Медиафрения
22 октября 2018 г.
Медиафрения. Чужие дети и красная черта
18 АПРЕЛЯ 2018, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

 

Красная черта, которую давно перешел Путин и, похоже, единственный оставшийся его союзник, Асад, на глазах превращается в пропасть, разделившую мир. Российские СМИ принимают активное участие в создании этой пропасти, ее углублении и расширении. Западные СМИ эту пропасть описывают и демонстрируют своей аудитории ее бездонность.

Редакции газет «Нью-Йорк Таймс» и «Вашингтон пост» удостоены Пулитцеровской премии в области журналистики за серии материалов, доказывающих российское вмешательство в выборы американского президента. Как отмечено при вручении премии, эти публикации «радикально изменили представления американцев о масштабах деятельности Кремля по подрыву демократических устоев США». В российском телевизоре над этими доказательствами принято смеяться, что особенно легко, когда сами доказательства российской публике неизвестны.

 

Державность головного мозга и цифровое сопротивление

В это время по нашу сторону красной черты судья Таганского суда Москвы Юлия Смолина удовлетворила иск Роскомнадзора о блокировке Telegram. Для рассмотрения дела Юлии Михайловне потребовалось 20 минут. Число активных пользователей этим интернет-мессенджером превышает 200 миллионов, в том числе в России более 15 миллионов. По мнению российских властей в лице главы Роскомнадзора А.А. Жарова и судьи Ю.М. Смолиной, граждане России не имеют права разговаривать между собой в частном порядке, вообще не имеют права на частное пространство, на приватность. А.А. Жаров и Ю.М. Смолина убеждены, что сотрудник ФСБ должен незримо присутствовать при каждом контакте между россиянами, а особенно между россиянами и иностранцами. Сотрудник ФСБ должен знать, как именно люди объясняются друг другу в любви, какими новостями обмениваются. Он, этот сотрудник органов, должен стоять за спиной каждого россиянина, когда он исповедуется священнику или другу. Российское государство норовит засунуть этот свой постылый орган в душу каждого из нас и собирается обеспечить присутствие этого паскудства в нашем личном пространстве всеми доступными государству средствами.

Владелец Telegram Павел Дуров заявил об антиконституционности блокировки своего детища и призвал начать «цифровое сопротивление». В частности, запустил обход блокировки Telegram через Amazon. Роскомнадзор в ответ заблокировал несколько миллионов IP-адресов Amazon и Google…

Трудно сказать, понимают ли все эти жаровы, смолины и прочие путины, что эта затея не имеет никакого отношения к борьбе с терроризмом и только ухудшает жизнь 15 миллионов россиян. Не уверен, что они осознают бесперспективность этой игры в цифровые жмурки с Дуровым и 15 миллионами граждан России. Не знаю, насколько людям, страдающим державностью головного мозга, доступно понимание мотивов тех, кто участвует сегодня в «цифровом сопротивлении», которое объявил Дуров. Может быть, им что-то станет ясно, если основным слоганом этого гражданского сопротивления станут слова из песни Высоцкого «Я не люблю, когда читают письма, заглядывая мне через плечо»…

 

Еще один…

В воскресенье, 15.04.18, в больнице, не выходя из комы, скончался журналист Максим Бородин, который одним из первых написал об уничтожении в Сирии отряда вагнеровцев. За несколько дней до этого он выпал из окна своей квартиры на пятом этаже. А еще раньше на него было совершено нападение — его ударили железной трубой по голове. Следственный комитет России на второй день после гибели журналиста сообщил, что уголовное дело возбуждено не будет, поскольку никакого преступления в этом случае не было.

Главный редактор РИА «Новый день», в котором работал Максим Бородин, сказала, что поводов для самоубийства у Максима не было, более того, у него открывались новые перспективы в связи с переводом в Москву, в головной офис издания. Прямо противоположное утверждение сделал политик Леонид Волков, который сообщил в своем блоге в фейсбуке, что «ему больно читать» про то, как пишут, что «убили парня». Тут же Волков категорически заявляет: не убили. И объясняет, что причиной гибели журналиста стала его безысходная жизненная ситуация. Что он хотел работать в большом СМИ в Москве, а приходилось работать в маленьких СМИ в провинции, а в Москве он был никому не нужен. Вдобавок покойный, как деликатно выразился Леонид Волков, «не соблюдал режим». То есть, по утверждению Волкова, никто журналиста Бородина не убивал, но власть виновна в том, что создала обстановку безысходности для таких, как Максим Бородин. «И вот еще один пьющий журналист в пустых стенах бедной квартиры видит свет только за низкими перилами балкона», — философски заключает политик Волков.

