Цензура
27 апреля 2018 г.
Российский журналист должен быть вооружен и очень опасен
27 ОКТЯБРЯ 2017, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

ТАСС

На сайте российского оружейного концерна «Калашников» появилось объявление, что производитель «настоящего культурного бренда России» готов обеспечить журналистов недорогим, но качественным огнестрельным оружием. Всем сотрудникам СМИ «Калашников» готов продать «надежный и мощный» травмат МР-80 со скидкой 10% при предъявлении журналистского удостоверения.

Оружейные бизнесмены таким образом откликнулись на покушение на убийство журналистки «Эха Москвы» Татьяны Фельгенгауэр и последующее заявление главного редактора «Новой газеты» Дмитрия Муратова, который в эфире «Эха» сказал, что планирует вооружить своих сотрудников. «Поскольку я отвечаю за наших сотрудников, — сказал Муратов, — может быть, я пожалею о том, что сейчас скажу… буду вооружать редакцию. У меня не остается другого способа. Мы пережили множество покушений. Официально заключим договор с МВД РФ. Будем выписывать и получать травматическое оружие, сдавать на него экзамены. И другими средствами безопасности, о которых не хочу говорить, тоже будем снабжать журналистов».

Врачи говорят, что в случае с Татьяной Фельгенгауэр разница между покушением и убийством составила 4 миллиметра. Именно на такую дистанцию отклонился нож от удара, который стал бы смертельным. За период путинского президентства (2000-2017) убито 143 журналиста. Подавляющее число убийств было связано с их профессиональной деятельностью. Этим убийства журналистов отличаются от убийств представителей большинства других профессий. Есть и еще одно отличие: убийцы журналистов очень часто остаются безнаказанными, даже если их имена прямо называют оставшиеся в живых коллеги.

Власть уже заявила, что никаких мер по защите журналистов предпринято не будет. И вообще, не надо ничего выдумывать и «окрашивать». Голос Кремля, Дмитрий Песков, так и сказал: «Подобные трагические случаи — они вызывают глубочайшее сожаление. И, скажем так, действия безумца — они и есть действия безумца. Пытаться с чем-то увязывать, окрашивать в какой-то цвет — это абсолютно нелогично и неверно».

Есть люди, которые не видят связи между половым актом и последующим рождением ребенка. И действительно, как можно «увязывать» события, разделенные девятью месяцами. Как можно «увязывать» психа с ножом и тотальную ненависть, которую изрыгали и продолжают изрыгать на независимых журналистов и конкретно на сотрудников «Эха» государственные СМИ, все эти спецпроекты «Эхо Госдепа», бесконечные припадки злобы Соловьева. В эфире государственного радио «Вести FM» в передаче «Полный контакт» от 21.02.17 Соловьев прямо призвал к расправе над сотрудниками «Эха»: «Никто ничего не делает, чтобы заткнуть их поганые рты. Оскорбляют Россию, президента, россиян — и ничего. Безнаказанность рождает беспредел… Ну да». Требование заткнуть поганые рты журналистам «Эха» — это цитата из письма слушателя, с удовольствием прочитанная Соловьевым, а одобрительное «ну да» — это уже вердикт самого Соловьева. От призыва до реализации прошло 8 месяцев. Так тоже бывает. Пути и сроки прохождения ненависти от ее генератора до того, в чьем мозгу созреет мысль эту ненависть воплотить в действие, плохо предсказуемы.

Дмитрия Муратова можно понять. У него убили шестерых сотрудников и постоянных авторов, которые тоже были частью коллектива «Новой». Это не считая покушений, нападений и избиений. Поэтому идея вооружить редакцию и взять дело безопасности журналистов в свои руки вполне оправданна. А в условиях, когда власть не только не собирается защищать независимых журналистов, но и натравливает на них всякий сброд через свои СМИ, эта идея представляется единственно разумной.

Но все же позволю себе усомниться в эффективности этой меры. Я на протяжении 10 лет, с 1998 по 2008 год, занимался защитой журналистов, в том числе анализом насилия против них и поиском средств предотвращения этого насилия. Могу с уверенностью утверждать, что наличие у журналиста огнестрельного оружия вряд ли смогло бы предотвратить абсолютное большинство трагедий, которые произошли с ними. Спас бы травмат в сумочке Наталью Эстемирову? Помог бы он Анне Политковской? Защитил бы от отравления Юрия Щекочихина?

Можно, конечно, пытаться превратить независимых журналистов в Рембо, ввести на журфаках в качестве приемных экзаменов военное пятиборье и заставить вместо выпускных проходить тест Купера. Не уверен, что это, во-первых, сильно снизит уровень насилия, а во-вторых, повысит качество журналистики.

Любимый сюжет современной фантастики: Земля после ядерной или иной катастрофы, когда не осталось ни власти, ни полиции или судов, а немногие уцелевшие люди сбиваются в вооруженные группы, в которых нет места слабым и выживают те, кто лучше стреляет и владеет ножом. В этой антиутопии нет места журналистике, она в таком мире просто не нужна. Если Россия идет этим путем, то это будет Россия без журналистов.

