Что делать?
18 ноября 2017 г.
Не бутафория, как у нас!

Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

Политическая конкуренция: опыт демократических государств 

В демократических странах политическая конкуренция обеспечивается сочетанием нескольких необходимых условий. Это реальная многопартийность (свобода создания и равные возможности для деятельности политических партий), свободные и честные выборы, свобода проведения публичных акций и политический плюрализм в СМИ. При этом важно отметить, что во всех странах, которые считаются демократическими, присутствуют все перечисленные условия.

Партийная вольница

Если говорить о многопартийности и свободе создания политических партий, то стоит отметить, что лишь в нескольких странах развитой демократии установлены требования к минимальной численности политических партий – как правило, считается, что существенным является не численность партии, а ее влиятельность, то есть – число избирателей, которое ее поддерживает.

Так, в Швеции, Финляндии, Польше, Латвии, Литве, Эстонии, Венгрии законодательно установлена минимально необходимая численность политической партии – но нигде она не превышает 1.5 тысячи человек. В Латвии и Литве это соответственно 200 и 400 членов партии, в Эстонии – 1000 членов партии (и даже в Белоруссии достаточно иметь не менее 500 членов партии). В то же время в Великобритании закон устанавливает минимальную численность партии в… два человека, в Сингапуре – 10 человек. В США, Канаде, Японии, Франции, Германии, Италии, Греции, Швейцарии, Нидерландах, Норвегии, Португалии, Бельгии, Испании закон не устанавливает минимально необходимой численности партий. При этом в Германии, Греции, Швейцарии, Дании и Нидерландах политические партии даже не обязаны регистрироваться, а в Ирландии регистрация необходима только для того, чтобы партия могла указать свое название рядом с фамилиями своих кандидатов. Правда, закон может устанавливать требование собрать определенное количество подписей в поддержку партии при ее создании – такие требования существуют в Австрии, Испании, Норвегии, Португалии и Уругвае, при этом нигде не требуется собрать более 5000 подписей для создания партии (что не означает, что эти люди впоследствии должны стать членами этой партии). В Израиле создание партии предельно упрощено – ее может создать даже отдельный депутат Кнессета.

Отметим также, что, согласно Конституции Германии, «мнoгoпaртийнaя cиcтeмa являeтcя нeoтъeмлeмoй cocтaвляющeй cвoбoднoгo дeмoкрaтичecкoгo прaвoпoрядкa». В Греции Конституция требует, чтобы партийная система и деятельность партий способствовали свободному функционированию демократического строя, однако не предусмотрено никаких санкций в случае несоответствия этому требованию. В Австрии законодательство не предусматривает возможность запрещения или роспуска политических партий, однако, содержит запрет на возрождение национал-социалистической партии и любых ее организаций.

В России создать и зарегистрировать партию крайне трудно. Приходится преодолевать множество бюрократических барьеров. Закон предписывает набрать минимум 500 членов, причем не менее чем в половине субъектов Российской Федерации. Как показывает практика, органы регистрации всегда могут заблокировать создание неугодной правительству партии, не признав, например, подлинность подписей ее членов.

                                                                                                                     

Если поддержит один из тысячи

Участие партий в выборах в развитых демократиях является свободным и, как правило, не сопровождается никакими существенными и труднопреодолимыми ограничениями.

В Швеции для того, чтобы партия могла участвовать в выборах в Риксдаг, она должна представить не менее 2000 подписей, после чего ее список регистрируется избирательной комиссией. В Германии, Италии, Скандинавии в выборах участвуют только кандидаты от политических партий, при этом в Германии при выборах в бундестаг в одномандатных избирательных округах партийные кандидаты должны представить не менее чем 200 подписей избирателей округа (что составляет около 0.1% от их общего числа). При выдвижении партийного списка на выборах в бундестаг в каждой федеральной земле необходима поддержка 0.1% от числа всех жителей данной земли, которые владели избирательным правом на последних выборах в бундестаг, но не более 2000 человек. Во Франции кандидаты на выборах всех уровней, выдвигаемые политическими партиями, регистрируются автоматически, а при самовыдвижении они должны представить достаточно незначительное (также на уровне 0.1% от числа избирателей) количество подписей в свою поддержку. В Португалии, Финляндии, Испании, Италии, Израиле кандидаты в парламент выдвигаются только партиями, и регистрируются автоматически.