Публичному человеку часто приходится высказываться по вопросам, в отношении которых у него нет и не может быть полной ясности. Одни — я в их числе — в таких случаях либо говорят «не знаю», либо, если вопрос важный, а ясности нет, размышляют о вероятности той или иной версии. Другие всегда заранее знают, что все плохое сделал Путин лично, либо сделали по его приказу. У третьих Путин всегда источник блага и никогда — зла. Леонид Волков — оппозиционный политик, но ему, как человеку разумному, второй вариант поведения претит, в чем с ним трудно не согласиться. Непонятно, зачем, отвергая позицию тех, кто точно знает (!), что журналиста Бородина убили, он тут же заявляет категорически: «не убили». Да еще и связывает гибель журналиста с тем, что тот «нарушал режим». Может, до этого и железной трубой по голове Бородин сам себя бил? Спьяну, от тоски и безысходности, а, Леонид Михайлович?

 

Чужие дети

Красная черта — не прямая линия. Она не делит мир на тех, кто за Путина, и тех, кто против Путина. Те, кто активно за Путина, в любом случае, уже за красной чертой. Тут все довольно просто. Сложнее с теми, кто умудряется быть против Путина и, тем не менее, постоянно переходит черту, отделяющую нормального человека от людоеда.

Юлия Латынина — автор многочисленных текстов и выступлений, в которых путинский режим подвергается жесткой критике. За это на нее в России было совершено несколько нападений, и она вынуждена была уехать из страны. В своей авторской передаче на «Эхе» «Код доступа» от 14.04.18 Юлия Латынина анализирует ситуацию в Сирии, в частности химическую атаку Асада. При этом Юлия Леонидовна, объясняя, зачем Асад отравил хлором своих сограждан, в том числе детей, входит в непростое положение, в котором оказался сирийский диктатор. «Вот как в таких условиях малого количества войск наступать? — сочувствует Асаду Юлия Латынина. — Там все изрыто ходами за это время. И технически, подчеркиваю, обоснованное решение — это тяжелый хлор, который сбрасывается с вертолета, что и произошло, и который сам, будучи тяжелее воздуха, заползает в эти пещеры и убивает там все. Технически это оказалось оправданно, потому что боевики тут же бежали, Восточную Гуту заняли войска Асада. Эти ёмкости с хлором действительно выиграли сражение». Конец цитаты.

А дальше пошло уже вполне банальное людоедство. «Меня абсолютно бесит, что реальный западный нарратив: «да, это кровавый Асад, который травит газом детей». Нет, все-таки давайте скажем честно, что кровавый Асад травил газом кровавых боевиков, таких же кровавых, как он — это минимум, может быть, даже больших. Эти дети или дети самих боевиков, или их заложники. И то и другое ужасно, но это другая картина». Конец цитаты.

Войти в положение мерзавца, понять мотивы убийцы, посмотреть на мир глазами маньяка — это все вполне допустимые, а в некоторых случаях и необходимые приемы работы журналиста и литератора. Вопрос в границе, которая отделяет понимание от оправдания, пусть даже частичного. Именно здесь проходит та красная черта, которую постоянно переходит Юлия Латынина. Утверждение, что, если травят газом детей боевиков или детей заложников боевиков, «другая картина» по сравнению с убийством «просто детей» — это 100-процентный переход красной черты. Тот случай, когда если надо объяснять, то нет смысла объяснять.

