Что делать?
11 декабря 2018 г.
Южная Корея: две скрепы



Бывший президент Южной Кореи Пак Кын Хе, своего рода азиатская «железная леди», в свои 66 лет находится в заключении в ожидании приговора, который должен быть объявлен в апреле нынешнего года. Прокуратура запросила для нее 30 лет тюрьмы – Пак обвиняется в коррупции, злоупотреблении властью, незаконном давлении на бизнес и разглашении государственных секретов.

При том, что, по общему признанию, она оставалась чрезвычайно скромна в быту – одну пару туфель, например, могла носить более 10 лет.

Пак не только явилась первой женщиной-южнокорейским президентом – она останется в истории как первый глава этой страны, не доработавший до конца президентского срока.

По остальным же параметрам Пак вполне соответствовала общему президентскому тренду Южной Кореи. Начиная с 1980-го года в стране сменилось 9 президентов, и на четверых из них сразу после отставки заводились уголовные дела – по обвинению в коррупции, взяточничестве и госизмене. Приговоры поражали своей свирепостью: Чон Ду Хван был приговорен к смертной казни, Ро Дэ У – к 22-м годам тюрьмы. Впрочем, впоследствии оба были помилованы. А Хо Му Ен покончил с собой, не дожидаясь решения суда.

Президент Ли Мён Бак, которого в 2012-м году сменила Пак Кын Хе, сейчас также находится под следствием по обвинению во взятках и отмывании денег. Недавно он публично попросил у южнокорейского народа прощение «за беспокойство».

При этом есть все основания полагать, что означенные господа тоже отличались личной скромностью и ходили в одних ботинках. Но об этом ниже.

Так вот – о чем говорит эта диковатая статистика? Во-первых – о том, что в Южной Корее существует воистину независимый суд, а у первых лиц нет иммунитета от судебного преследования. И во-вторых – о том, что даже в этих суровых условиях коррупция в самых верхах власти парадоксальным образом остается непобедимой.

Но парадоксальным ли?

Южная Корея – конфуцианская страна, часть дальневосточной «конфуцианской цивилизации». Хотя, судя по современным опросам, лишь 1% южнокорейцев относит себя к сознательным последователям Конфуция. Кто-то исповедует буддизм, кто-то – даосизм. Христианские проповедники тоже не дремлют – буквально ходят по электричкам с Библией в руках, приглашая пассажиров покаяться в грехах и уверовать во Христа. В городах и даже в деревнях есть католические церкви, в вечернее время поражающие нарядной подсветкой.

Но в целом сегодняшние жители Южной Кореи явно далеки от религиозно-философской истовости. Молодежь обожает туалетный юмор (кондитерские изделия в виде экскрементов), вовсю использует мотели для мимолетных встреч и смотрит простенькие сериалы про любовь, которые здесь, вслед за Японией, называются дорамами. А девушки тысячами идут под нож хирурга ради пластики верхних век – чтобы быть похожими на европеек.

Однако конфуцианство для этой страны – явление неизмеримо большее, чем одно из учений. Это – уходящая в глубь веков ментальная и нравственная традиция. В основе ее – патерналистская картина мира с безусловным почитанием предков и старших по возрасту.

Мао Цзэдун, кстати, конфуцианство на словах порицал – как препятствие на пути к прогрессу. И в то же время, будучи сам продуктом «конфуцианской цивилизации», выстраивал свою «вертикаль власти» авторитарно-патерналистским образом. Сегодня это справедливо назвали бы когнитивным диссонансом.

То же и в Южной Корее. Здесь вполне сложилась правовая основа политической демократии – начАла ее закладывали еще оккупационные власти США в 40-х годах. Теперь формально всё налажено, что называется, «как у белых людей» - многопартийная система, парламент, местное самоуправление. Но политическая культура остается весьма архаичной, более изящно выражаясь – конфуцианской. И уши этого несоответствия торчат не только из многовековой, но и сравнительно недавней истории.

ТАСС

Ожидающая своего приговора Пак Кын Хе – дочь знаменитого южнокорейского президента по имени Пак Чон Хи. Этот незаурядный человек в генеральских погонах в 1961-м году организовал военный переворот, положив конец диктатуре, и объявил президентские выборы, которые сам же и выиграл.

Экономика его страны на тот момент была в плачевном положении – основные индустриальные объекты и природные ресурсы остались на территории коммунистической Северной Кореи. Южной Корее нужен был стремительный прорыв – и Пак Чон Хи осуществил его, став отцом не только дочери с непростой судьбой, но и «корейского экономического чуда».

Пак Чон Хи сделал ставку на семейные бизнес-империи – так называемые чеболи. Чеболи имели ловкость и талант заполучить производства, оставшиеся после японского правления. И удачно монетизировали эти приобретения в контрактах с американскими военными базами.

