Выборы
22 октября 2018 г.
Накануне
Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

Заканчивается интересный, хотя и бесплодный период политического транзита господина Путина в господина Путина же. Его (периода) уникальность как раз в том и заключается, что угрозы, стоящие перед Россией как государством, и проблемы ее экономического и политического развития остаются ровно на том же самом месте, что и до вступления в формальную возможность что-либо исправить. Нация в очередной раз решает отложить на будущее решение цивилизационной проблемы, повернуться к стенке лицом и накрыться одеялом с головой, даже понимая, что История, скорее всего, ждать не будет и в конце концов попросту поставит перед фактом: вам туда или сюда? То есть вы сохранитесь в сообществе цивилизованных стран либо будете долго (хотя, может быть, и не так уж долго) мучительно распадаться из-за неспособности самостоятельно управиться со своей судьбой.

Об этом зависании хорошо сказал бывший советник Путина, кондовый реакционер Александр Дугин, хотя и непонятно, в чем состоят его претензии, ведь все вроде бы совершается по рецептам Изборского клуба. Но по Дугину: «Ничего не происходит ни в чем — и это, конечно, для русского человека грустно, потому что за такое голосовать невозможно, а против — тем более невозможно».

Вообще реакционерам, консерваторам и русским патриотам, всем этим мараховским, бмежуевывм, максимсоколовым и петрамакоповым, предлагается насладиться многолетними результатами их мировоззренческого бреда, а они чо-то то ли не хотят, то ли не могут. Поскольку не отвечает реальность их ожиданиям.

Петр Акопов, например, умудрился разразиться статьей под названием «Здание западной русофобии начало рушиться» — как раз в тот момент, когда его любимый Путин немало потрудился в своих предвыборных речах, чтобы возвести новые черные башни до небес. Пугая и новой ракетой с ядерным двигателем, которая зачем-то полетит укусить за зад Америку, и сводя русский национальный интерес к вечной гонке вооружений и глобальному противостоянию с Планетой, как будто Россия — это Рай с молочными реками и кисельными берегами, а все остальное — происки диавола. К тому же именно в это самое время мир несколько припух оттого, что только что в английском Солсбери снова отравили очередного российского перебежчика вместе с изрядным количеством непричемных английских граждан, и люди как бы задумались, а стоит ли приезжать в Россию на ЧМ-2018? Конечно, прямых доказательств, что это агенты Кремля постарались, пока нет, но что-то с обрушением здания русофобии явно не ладится.

Однако сам период транзита из ничего в ничто все же был каким-никаким глотком свежего воздуха, хэппенингом, к сожалению, быстро подходящим к завершению. Хотя решались в нем вопросы сугубо второстепенные. Кто кого подсидит на ветке лоялизма (есть версия, что хотят подсидеть Кириенко, который отвечает за явку избирателей к избирательным урнам и оттого продвигал более-менее сносного кандидата Грудинина; получается, подсидят Грудинина — подсидят и Кириенко). Кто с большей выгодой обменяет статус доверенного лица Путина на преференции для своего учреждения. Кто будет олицетворять собой либеральную оппозицию. В последнем случае номинантами выступили Собчак, Явлинский и Навальный. Ни на что оно, конечно, не повлияет, но академический интерес вызвать может.

Кейс Грудинина интересен, прежде всего, тем, что это человек совершенно капиталистического образа жизни — у него, говорят, тринадцать зарубежных счетов (что ни в коем случае не делает его отрицательным персонажем, хотя и непонятно, зачем ему тринадцать). Но он позиционирует себя сталинистом и озвучивает коммунистическую доктрину, которая должна подкосить под корень последние остатки НЭПа, в том числе и предприятие самого Грудинина. Объясняется это тем, что все это говорится не вполне серьезно. Грудинин ни на секунду не рассчитывает, что станет президентом или вообще близко подойдет к центру принятия решений. Сталин, за которого он топит, не тот реальный исторический Сталин-маньяк, от которого всем икается, а некий лубок, мультик, чтобы понравиться озверевшему от невзгод электорату. В отношении Грудинина озвучивается комплиментарная для него версия, что, даже никого не победив, он как бы оформит собой запрос на левый поворот и по итогам его популярности в администрацию Путина придут люди, которые будут поддерживать левых.