К моему глубокому сожалению, красную черту давно и уверенно перешел журналист, давним поклонником литературного таланта которого я являюсь. Не знаю, сможет ли Аркадий Бабченко вернуться в мир нормальных людей после своего пожелания «гори-гори ясно» в адрес сгоревших заживо кемеровских детей. Наверное, сможет, если захочет. Но пока, похоже, не хочет. На прошедшем недавно Форуме свободной России в Вильнюсе Бабченко сообщил, что его устраивает, что Путин посылает своих сторонников в Сирию, поскольку чем больше их там убьют, тем меньше их сможет приехать в Донбасс. 

Мои претензии вовсе не к строгости математической модели журналиста Бабченко, в соответствии с которой в путинской России есть крайне ограниченное и строго фиксированное число идиотов, готовых ехать убивать и умирать в чужие страны. Полагаю, что их при наличии политической воли главного идиота в Кремле хватит и на Сирию, и на Украину, и еще останется. У меня так же, как и у Бабченко, не хватает гуманизма на сочувствие всяким моторолам и прочим гиви. Тем более что они сами выбрали свои судьбы. Но для меня дико, когда человека устраивает, что Путин посылает своих убийц уничтожать сирийских детей, поскольку, возможно, в этом случае ему не хватит убийц для отправки в Донбасс.  

 

Постмодернистский дизайн нового политического сезона

К новому сроку Путина главная политическая программа должна предстать в новом облике. Видимо, так рассудили на телеканале «Россия 1», когда готовили новый компьютерный дизайн для программы «Вечер с Владимиром Соловьевым». Забегая вперед, передам свои ощущения: если раньше эту программу было смотреть противно, то теперь по-прежнему противно, но еще и трудно. Судите сами. Во-первых, ведущего и «экспертов» теперь постоянно показывают сзади. В смысле со спины. Они и спереди-то не очень, а уж… Во-вторых, их размер и пропорции вдруг меняются: то они внезапно вырастают, становясь вдвое выше, то приобретают вид игральной карты с изображением короля, дамы или валета. То есть вы только что наблюдали Ж. в натуральном виде, а тут раз! — и он превращается в карточного «валета», у которого одна голова и туловище сверху, а вторая голова со вторым туловищем смотрят вниз. И обе головы что-то орут. За содержанием следить уже невозможно, да и не нужно. К этому надо прибавить красные и синие столбы, наподобие тех, возле которых исполняют стриптиз. Но не металлические, а нарисованные на компьютере, поэтому стриптиз ведущего и «экспертов» по-прежнему носит исключительно этический и интеллектуальный характер, а мерцающие сине-красные столбы, бегающие туда-сюда, призваны, видимо, придать загадочный и непонятный характер всему действу…

Подобрать к новому дизайну новый контент оказалось сложнее, поэтому события нового политического сезона истолковывать будут все те же старые соловьевские куклы. Они очень стараются прибавить оборотов ненависти, и иногда у них получается. Обсуждают Сирию и отравление Скрипалей. Яков Кедми привычно клеймит США: «Панический страх у американцев и их союзников перед столкновением с Россией. Поэтому там, где будут стоять российские войска, там будет спокойно. Никаких переговоров с США! На переговоры они (США) идут, только когда их грохнут мордой об стол». Конец цитаты.

Соловьева вдруг стал беспокоить Казахстан. «А почему Казахстан воздержался?» — с прокурорскими интонациями вопросил Соловьев, имея в виду голосование в Совбезе ООН по химической атаке в Сирии. Сенатор Игорь Морозов разделил негодование Соловьева и добавил к нему еще один возмутительный факт: переход Казахстана с кириллицы на латиницу. Депутат Затулин объяснил безобразное поведение Казахстана тем, что эта страна пытается балансировать между США и Россией и видит в этом залог своего суверенитета. «Надо смотреть, чтобы это не переходило красную черту!» — призвал всех присутствующих к бдительности депутат Затулин. Такое впечатление, что эти люди в принципе не в состоянии понять, что на свете существуют другие страны, у которых есть иные интересы, кроме как потакать имперским амбициям путинской России.