Коммуникации чеболи с деловыми партнерами и государством, равно как и взаимоотношения внутри самих этих процветающих семейств, строились по сугубо конфуцианским принципам – в их экономической интерпретации. Младшие беспрекословно подчиняются старшим (более мелкие – более крупным, миноритарии вообще не имеют права голоса). Любая услуга вознаграждается. Кумовские отношения считаются наиболее крепкими.

Пак Чон Хи начал играть с чеболи по их правилам, закрывая глаза на взятки и откаты, - и не проиграл. Если в 60-е годы южнокорейский ВВП рос на 25% в год, то в 70-е – уже на 45%.

Именно в те годы окрепли и прославились на весь мир чеболи Hyundai и Samsung. Именно тогда эти гиганты виртуозно отточили практику получать госзаказы и вознаграждать чиновников. ( Samsung, кстати, окажется злым гением и в карьере Пак Кын Хе).

Единственной издержкой этой откровенно коррупционной политики стала судьба самого Пак Чон Хи – в 1979-м году он был застрелен главой собственного разведывательного управления. А еще раньше юная Пак Кын Хе потеряла мать – жена президента была случайно убита при предыдущем неудачном покушении.

Самым близким человеком для осиротевшей девушки оказалась ее подруга детства – Цой Сун Силь. Эту дружбу Пак Кын Хе пронесла через всю жизнь – и она же стала причиной ее политического и гражданского краха.

Цой Сун Силь уже тогда увлекалась эзотерикой – и стала для будущей главы государства беспрекословным оракулом. Она же поддерживала подругу, когда та, после долгих лет уединения, решила заняться политикой – на фоне экономического кризиса 1998-го года. Пак Кын Хе дважды избиралась в парламент от Партии великой страны, после чего выставила свою кандидатуру на президентских выборах 2012 – и победила.

Публика была очарована этим сюжетом – дочь взяла реванш за отца. А крупнейшие чеболи, с олимпийским спокойствием пережившие уже чуть не десяток президентов, продолжали пребывать в своем налаженном коррупционном пространстве.

Понятно, что каждый южнокорейский президент начинал свою карьеру с обещаний победить проклятую коррупцию. Не была исключением и Пак Кын Хе. Но столкнулась с обстоятельствами непреодолимой силы. А инспирировала эти обстоятельства лучшая подруга Цой Сун Силь.

Никаких государственных постов Цой не занимала – но при этом быстро приобрела репутацию «корейского Распутина» и «серого кардинала» при президенте. Пак Кын Хе и не скрывала, что подруга дает ей добрые советы. Однако подруга давала советы и другим персонам – поскольку в сложившихся коррупционных схемах чувствовала себя, как рыба в воде.



Цой Сун Силь владела многочисленными благотворительными фондами – и взимала дань с крупнейших чеболи в пользу этих фондов в обмен на разные интересные бонусы вроде минимизации налогов и беспошлинной торговли. Один толькоSamsungперевел для Цой 72 миллиона долларов – сейчас фактический глава корпорации Ли Чжэ Ён арестован и находится под следствием.

Кроме того, Цой Сун Силь торговала местами в правительстве и в околоправительственных структурах. Но – эка невидаль! Скандал разразился позже – когда в руки журналистов попал планшет Цой.

Видимо, это не было случайностью – оппозиция в лице демократической партии на тот момент уже поставила своей задачей убрать из власти двух подружек, но искала аргументы существеннее, чем старая добрая коррупция.

Планшет оказался настоящим подарком. В нем обнаружилось более двухсот файлов с эскизами речей президента, которые содержательно правила Цой. То есть, выходило, что президент обращался к стране и миру с речами самозванки.

Кроме того, в планшете нашлись многочисленные документы, содержащие государственную тайну. По сути, выяснилось, что судьба страны находилась в руках случайного человека, вдобавок – гадалки (об эзотерических увлечениях Цой было широко известно).

Дальше все пошло, как по маслу, – импичмент, следствие. Цой Сун Силь свой приговор уже получила – 20 лет тюрьмы. Пак Кын Хе свою причастность к коррупции до сих пор отрицает, а за излишнее доверие к подруге принесла перед нацией извинения.

После отлучения Пак Кын Хе от власти прошли выборы нового президента – им стал Мун Джеин. Пока он чрезвычайно популярен – южнокорейские мужчины раскупают галстуки «как у Муна», а для детей выпускаются раскраски с его изображениями.



История Пак Кын Хе – это история столкновения «конфуцианской цивилизации» с современным миром. С одной стороны – верность подруге детства, память об отце плюс «рука руку моет» как исторический принцип. То есть, это та «скрепа», которая досталась Южной Корее из глубины веков. С другой стороны – явное нежелание современного общества жить в коррупционном зазеркалье.