 



Фото1. Россия. Москва. 4 марта. Главный редактор "Новой газеты" Дмитрий Муратов во время выступления на специальном заседании на тему: "Медиа гражданского общества: трудности становления". Фото Михаил Джапаридзе/ТАСС
2. Всем работникам СМИ предлагают приобрести травматический пистолет МР-80 со скидкой 10%. Поводом для рекламного хода стало недавнее нападение с ножом на ведущую радиостанции "Эхо Москвы" Татьяну Фельгенгауэр. Подробнее: http://www.newsru.com/russia/26oct2017/mp80.html












  • Андрей Колесников: Блокировка Телеграма — очень плохой прецедент. Эта история показала, что в эту сторону двигаться можно, пусть и не очень успешно, деликатно выражаясь.

  • МК: Гендиректор провайдера Diphost Филипп Кулин, который отслеживал историю с блокировкой IP-адресов Роскомнадзором, сообщил, что... РКН заблокировал 63 ip-адреса сайта www.google.com из 600 известных.

  • Oleg Pshenichny: Если они заблокируют всё остальное так же, как они заблокировали «Телеграм», - я не против. Они будут думать, что всё заблокировано, а мы будем спокойно пользоваться.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Заметки на полях Telegram
24 АПРЕЛЯ 2018 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Коллизия вокруг Telegram поставила перед нами ряд вопросов. Что хочет власть? Что хочет общество? Проблема лишь в лишении нас сетевой анонимности или она гораздо глубже? Как ни странно, но наиболее адекватный ответ принадлежит не «САРКИС ДАРБИНЯН VS ДЖИН КОЛЕСНИКОВ», а записному лоялисту Петру Акопову во первых строках его пропагандистского текста. Или, вернее, даже не в тексте, а в его заголовке: «Телеграм» пытаются использовать для удара по российскому государству».
Атака на Интернет — невежество или тестирование?
23 АПРЕЛЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшее воскресенье Роскомнадзор официально признал то, что уже почти с неделю ни для кого секретом не является: надзорное ведомство в попытке закрыть доступ к сервису Телеграм на территории России блокирует и домены других компаний, о которых в судебном решении от 13 апреля не говорится ни слова. На странице интернет-регулятора в социальной сети «ВКонтакте» появилось следующее заявление: «Google на сегодняшний день не удовлетворила требования Роскомнадзора и в нарушение вердикта суда продолжает позволять компании Telegram Messenger Limited Liability Partnership использовать свои IP-адреса для осуществления деятельности на территории России». 
Прямая речь
23 АПРЕЛЯ 2018
Андрей Колесников: Блокировка Телеграма — очень плохой прецедент. Эта история показала, что в эту сторону двигаться можно, пусть и не очень успешно, деликатно выражаясь.
В СМИ
23 АПРЕЛЯ 2018
МК: Гендиректор провайдера Diphost Филипп Кулин, который отслеживал историю с блокировкой IP-адресов Роскомнадзором, сообщил, что... РКН заблокировал 63 ip-адреса сайта www.google.com из 600 известных.
В блогах
23 АПРЕЛЯ 2018
Oleg Pshenichny: Если они заблокируют всё остальное так же, как они заблокировали «Телеграм», - я не против. Они будут думать, что всё заблокировано, а мы будем спокойно пользоваться.
Telegram как «продажная девка» империализма
17 АПРЕЛЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Вот уже вторые сутки в киберпространстве идет беспощадная схватка, на фоне которой меркнут фантастические миры «Матрицы» и «Звездных войн». Бесстрашные интернет-жандармы от Роскомнадзора без устали гоняются за увертливым мессенджером Telegram, который ловко использует IP-адреса крупнейших подсетей. Руководитель Роскомнадзора Александр Жаров наверняка ощущает себя полководцем в этой великой битве. Именно в этом стиле он комментирует ход сражения: «Идет борьба снаряда и брони – мы выявляем IP-адреса, по которым мигрирует мессенджер, и блокируем их...»
Прямая речь
17 АПРЕЛЯ 2018
Ксения Собчак: Поражает, как наши власти уничтожают то, чем в другой стране бы гордились. Особенно это касается прорывных современных технологий, интернета.
В СМИ
17 АПРЕЛЯ 2018
«Независимая газета»: В Telegram отказались давать ФСБ доступ и по принципиальным, и по техническим соображениям. Павел Дуров заявил, что «конфиденциальность не продается».
В блогах
17 АПРЕЛЯ 2018
Екатерина Шульман: Вопрос о том, удастся ли Роскомнадзору победить Telegram — не вопрос наличия политической воли, а вопрос наличия технических возможностей. Даже в Китае обходят блокировки...
О музыканте Макаревиче, МИДе РФ И Госдуме
21 МАРТА 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Музыкант Андрей Макаревич, находясь на заокеанских гастролях, вел путевые заметки, в которых писал что вздумается, полагая, что, будучи лицом глубоко партикулярным, имеет полное право писать в своем дневнике все что угодно. Родина мгновенно указала музыканту Макаревичу на глубину его заблуждения. Это случилось, когда в одной из заметок музыкант Макаревич попытался сравнить американцев и русских и пришел к выводу, что американцы «спокойнее, веселее и добрее нас». Полагаю, что одного этого было бы достаточно для сурового окрика из северной Евразии, но Макаревичу вздумалось проанализировать причины таких отличий.