Армия. Призывная или нет
18 октября 2019 г.
Лишь бы не устроили войны
23 ФЕВРАЛЯ 2017, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
ТАСС

Свою 99-ю годовщину (согласно советской хронологии, ныне горячо одобряемой Кремлем) наши Вооруженные силы встречают под оглушающий гром побед. Где-то там, в далекой Сирии, взят Алеппо, и вот-вот в результате военных успехов мы надолго обеспечим длительное пребывание тов. Асада-сына у власти. Гибель (официально подтвержденная) трех десятков военных конечно же не идет ни в какое сравнение с этими замечательными геополитическими достижениями Кремля на Ближнем Востоке. В конце концов, если говорить о погибших героях, это же их профессия была Родину защищать (о чем нам много раз сообщит по разным каналам телевидения Василий Лановой). Пусть и на очень-очень дальних, определенных Путиным В.В. рубежах.

Мало того, что российская армия замечательно точно бомбит сирийских террористов. Она разворачивает все новые соединения в свободно присоединившемся (не без помощи очень вежливых и очень зеленых людей) Крыму. В отчетный период там были установлены средства ПВО, которые надежно защитят Сочи от американских ракет, которые, как придумал российский Генштаб, угрожают нашей главной ценности. А еще на западе страны развернуты четыре дивизии и танковая армия. Остается только гадать, как это удалось Генштабу, при том что численность Вооруженных сил увеличилась всего на 10 тысяч человек, что составляет численность всего одной, а не четырех дивизий.

Подведомственный народ пребывает, как утверждают социологи, от всего этого в перманентном патриотическом восторге и просто изнывает от желания послужить Отечеству (при этом остается загадкой, почему вот уже два года никак не удается выполнить строгий приказ Верховного главнокомандующего о доведении общей численности Вооруженных сил до миллиона человек). Оглушенные громом побед российские начальники соревнуются в том, чтобы покруче унизить «пиндосов». Вице-премьер Дмитрий Рогозин обещает, что российские ракеты «разорвут» американскую систему противоракетной обороны. Министр обороны Сергей Шойгу сначала отчитал своего американского коллегу Джеймса Мэттиса за обещание разговаривать с Москвой «с позиции силы». А потом оттянулся на британском министре обороны Майкле Фаллоне, который, по сообщениям печати, рекомендовал «медведю не протягивать лапы к Ливии». Шойгу немедленно медвежьи амбиции защитил: «Ну, если продолжать “звериную” тему... Что у них на гербе, лев, кажется? Есть такая старая пословица: все львы — кошки, но не все кошки — львы. Пусть каждый разбирается в своих делах сам. И мы не думаем, что в их зоопарке вырос зверь, который может указывать медведю».

К празднику начальники, понятное дело, отчитались о замечательных успехах в военном деле. При этом они по-прежнему даже не пытаются хоть как-то согласовать свое вранье. Так, председатель комитета Думы по обороне генерал Владимир Шаманов сообщает: «Уверенно рассчитываем к 2021 году довести оснащение стратегических ядерных сил современными образцами до 72 и более процентов, что обеспечит поддержание потенциала ядерного сдерживания на требуемом уровне». В тот же самый день министр обороны, подергав за усы «британского Леву», поведал о намерении «до конца 2020 года довести оснащённость стратегических ядерных сил современным вооружением в целом до 90%».

Впрочем, отныне Москва пугает злокозненный Запад не только своей ядерной мощью. Начальники один за другим (явно согласовав заранее — чего не удалось сделать по вопросу обновления ядерных арсеналов) сообщили, что в скором будущем Москве удастся осуществлять сдерживание с помощью неких «стратегических неядерных сил». О чем конкретно идет речь, можно только догадываться.

Всего за три года российские взгляды претерпели стремительную метаморфозу. Летом 2013-го Кремль с возмущением отверг предложение тогдашнего президента США о дальнейшем, ниже лимитов Договора СНВ, ядерном разоружении. Коварные американцы, уверял нас тогда Дмитрий Рогозин, готовят «мгновенный глобальный удар». Стратегические носители, баллистические и крылатые ракеты, вооруженные обычными, неядерными боеголовками, уничтожат первым ударом ядерный арсенал России, разъяснял вице-премьер. Но так как это не будет сопровождаться серьезными разрушениями и радиоактивным заражением, Вашингтон может рассчитывать, рассуждал Рогозин, что в Кремле не хватит политической воли нанести ответный удар. И вот теперь, благодаря загадочным успехам в создании военной техники, в Москве считают, что сами вдруг обрели способность к мгновенному глобальному удару.

И тут-то начинается самое интересное. США в отличие от России никогда не говорили о том, что готовность к мгновенному глобальному удару обеспечивает «неядерное сдерживание». Потому что с самого начала было очевидно: атака неядерными средствами против ядерной державы может быть использована только в первом обезоруживающем ударе, то есть при агрессии. Вашингтон говорил о мгновенном глобальном ударе лишь применительно к атаке против террористов или государства-изгоя, вдруг начавшего угрожать оружием массового уничтожения. В Кремле считали это лицемерием, но, по крайней мере, это было логично. Если Москва вдруг заговорила о «неядерном сдерживании» применительно к США, это по логике, скорее всего, и должно означать угрозу нанесения первого удара. То есть сейчас российское военное ведомство повторяет ровно то, что еще недавно приписывало Соединенным Штатам.

