через порог личной безопасности. Так происходит во всех странах, в которых папики съели будущее молодых, — здесь же с опозданием, помноженным на культуру крепостного права, усталость, то есть медленней. Плешивый царизм у нас все время выигрывает, но его трагедия (или комедия) в том, что он не может выиграть всю партию, как бы все у него ни было хорошо организовано. Так или иначе, его часы подходят к полночи и историческая оценка ему уже вынесена. Шакалы (а все мы немножко шакалы) это чувствуют и буквально несут «Навального» на руках, типа «Веди!». Навальный даже уже и не подходит к этим площадям — его свинчивают раньше, — но все само собирается, как лавина. Это называется «неотвратимость».

Особое изобретение с другой стороны — «Навальный и дети». По какой-то причине на акциях Навального оказывается много школьников. И вот покатилось из поста в пост, из статьи в статью: «Навальный прячется за спинами детей», «Навальный соблазняет их посулами». Тем временем соблазненных посулами детей государство, надо понимать, сломает и отправит в лагеря без особых сожалений. Но к Левиафану претензий как бы никогда нет, а Навальный «снова сбежит с баррикад» и будет кататься, как сыр в масле на американский деньги. (Образ, правду сказать, совершенно лишённый визуального содержания.) Да и весь он по сути проект Кремля, какого-то ляду устроившего казачью свалку накануне инаугурации. (Публицист Мильштейн предположил, что казаки с нагайками – это был прекрасный зеркальный ответ на лозунг «Он нам не царь». Царь, царь, он вам царь!) А может, одновременно и американский проект. В общем, Навальный кушает детей.

Апеллирование к будущему детей — идеологический рудимент советского прошлого, когда будущее планировалось централизованно, а гипсовые дети что-то изображали на пьедестале. Все людоеды держали на руках по ребенку и делали им «коровку бодучую». В современной же политике, если честно, нет дела до отдельных детей, кошек, собак, мышей, женщин и стариков как культовых сущностей. Навальный решает утилитарную задачу по опрокидыванию власти и предъявляет 5 мая образ ее нелегитимности. Власть решает утилитарную задачу: как притушить самого Навального. А дети, их родители, женщины и старики вольны в этом участвовать или не участвовать. Но, естественно, и оппозиции, и режиму важно ускоренно «обучить» молодежь. Через «гитлерюгенд» ли или через СИЗО.

Цинично? Но кто пишет о «спрятались за детьми», наверное, думает, что у нас с режимом рыцарское соглашение. Если пленные, то их везут в обозах с красным крестом. Если старушки, то их переводят через дорогу полиционеры. Детям раздают мороженое из заменителя молочного жира и оберегают от опасной политики. На самом деле это не так — детей кушает именно государство, лишая будущего. Неглупые дети это начинают понимать достаточно рано, особенно накануне призыва в армию. И у дверей толпятся политические вербовщики.

Надо еще отметить, что государство, которое вы собирались застыдить белой ленточкой и поразить независимым подсчетом голосов на выборах, стыдиться совершенно не собирается, как не собирается и играть по правилам. Постепенно отказывается и от камуфляжа. Правила давно побоку. Казаки с нагайками — один из примеров тому. Пятая инаугурация — другой. Не Навальный, а это — настоящая школа жизни молодых, настоящие «мои университеты».

Фото: Celestino Arce/Zuma\TASS












  • Зоя Светова: Его смерть в какой-то степени – это логичное завершение его жизни, потому что это был маленький человек, который в одиночку противостоял громадной системе подавления. 

  • Коммерсант: Российский активист и правозащитник Сергей Мохнаткин умер в возрасте 66 лет, сообщил писатель Виктор Шендерович в Facebook. 

  • Екатерина Барабаш: Последние годы его жизни — это история карательной системы России, рассказанная на примере одного человека.

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Они опять убили хорошего человека
29 МАЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувший четверг в реанимации одной из московских больниц скончался, как теперь справедливо пишут, правозащитник Сергей Мохнаткин. Про людей, которые ушли из жизни на больничной койке, обычно говорят «умер своей смертью». Про Мохнаткина такого никак не скажешь. Он умер точно не своей смертью. Он был забит до смерти различными представителями российской власти, которые эту экзекуцию растянули на десять лет. Его забивали судьи в залах для судебных заседаний, сотрудники полиции в автозаках и отделах, вертухаи в зонах, на этапах и пересылках. 
Прямая речь
29 МАЯ 2020
Зоя Светова: Его смерть в какой-то степени – это логичное завершение его жизни, потому что это был маленький человек, который в одиночку противостоял громадной системе подавления. 
В СМИ
29 МАЯ 2020
Коммерсант: Российский активист и правозащитник Сергей Мохнаткин умер в возрасте 66 лет, сообщил писатель Виктор Шендерович в Facebook. 
В блогах
29 МАЯ 2020
Екатерина Барабаш: Последние годы его жизни — это история карательной системы России, рассказанная на примере одного человека.  
Сопротивление обнулению
13 МАРТА 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Вопреки мнению многочисленных резонеров и пикейных жилетов, то, что произошло, 10.03.2020 является поворотным пунктом в истории российской государственности и, несомненно, будет иметь долговременные последствия. По сути, произошел тысячелетний провал во времени, возврат к архаичным временам, когда легитимность власти полностью воплощалась в «сакральном» теле одного человека, который уже не метафорически, а юридически стал источником власти. Холуйская фраза Володина о том, что «Россия – это Путин, Путин – это Россия», закреплена в Конституции, которая в этот момент исчезла из юридического поля, превратившись в кусок использованной туалетной бумаги.
Прямая речь
13 МАРТА 2020
Андрей Колесников: Не потому, что гражданское общество слепо или неактивно, а потому что всем очевидно: протесты заведомо не могут достичь своей цели.
В СМИ
13 МАРТА 2020
"Эхо Москвы": ...сегодня в акции приняли участие более сорока человек, в очереди еще около шестидесяти. Среди плакатов, которые принесли участники – «Обнуляй и властвуй»...
В блогах
13 МАРТА 2020
Abbas Gallyamov: ...оппозиции имеет смысл присмотреться к сенатору Мархаеву, подавшему сегодня в верхней палате единственный голос против кремлевского конституционного пакета.
Марш Немцова прошел. Неделя консолидации закончилась
2 МАРТА 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Надо сказать, что в этот раз и власти, и оппозиция ожидали, что народу на акцию, приуроченную к пятой годовщине убийства Бориса Немцова, придет много. За год в России чего только не произошло, а последние инициативы Кремля по улучшению отечественной Конституции взбудоражили общественность не на шутку. И, учитывая, что Марш Немцова — это всегда политическая акция даже в большей степени, чем мемориальная, надежды на то, что численность демонстрантов приблизится к стандартам начала 2012 года, не выглядели совсем уж беспочвенными. В полной мере им не суждено было сбыться:
Прямая речь
2 МАРТА 2020
Алексей Макаркин: Нет оснований полагать, что после этого марша оппозиция не вернётся к внутренним конфликтам. Это всё-таки мемориальное мероприятие, но внутреннюю конкуренцию никто не отменял.