Режиссер Шахназаров зачем-то вспомнил Вторую мировую и привычно наврал, что «вся Европа так или иначе приняла участие в войне на стороне Гитлера». Карен Шахназаров, которого Соловьев иначе как «выдающимся мыслителем» не рекомендует, отличается не только болезненной тягой к конспирологии, но и выдающимся невежеством. Жаль, что в студию Соловьева специально не приглашают людей, знающих историю хотя бы в объеме средней школы. Иначе режиссеру Шахназарову объяснили бы, что гитлеровская «ось» первоначально включала две европейские страны, Германию и Италию, а антигитлеровская коалиция — три страны Европы: Польшу, Францию и Великобританию. К 1945-му в «ось» входили 6 европейских стран: Германия, Италия, Болгария, Венгрия, Румыния и Финляндия. А в антигитлеровскую коалицию 10 стран Европы, на считая СССР: Польша, Британия, Франция, Бельгия, Греция, Дания, Люксембург, Нидерланды, Чехословакия, Югославия…

 

P.S. Как Жаров убил себя об стену. Пока писал этот текст, прояснились некоторые промежуточные итоги первой цифровой гражданской войны, которую Роскомнадзор объявил 15 миллионам пользователей Telegram. Преступная группа в составе Александра Жарова, судьи Смолиной и неустановленной группы лиц в попытке заблокировать мессенджер заблокировала 16 000 000 000 (16 миллионов) IP-адресов, в результате чего пострадали: аэропорт, банки, множество магазинов, медицинские клиники и предприятия общественного питания. В конечном итоге Роскомнадзор заблокировал себя сам. Telegram не пострадал…

 












  • Алексей Левинсон: динамика  достаточно выразительная. Вариант гедонистического образа или, скорее, идеала жизни проступает более определённо

  • Апостроф: "Эхо Москвы"... разгневало украинских пользователей социальных сетей проведением соцопроса относительно необходимости нападения России на Украину...

  • Игорь Харичев: Бедные россияне! MRZLK: Левада-центр вновь провела какой-то очередной опрос, в котором ни ты, ни я, поучаствовать опять не сумели