Это выглядит довольно опасно в нынешних обстоятельствах. Москва привыкла за годы правления Обамы, что любой намек на повышение ставок в ядерном противостоянии позволяет решать конфликты в свою пользу. Трамп продемонстрировал: хитросплетения теории сдерживания ему вовсе неинтересны, последний Договор СНВ он считает невыгодным. Именно поэтому возникла необходимость напугать Вашингтон чем-то еще. И вот в преддверии Дня защитника Отечества российские военные руководители стали как заведенные твердить о перспективах «неядерного сдерживания».

Главная проблема российской армии заключается сегодня в том, что она, с точки зрения Кремля, представляет собой главный внешнеполитический инструмент в руках российских руководителей. Поэтому на нее грузят все новые и новые задачи. Действуя в Сирии, она должна была обеспечить преодоление международной изоляции, которая возникла из-за действий Москвы на Украине. Теперь российские начальники повышают ставки в «сдерживании», желая заставить Вашингтон сесть за стол переговоров. В этой ситуации может понадобиться и небольшая победная демонстрация силы где-нибудь на периферии. Например, в Ливии.

Как раз сегодня, когда только из утюга не звучат пылкие речи о российской военной мощи, хочется пожелать всем нам, жителям России, как военным, так и гражданским, чтобы начальство, решая свои задачи, не затеяло новую небольшую войнушку, которая может перерасти черт знает во что…



Фотография ТАСС















  • Василий Кашин: ...подтверждено, что китайцы теперь будут участвовать каждый год, во-вторых, что эти учения становятся все более международными и "политическими"...

  • «Neue Zürcher Zeitung»: Ходят слухи, что военное сотрудничество с Китаем — предвестник военного альянса. Примечательно, что к учениям присоединились Индия и Пакистан.

  • lexandr-palkin: Как России удалось объединить в одном проекте Индию, Китай и Пакистан? Управление государством не равно управлению бизнесом.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Военно-дипломатические маневры
24 СЕНТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Каждый год в одном из четырех военных округов проходят стратегические маневры, которые завершают летний период обучения в Вооруженных силах и являются главным событием боевой подготовки войск. Учения Центрального военного округа стоят здесь особняком. Потому что в ходе их российская армия отрабатывает не умозрительные, не имеющие никакого отношения к реальности сценарии войны с НАТО на западе или отражение американского десанта на востоке. В ходе маневров «Центр» идет отработка совершенно реальной, я бы сказал, единственной серьезной угрозы безопасности России. Стратегическая ситуация в Центральной Азии складывается довольно скверно для нашей страны.
Прямая речь
24 СЕНТЯБРЯ 2019
Василий Кашин: ...подтверждено, что китайцы теперь будут участвовать каждый год, во-вторых, что эти учения становятся все более международными и "политическими"...
В СМИ
24 СЕНТЯБРЯ 2019
«Neue Zürcher Zeitung»: Ходят слухи, что военное сотрудничество с Китаем — предвестник военного альянса. Примечательно, что к учениям присоединились Индия и Пакистан.
В блогах
24 СЕНТЯБРЯ 2019
lexandr-palkin: Как России удалось объединить в одном проекте Индию, Китай и Пакистан? Управление государством не равно управлению бизнесом.
О чем не хочет говорить Сергей Шойгу
23 СЕНТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Министр обороны дал большое интервью «Московскому комсомольцу». «Первое развернутое интервью за семь лет», как кокетничает его герой, выдержано в традиции «товарищ генерал, это приятно быть таким умным?» — неприятных вопросов там нет. Шойгу рассказывает, как расцвели Вооруженные силы под чутким руководством президента и его министра. Читатель узнает, как по инициативе главы военного ведомства в армии отказались от портянок, как там были внедрены тысячи моющих машин, пылесосов и стиральных машин, как в воинских частях появились душевые кабины, что позволило военнослужащим мыться чаще, чем раз в неделю.
Прямая речь
23 СЕНТЯБРЯ 2019
Павел Салин:  Он здесь выступает именно как менеджер, ответственный за военное строительство. На эти вопросы необходимо в первую очередь обращать внимание...
В СМИ
23 СЕНТЯБРЯ 2019
"Ведомости": Вместо новых аргументов в защиту милитаризированного бюджета Сергей Шойгу пустил в ход старые шутки.
В блогах
23 СЕНТЯБРЯ 2019
Belan_Olga: Но на вопросы, которые, думаю, задаю не только я одна,  так и не ответил: что делают наши войска в Сирии? Идет ли война   на Украине, участвуют ли там наши войска?
Шойгу распечатал первый конверт
12 МАРТА 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В старом анекдоте уходящий начальник оставляет преемнику три конверта, которые следует последовательно открывать, когда дела станут плохи. В первом была записка: «Вали все на меня». Судя по выступлению министра обороны Сергея Шойгу на расширенном заседании Комитета Госдумы по обороне, глава военного ведомства открыл-таки первый конверт. Вот как он описывает состояние дел в военном ведомстве в 2012-м, когда он стал министром: «Воевать было некому и нечем. В то время мероприятия оперативной подготовки проводились с низкой интенсивностью… 
Прямая речь
12 МАРТА 2019
Анонимный источник, близкий к Министерству обороны: Эти люди не терпят ничего, кроме тотального восхваления. Такого не было даже в советское время.