И дело даже не в том, что накануне импичмента первой женщине-президенту на улицы Сеула выходило до миллиона граждан. Их возмущение наглой коррупцией не в последнюю очередь и решило судьбу Пак Кын Хе. Важно, что в обыденной жизни эти граждане – и так тоже сложилось исторически – отвергают денежное вознаграждение за услугу – как стиль, как источник дохода.

Вот она – «скрепа» номер два. Чаевые в Южной Корее считаются дикостью. Если официант выбегает за вами из ресторана – значит, вы оставили денег больше, чем в счете. То же самое с таксистами и горничными в отелях.

Такой же дикостью считаются и привычные для нас поборы на подарки школьным учителям. Если родитель хочет сделать учителю приятное – он в лучшем случае принесет ему стаканчик кофе (в Южной Корее обожают кофе). А дети могут принести учителю сладости.

Помочь человеку от души и бесплатно – это норма. Если вы, не зная языка, сели в автобус, который едет не туда, – на следующей остановке водитель выйдет вместе с вами и покажет на дощечке с расписанием, какой номер вам нужен.

Плюс – личная скромность, на каждой ступеньке общества. Ведь и у коррупционеров, ворочающих миллиардами, в ходе расследований не было замечено ни дворцов, ни яхт. Бизнес и образование детям – да, а показная роскошь – это неприлично (см. про одни ботинки).

Сделаем осторожное предположение. Если в обществе уживаются эти две «скрепы» - почитание коррупции при ведении дел и завидная щепетильность на бытовом уровне – будущее этого общества внушает надежду. Если коррупция не разъедает страну по всей вертикали - есть вероятность, что «скрепа снизу» победит «скрепу сверху». Так что пожелаем успехов президенту Мун Джеину.

Фото: 1. 27.02.2018. Акция в поддержку экс-президента Южной Кореи Пак Кын Хе в Сеуле. Ahn Young-joon/AP/TASS, 2. Суд Южной Кореи приговорил Цой Сун Силь, подругу экс-президента Пак Кын Хе, к 20 годам тюрьмы за коррупцию. Lee Sang-Ho\Zuma\TASS. 3. 23.05.2017. Первое судебное заседание по делу в отношении экс-президента Южной Кореи Пак Кын Хе прошло в Сеуле. Pool Korea Out\Zuma\TASS. 4. Президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин. Ahn Young-joon\AP/TASS.














РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Проблема диалога власти и бизнеса. Что делать?
28 НОЯБРЯ 2018 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Специалистами «Левада-Центра» совместно с Московским Центром Карнеги недавно проведено исследование, являющееся попыткой диалога бизнеса с властью. Это совсем непросто. Сегодня на первый план выдвинулась группа привилегированных, объединенных личными связями чиновников и близких к власти «предпринимателей». Фактически они рассматривают экономическое пространство России как среду для неограниченного собственного обогащения, что делается нерыночными методами и чаще всего в ущерб развитию страны. Интересы этой группы олигархов призвано защищать щедро финансируемое «сословие» силовиков, обладающее де-факто почти неограниченным набором прав и существенными привилегиями.
Реформировать правоохранительную систему России!
25 НОЯБРЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Россияне в большинстве своем не доверяют полиции. Об этом говорят социологические опросы: всего 31% жителей России чувствуют себя уверенно при ответе на вопрос об ощущении безопасности в городе или местности, где они проживают. Для сравнения: в Эстонии и Чехии в безопасности себя чувствуют 60% населения.[i] Наш показатель один из самых низких в мире, что свидетельствует о крайней неэффективности работы полиции.
Пенсионные системы четырех государств. Сравним!
14 НОЯБРЯ 2018 // НАТАЛИЯ ЕВДОКИМОВА
Первое, с чего надо начать, так это признать, что наша пенсионная система очень неустойчива. Уже после развала Советского Союза система меняется пятый раз, и всерьез. Надо разобраться, почему же после очередной реформы ситуация только ухудшается. Сравним с пенсионными системами в других странах, чтобы понять, что же у нас не так. Возьмем Норвегию. Она проводила пенсионную реформу целых 8 лет. В 2001 году была собрана пенсионная комиссия, которая рассмотрела все предложения. Эти предложения обсуждались обществом, высказывались «за» и «против», и только в 2009 году был принят закон об основах пенсионной системы Норвегии, который работает до сих пор
Чем окончится русский «праздник санкций»
7 НОЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ЦИПКО
Я, честно говоря, не понимаю, за что уволили саратовского министра занятости Наталью Соколову. Не она решила, что в прожиточном минимуме пенсионера не должно быть денег на мясо, что, если русский человек будет есть только макароны и перловку, то он будет и стройнее, и духом крепче. Разве можно обвинять человека в том, что она как практик, как человек, далекий от политики, показала на цифрах, на пальцах, как можно реализовать в жизни философию «крымнашевской» России. Философию, согласно которой русский человек только тогда будет русским патриотом, когда он будет «жить при минимуме материальных благ» и как православный человек будет вести аскетический, «монастырский» образ жизни. Ведь провидец Владимир Якунин еще до появления «крымнашевской» России, еще в нулевые, в проклятые, как сейчас принято говорить, «тучные годы», привлек десятки, а может быть сотни «обществоведов-патриотов» к пропаганде «жизни без мяса» с «затянутым поясом».
Как сделать Конституционный суд независимым и эффективным?
30 ОКТЯБРЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Дайджест по материалам прессы О необходимости разделения властей, о системе сдержек и противовесов, которая не позволяет сконцентрировать власть в руках авторитарного властителя написано немало книг и статей. Но, как оказалось, разделения мало. Нужен надзор за его исполнением. Во многих развитых странах в последние годы сформированы специальные институты конституционного надзора за взаимодействием ветвей власти, регионов и центра, за соблюдением неотъемлемых прав человека. 
Гражданской войны в 1993 г. избежали. И что сделали?
24 ОКТЯБРЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Давайте обсудим, какие реформы власть после 1993 года провела, а какие не смогла или не захотела, что и привело к нынешнему дикому социальному расслоению, стагнации экономики, самоизоляции страны от развитого мира и подавлению гражданских свобод.  Для модернизации страны авторитарная власть – это хорошо или плохо? При проведении назревших, но не одобряемых населением болезненных экономических реформ – вроде бы хорошо. Ведь в стране с сохранившимися монархическими традициями народа, сотни лет жившего в условиях крепостного права и после 70 лет диктатуры коммунистов, назревшие реформы не могут быть инициированы «снизу». Мы не средневековая Франция или Англия, где необходимые преобразования вынашивались в массах предпринимателей и крестьян десятилетиями и дали толчок реформам.
За и против коммунизма
18 ОКТЯБРЯ 2018 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Кадры решают все
1 ОКТЯБРЯ 2018 // ВИКТОР ШЕЙНИС
Наблюдая за деятельностью своего предшественника сначала издали, а потом постепенно приближаясь к трону, Путин твердо усвоил, что высокие рейтинги – вещь зыбкая и преходящая, что не только на них зиждется власть. Для выработки, а затем и реализации курса практической политики требовалась команда. Ее формированием он начал заниматься, находясь еще на подступах к президентству. «Путин благодаря своей восприимчивости легко входит в любую систему людей, даже в совершенно новых для него условиях, – пишет один из его биографов. – У него очень хорошо развита интуиция, которую он использует в ходе подковерных игр».
Указ 1400 – причины и следствия
27 СЕНТЯБРЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Для тех, кому сегодня лет сорок, события 1993 года, роспуск Советов и принятие новой Конституции России – нечто древнее и малопонятное. В тот год они были молоды, у них были другие интересы. Между тем, знать новейшую историю своей страны, ошибки и промахи ее лидеров – полезно. Ведь не зря говорят: на ошибках учатся! После подавления путча ГКЧП в августе 1991 года исполнительная власть в России перешла в руки реформаторов. Были сделаны первые радикальные шаги по переходу к рыночной экономике. 2 января 1992 г. освободили цены, в феврале того же года по предложению ленинградцев приняли Указ о свободной торговле, позволивший россиянам распродавать на площадях  запасы дефицитной туалетной бумаги, бритв и прочего дефицита. Утвердили программу приватизации и начали передавать в частные руки  магазины, кафе, мастерские. Сокращение военных расходов привело к закрытию многих оборонных предприятий и сделало безработными сотни тысяч людей. Инфляция съедала сбережения и снижала реальные доходы.
Мнимое разделение властей
27 СЕНТЯБРЯ 2018 // ТАТЬЯНА БОЙКО
Интервью с Михаилом Красновым, помощником Б. Н. Ельцина по правовым вопросам в 1995–1998 годах:…  Правила, заложенные в Конституцию, и сегодня во многом определяют нашу жизнь – с ее гигантским государственным произволом. Именно там содержатся ответы на актуальные ныне вопросы: где у нас разделение властей? Почему в стране существует «главный начальник», а другие властные институты «сдулись»: нет ни подлинного парламента, ни независимой судебной власти? – Что было «не так» в Конституции, принятой, как иногда выражаются, «на высокой демократической волне»?– Не только на демократической волне, но и в результате наступившей у демократов эйфории появления чувства победителя, который теперь определяет правила игры и которому уже никто не мешает.