Избирательные комиссии (в России являющиеся одним из главных элементов «административного ресурса) в развитых демократических странах играют исключительно техническую роль, при этом они формируются только по предложениям политических партий.

Наконец, отметим, что ни в одной из развитых демократических стран давно уже не наблюдается таких привычных для России явлений, как административное давление на избирателей (принуждение их к тому или иному голосованию), подкуп избирателей, мобилизация государственных служащих для агитации в пользу правящей партии. Немыслимо там избирательное поведение правоохранительных органов и судов в случае выявления нарушений законодательства о выборах.

В России основным инструментом для получения нужных власти результатов выборов стала фальсификация их результатов. Это сделать относительно легко, так как избирательные комиссии формируются не из представителей партий, а из бюджетников (чаще всего учителей), покорно исполняющих требования администрации.

                                                                    

Свобода без санкций

Свобода публичных акций в развитых демократиях гарантируется в обязательном порядке, при этом никаких согласований и разрешений не требуется. В Конституции Германии (статья 8) прямо записано, что все граждане страны имеют право собираться мирно и без оружия, без всякого разрешения. Та же норма содержится в Конституциях Ирландии, Испании, Италии, Бельгии и многих других государств Западной Европы.

В Великобритании и во Франции единственной обязанностью организаторов публичной акции является информирование полиции за шесть дней до проведения акции. В Германии организаторы публичной акции должны лишь подать заявку с указанием времени, места, маршрута ее проведения, дабы заранее исключить возможность возникновения давки или пробок, но власти не имеют права им ее запретить, потребовать сменить место или время акции. В США вообще не существует общих (федеральных) правил проведения массовых акций – этот вопрос отнесен к компетенции штатов. При этом во многих штатах нет формальных правил проведения митингов, а действуют лишь обычаи, предписывающие организаторам оплачивать труд полицейских, обеспечивающих безопасность при проведении мероприятия, а также мусорщиков, которые убирают за манифестантами. Аналогичный порядок действует в Великобритании.

Свобода слова и собраний, митингов и демонстраций — неотъемлемое право народа, действительно формирующего и контролирующего органы власти. Так как этого в России пока нет, то приходится признать, что большинству россиян, чувствующих себя в душе холопами, традиционное бесправие  милее. Остается надежда только на молодых и смелых!

                                                                                                     

Четвертая власть священна

Политический плюрализм в СМИ — важнейшее условие существования политической конкуренции — в развитых демократиях обеспечивается отсутствием монополизма в сфере СМИ, в частности – отсутствием (в США и Западной Европе) государственных средств массовой информации. Печатные СМИ в этих странах – либо частные, либо принадлежащие политическим партиям. Впрочем, в странах Скандинавии существует традиция государственной поддержки печатных СМИ – для того, чтобы гарантировать политический плюрализм.

Что касается электронных СМИ, то в США они исключительно частные (как и печать). В странах Западной Европы наиболее распространены «общественные» (публично-правовые) электронные СМИ, финансируемые за счет абонентской платы (либо специального налога) и контролируемые общественностью. Так, в Германии в наблюдательные советы соответствующих телекомпаний и радиостанций входят представители всех значимых социальных групп и общественных организаций. Причем, их больше, чем представителей политических партий. Наблюдательные советы, помимо прочего, должны заботиться о партийно-политическом нейтралитете при назначениях на должности в телекомпаниях и при составлении программ.