Версия фантастическая, как будто взятая из авантюрных романов или из творений комик-группы «Монти Пайтон», потому что сам по себе Грудинин, конечно, никакой не левый и будет странно и смешно, если он при этом поспособствует большевистской реконкисте.

Самое же расстраивающее в либеральном лагере то, что никто — даже в условиях предвыборной дискуссии — так и не смог сказать ничего умного про Крым, с которого началось сползание России в пропасть. Казалось бы, раз сползание в пропасть, так надо резко его остановить, зацепиться крюками за скалы, ползти изо всех сил назад и другого предложения быть не может! Но ни Навальный, ни Явлинский, ни Собчак не говорят и не предлагают ничего подобного. Когда Явлинского на дебатах в «ЕЖе» стали прижимать этой темой, он даже обозлился: я же вам говорю, а вы меня не слушаете, пусть международная конференция решит!

Какая, к черту, конференция, как какая-то конференция будет решать за ядерную страну с суверенным правлением в Кремле — попробуй пойми!

Собчак тоже отколола номер: попросила визу в российский Крым у Украины, чтобы там агитировать в рамках российской президентской кампании. Логика такая: пусть Крым по закону украинский и Россией захвачен, но люди-то там все равно наши, российские, имеют право на личное знакомство с кандидатами, ручку пожать и восхититься светлой львицей. Вроде всё верно, но на Украине такую позицию назвали шизофренией, я же со своей стороны спрошу: а эти «российские люди» каким образом вдруг стали российскими, может быть, они в консульство подавали запрос и по каждому из них принималось решение? Нет же. Если б было все так просто, я бы лучше стал американцем. Сенцов такого запроса точно не подавал. Так что действительно шизофрения, и ясно, что проблему Крыма с такой амбивалентностью не решишь.

В период транзита Путину приходилось много говорить судьбоносного. А поскольку снимается все заранее, то судьбоносное накладывалось на текущее положение вещей и получалось странно, если не сказать сюрреалистично. Так в фильме «Миропорядок» много было уделено места победам в Сирии, а накладывалось это на то, что только что в капусту порубили там вагнеровцев, грохнули самолет с генералом и вообще победа выглядит как окончательное и бесповоротное разрушение некогда цветущей страны. Обжималки с диктатором Асадом тоже не прибавляют чести. Да и в целом к военной риторике Путина, которой он решил понравиться российскому населению, есть та претензия, что в голове у него сплошная война, причем не из-за чего-то важного или потому, что враги сожгли родную хату (хата, если что, сама завалилась), а исключительно из-за того, что «нас не уважают», и успокоить его по этой причине не представляется возможным.

Но можно ли считать, что Путин действительно угрожал миру Апокалипсисом в своих рискованных заявлениях о новых видах НАСТУПАТЕЛЬНОГО вооружения и о том, что мир без России (вообще без России или без Путина в России?) пусть горит огнем, как это сразу же примерещилось перепуганному либеральному обывателю?

Вряд ли. Мало того что про всепобеждающее чудо-оружие это скорее всего фантазм (на Западе вообще пропустили мимо ушей), но Путин мудро работает с формулой «если... то...». Если нас, то ах. Не обессудьте! То же по сути говорил недавно и либеральнейший военный обозревать Александр Гольц. Если у нас когда-нибудь будет демократия, считает Гольц, то ее ведь тоже придется защищать атомной бомбой. Увы, пацифизм ограничивает ответственность за вверенный контингент. Вопросы возникают несколько по другому поводу: как технически призвать к порядку недоговороспособную страну, обладающую средством уничтожения планеты? Этично ли такой стране самой заводить разговор о ядерном Апокалипсисе, когда ее никто к этому не подталкивает да и повода нет?

На мой взгляд, сам дискурс о гипотетическом уничтожении планеты, который время от времени конъюнктурно начинает вести Кремль, есть неспровоцированная угроза миру, требующая ответа и от мира, и от российского избирателя, который, если по совести, должен был бы протрезветь да и встать на сторону мира.

Но это последнее тоже относится к упущенным сегодня возможностям.

Фото:Денис Кожевников/ТАСС












  • Николай Сванидзе: Вся ситуация свидетельствует о том, что уровень авторитета и доверия к институту выборов достиг у нас критически низкой отметки. 