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. Нищета литературы и недвижимость литераторов
17 ОКТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Про то, что времена литературоцентричности русской культуры и русского общественного сознания канули в Лету, написано так много, а среди этого многого так много верного и умного, что добавить, казалось бы, нечего. Тем более в жанре еженедельного обзора СМИ, то есть в жанре, которому по определению присуща некоторая легковесность. И, тем не менее, некоторые события минувшей недели позволяют увидеть в этом вроде бы давно изученном феномене новые грани…
Медиафрения. О миссии Познера и личинках Кисилева
2 ОКТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Владимир Познер 1.10.2018 опубликовал на сайте «Эха Москвы» ответ «некоему Волкову». Дело в том, что за неделю до этого Познер выступал в Йельском университете, и публика от этого выступления была в восторге. Вот как это описал сам Познер: «когда все закончилось, мне устроили настоящую овацию». Но потом случилось вот что. «Вскоре после моего выступления в сети появилось сообщение некоего Леонида Волкова о моем выступлении. Мне сообщили, что этот текст обсуждается в сети, и, прочитав «отчет» господина Волкова, я счел нужным ответить», - поясняет свое внимание к столь ничтожному предмету Владимир Познер.
Медиафрения. Три иуды, святой Спиридон и неотразимость Путина
25 СЕНТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда генерал Конашенков, министр Шойгу, а вслед за ними и Путин обвинили Израиль в гибели российского самолета Ил-20, для «еврейских истребителей» настал момент истины. Речь не об израильских пилотах F-16, которые, по утверждению генерала Конашенкова, «подставили» доверчивый российский самолет-разведчик под удары сирийских ПВО, а затем коварно «прикрывались» его тушей от этих ударов. Вранье Конашенкова-Шойгу и примкнувшего к ним Путина было очевидным с самого начала. А после того как главком ВВС Израиля Норкин доказал, что F-16 улетели с места трагедии значительно раньше, чем туда дополз тихоходный Ил-20, и смышленые бойцы Асада били своим подслеповатым С-200 в пустое небо, в котором никого, кроме российского самолета не было, поверить в это вранье стало возможно только по большой служебной необходимости.
Медиафрения. Осквернители
18 СЕНТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В средневековье во всех неприятностях обвиняли ведьм, колдунов или евреев. Падеж скота, болезнь близких, пожар, наводнение — виноват Другой, он же — Чужой. В Российской империи средневековая ментальность популяции сохранилась и в XIX веке, когда во время эпидемии холеры 1830-1831 годов люди громили больницы, убивали врачей и чиновников, считая, что именно врачи распространяют холеру, а начальство им в этом помогает.
Медиафрения. Свидетели Путина
4 СЕНТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Москва. Кремль. Путин». Еженедельная часовая программа с таким названием стартовала 2.09.2018 на канале «Россия–1». Такого в российском телевизоре еще не было. Гибрид жития, летописи и героической саги. Помимо восторженного описания каждого шага самого Путина — как гуляет, сколько прошел за день, сколько проплыл в бассейне, как собирает бруснику и грибы, — в качестве героев предстают те, кто рядом, кто выступает в роли свидетелей Путина.
Медиафрения. Империя заметает исторический след
28 АВГУСТА 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Президент Петр Порошенко, выступая на военном параде, посвященном 27-й годовщине независимости Украины, заявил о намерении покончить с присутствием российской церкви в Украине, сравнив это присутствие с пленом. «Мы преисполнены решимости покончить с неестественным и неканоническим пребыванием значительной части нашего православного сообщества в российской церкви, — заявил Порошенко. – Мы разрываем все узы, которые связывают нас с Российской империей и Советским Союзом».
Медиафрения. Тотальное холуйство и его версии
21 АВГУСТА 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Путинский режим породил бесчисленное многообразие медийных холуев. Обслуживание власти, пресмыкание перед властью, политическая цензура той или иной степени жесткости стали формами существование практически всех СМИ, зарегистрированных в России. Исключения можно пересчитать по пальцам. «Новая газета», Znak.com, еще три-четыре медиа, живущие в интернете, да еще к тому же и заблокированные Роскомнадзором и прокуратурой. Мир медийного холуйства периода позднего путинизма крайне неоднороден и нуждается в изучении и классификации.
Медиафрения. Санкции и дураки
14 АВГУСТА 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Обещанное Гидрометцентром похолодание так на прошлой неделе и не наступило. Последствия не заставили себя ждать. Доллар превысил отметку в 68 рублей за штуку. Последний раз эта грязная бумажка вела себя столь нагло два года назад. В Саратове при жаре за 30 градусов спикеру Госдумы Володину напекло голову, и он на встрече с жителями области вдруг принялся говорить правду. Одна из участниц встречи пожаловалась на низкие пенсии и объяснила, что если пенсионный возраст повысят, то многие до пенсии не доживут. Володин ответил ей, что вопрос продолжительности жизни решается на спортплощадках. После чего вообще обнадежил россиян следующим заявлением: «Будут у нас дальше государственные пенсии или нет, это тоже вопрос, потому что бюджет стал дефицитным».
Медиафрения. Жара
6 АВГУСТА 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Об уникальном опыте взаимодействия 1-й и 4-й ветвей власти рассказала Марина Озерова в статье, опубликованной в «МК». В этой публикации сообщается, что депутаты Госдумы ушли на каникулы и до сентября не будут принимать никаких новых законов. Что не может не радовать. О том, какие подвиги на полях законотворчества совершили депутаты, долго рассказывали спикер Госдумы Володин и лидеры всех четырех парламентских фракций. Когда рассказы о депутатских подвигах закончились, ведущий объявил: «А теперь переходим к ответам на вопросы». После чего Володин и все четыре лидера фракций попрощались и вышли из зала. Предоставив представителям СМИ полную свободу задавать вопросы друг другу или самим себе.
Медиафрения. Свечной заводик Ж. и его родословная
24 ИЮЛЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На минувшей неделе российские информационные войска продемонстрировали соборность и симфоничность, а также синхронность в исполнении маневров. Точкой поворота на 180 градусов стало 20 июля. До 20 июля по всем телеканалам прыгали и плясали веселые старички и старушки, бодро рапортующие, что они нипочем не пойдут на пенсию, хоть их режь. Ни одного голоса, ни одного аргумента против повышения пенсионного возраста ни по одному из федеральных каналов. Все – только «за». После 20 июля – как отрезало.