В Западной Европе большинство электронных СМИ изначально являлись общественной собственностью и пользовались, как правило, строгими юридическими гарантиями независимости от правительства. Вопросы доступа к СМИ разных политических сил с целью пропаганды своих взглядов в развитых демократиях решаются по-разному. В США доступ партий к СМИ обеспечивается только за счет платной рекламы, а, например, в Германии, Великобритании и Дании платная политическая реклама запрещена: вместо этого во время выборов организуется система бесплатных передач, где слово предоставляется всем партиям, участвующим в выборах.

В России основной источник информации для населения — государственные телеканалы, которые находятся под полным контролем правительства и администрации президента. Впрочем, и частные каналы контролируются олигархами. Говорить о плюрализме и честных политических дискуссиях в таких условиях не приходится. Пока телевидение в России не станет свободным, надеяться на реальную политическую борьбу оппозиции за власть, за смену институтов и пути развития страны наивно. Говорят, «каков народ, такова и власть», поэтому пока народ не проснулся, не понял преимуществ свободы, конкуренции, реального контроля за деяниями власти, власть будет принадлежать ханам, царям, генсекам, мафии, а люди будут прозябать в нищете.

                                                                   

 

 Фото:BarcroftMedia/TASS

 












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Гражданский долг россиян сегодня
13 НОЯБРЯ 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ, ИГОРЬ Г.ЯКОВЕНКО
В чем состоит гражданский долг россиян сегодня? В том, чтобы спасти «русский мир» от перспективы отсталости, нищеты и вырождения, преодолеть традиционное холопское сознание, надежду на доброго царя-президента, сделать народ хозяином своей жизни. Подобно тому, как стали хозяевами на своей земле шведы и финны, научившиеся на деле контролировать свою бюрократию. Надо самим отвечать за то, что происходит вокруг. А для этого изменить свой менталитет, политическую систему, правоприменительную практику, заставить чиновников служить, не наживаясь. Отсюда следует практическое понимание гражданского долга – мирными средствами добиваться таких реформ, которые создадут условия для притока иностранных инвестиций и связанных с ними высоких технологий. Уйти от самоизоляции России.
Вера в «доброго царя» или президента: истоки
5 НОЯБРЯ 2017 // РУСТЕМ НУРЕЕВ
Российское общество и в наши дни по традиции остается не эмансипированным от власти. Монархическая традиция, наивная русская вера в «доброго царя», ожидание Вождя, Хозяина, Лидера во многом преобладают в сознании народных масс вплоть до наших дней. Точка опоры у большинства россиян вынесена вовне, связана с верховной государственной властью. В России в отличие от стран Запада исторически сложился тип общественной системы, для которого характерны «перевернутые» отношения собственности и власти: в его основе лежит эффективность власти, а не эффективность собственности. Почему?
Ты гражданином быть обязан!
30 ОКТЯБРЯ 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ, ИГОРЬ Г.ЯКОВЕНКО
Большинство россиян хотят быть подальше от политики. Мол, мы люди маленькие, меньше возникаешь – дольше проживешь. Жили бы они в древних Афинах, их бы точно наказали атимией – публичным бесславием, бесчестием, презрением, лишением прав гражданского состояния. Человек, подвергшийся атимии, не имел права выступать в Народном собрании, занимать должности, служить в армии, участвовать в Олимпийских играх. Столь суровой была кара за неучастие в политике. Закон требовал, чтобы во время волнений и междоусобиц граждане примыкали к одной из борющихся партий.
Ценности, менталитет финнов и благоприятный фон реформ школьного образования
23 ОКТЯБРЯ 2017 // ТАТЬЯНА МИХАЙЛОВСКАЯ