  • pravda.ru: КПРФ отказалась выдвинать Стивена Сигала в губернаторы Приморья фонтанка.ру: Зато ему может светить работа в органах местного самоуправления.

  • Дпниил Добрынченко: Слушайте, это шанс вернуть мировой статус городу!;) Пригласим всех, чьи предки в период порто-франко во Владивостоке жили, трудились, а таких людей не мало в мире...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Следующий президент РФ — Сигал или Монсон?
28 СЕНТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Стивен Сигал сообщил, что готов стать губернатором Приморья. Этого американского актера и предпринимателя недавно назначили спецпредставителем МИД РФ по вопросам российско-американских связей, а до этого ему выписали российский паспорт. Признание случилось во Владивостоке, где Сигал был гостем международного кинофестиваля «Меридианы Тихого». Жители Владивостока, у которых в последнее время как-то не ладится с начальством, спросили Сигала, не мог бы он в порядке одолжения возглавить Приморский край, на что актер заявил, что сделал бы это «с удовольствием». «Я представляю интересы президента Путина», — объяснил приморцам свой статус Сигал и поделился деталями своей биографии.
Прямая речь
28 СЕНТЯБРЯ 2018
Николай Сванидзе: Вся ситуация свидетельствует о том, что уровень авторитета и доверия к институту выборов достиг у нас критически низкой отметки. 
В СМИ
28 СЕНТЯБРЯ 2018
pravda.ru: КПРФ отказалась выдвинать Стивена Сигала в губернаторы Приморья фонтанка.ру: Зато ему может светить работа в органах местного самоуправления.
В блогах
28 СЕНТЯБРЯ 2018
Дпниил Добрынченко: Слушайте, это шанс вернуть мировой статус городу!;) Пригласим всех, чьи предки в период порто-франко во Владивостоке жили, трудились, а таких людей не мало в мире...
«Единая Россия» — авангард гибнет первым
25 СЕНТЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Люблю делать оптимистичные прогнозы. Нынешний мой таков: лет через пять – семь мы будем с трудом вспоминать: «Как же называлась тогда партия власти? Ну, главная путинская партия? Как же ее? Ах, ну да, конечно, «Великая Россия»…Нет, нет! «Единая Россия!» Так что же зафиксировал прошедший тур губернаторских выборов? Несомненный главный итог – тектоническая плита общественного сознания сдвинулась. Сокрушительное поражение в четырех регионах ставленников Кремля – ярчайшее тому подтверждение. Тут еще важно отметить, что регионы эти разбросаны по всей стране – от Владимирской области до Приморья по прямой более шести тысяч километров. Другими словами, мы имеем дело с общероссийской тенденцией.
Прямая речь
25 СЕНТЯБРЯ 2018
Алексей Макаркин: Из региональных выборов ушла логика голосования за власть по геополитическим причинам: из-за крымского эффекта и мысли о том, что надо всем объединиться против Запада.
В СМИ
25 СЕНТЯБРЯ 2018
Новая газета: В качестве наказания Кремль может отказать партиям в помощи при прохождении муниципального фильтра на следующих выборах.
В блогах
25 СЕНТЯБРЯ 2018
Игорь Глуховский: Оказывается, Единую Россию можно бить наотмашь. По Закону. Выборами. Впрочем, я об этом говорю постоянно. 
Кремль забраковал выборы в Приморье. Не понравились…
20 СЕНТЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Есть два главных ключевых требования, которые российская власть предъявляет к любым действующим институтам: во-первых, контроль над ними должен быть обеспечен в каждое мгновение их функционирования. Во-вторых, необходимо, чтобы все эти институты максимально походили на настоящие, всамделишные. Чтобы их фальшивая витринная сущность была тщательно закамуфлирована. Первое условие — незыблемая аксиома, краеугольный камень всей путинской системы государственной власти. Но умные кремлевские идеологи еще много лет назад предупреждали, что и декоративной составляющей пренебрегать нельзя ни в коем случае. Даже в условиях кризиса.
Прямая речь
20 СЕНТЯБРЯ 2018
Михаил Виноградов: Избирательная кампания начиналась при одном настроении общества, а завершалась при другом... Плюс сказалась... абсолютизация своего положения как президентского назначенца.