Демократическое государство всеобщего благосостояния. Всеобщее благосостояние стало главным принципом финского государства. Государство всеобщего благосостояния было создано в относительно короткий период. Перед Второй мировой войной в Финляндии было много бедных. Сегодня дифференциация по уровню доходов населения в Финляндии одна из самых низких в мире. По данным ОЭСР, Всемирного банка 2009–2012 годов, соотношение доходов 10% наиболее обеспеченных и 10% наименее обеспеченных граждан по странам, в разах: Дания – 5,3, Финляндия – 5,4, Швейцария – 6,0, Норвегия – 6,1, США и Канада – 8,9, Великобритания – 10,0, Южная Корея – 10,7, Россия – 16,4, Китай – 17,6.
До последнего патрона
16 ОКТЯБРЯ 2017 // ГЕНРИ ХЕЙЛИ
Cтраны вроде России, а точнее, подавляющее большинство стран во всем мире, объединяет одно важное свойство. Они функционируют благодаря личным отношениям между людьми, а не деперсонализированным институтам. В этих странах люди не могут коллективно организовываться, если они не знают друг друга. Представьте, что кто-то решил основать благотворительную организацию и собирает на нее деньги. Скорее всего, никто не решится дать ему денег вслепую, потому что заподозрит, что они будут растрачены.
Будут сидеть. Как румыны ломают хребет коррупции
9 ОКТЯБРЯ 2017 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
В начале этого года румынское гражданское общество одержало важную победу, вынудив правительство отказаться от постановления об амнистии коррупционерам. Таких массовых демонстраций страна не знала с момента падения режима Чаушеску в 1989 году. Количество протестующих достигло 500 тысяч - на площади Виктория в центре Бухареста у здания правительства собралось до 300 тысяч человек, а в крупных городах - десятки тысяч.
Пять рецептов борьбы с коррупцией на примере Румынии
9 ОКТЯБРЯ 2017 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
В 2016 году Румыния заняла 58 место в индексе восприятия коррупции. За решеткой оказались 1500 высших чиновников, среди них и брат экс-президента Мирча Бэсеску. Хотя еще 10 лет назад именно коррупция была главным препятствием для вступления страны в Европейский Союз. Чтобы узнать, как Румынии удалось изменить ситуацию, мы встретилось с экс-министром юстиции Моникой Маковей.
Шведские уроки
2 ОКТЯБРЯ 2017 // СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Большую часть ХХ в., как и первые годы XXI в. Швецией управляло правительство, сформированное Социал-демократической рабочей партией Швеции (СДРПШ). Девиз международной социал-демократии «Свобода — Справедливость — Солидарность». Именно такие идеалы правящая партия последовательно воплощала в своей политике. И это вызывает значительный интерес, поскольку за десятилетия правления социал-демократов Швеция не только была преобразована из аграрного в высокоразвитое индустриальное общество, но и достигла социально-экономического благополучия. Социальные реформы мотивированы общенациональным интересом — расширенное воспроизводство «племени», а социальная защищенность стала частью национального самосознания.
Реквием по судебной реформе
28 СЕНТЯБРЯ 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ
В какой мере на провале судебной реформы сказался наш менталитет? В огромной. Все люди инстинктивно стремятся сохранить прежние навыки и формы своей деятельности, оппонируя любым реформам. Не составляли исключения и судьи, и прокуроры, и полицейские. Законодательные акты судебной реформы были освоены ими в меру их представлений о собственном предназначении, о своих интересах, да еще в свете усвоенных с советских времен технологий работы. Они были согласны лишь на подновление вывесок и употребление новой фразеологии. Но не на реформы по существу.
Ниспровергнуть авторитарное большинство – непростая задача
25 СЕНТЯБРЯ 2017 // МАРК УРНОВ
Авторитарный синдром присутствует в культурах практически всех стран, вступающих на путь демократизации, и делает этот путь весьма тернистым. Упрощая ситуацию, авторитарное отношение к власти можно свести к готовности воспринимать ее носителей как отцов или «старших братьев», то есть людей, обладающих безусловным авторитетом и «более равных», чем все остальные. И это предельно мягкая формула, она может преобразовываться во взгляд на властителей как на людей лучшей породы, вождей нации, мирового пролетариата или всего человечества, представителей Божества на Земле и т. д.