Армия. Призывная или нет
20 октября 2019 г.
Пугающие достижения военного ведомства
7 ФЕВРАЛЯ 2017, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

ТАСС

В Министерстве обороны прошло совещание руководителей кадровых органов. Как водится, начальники разного уровня обменивались сообщениями об успехах, достигнутых в отчетный период. Успехи, должен сказать, пугающие. Главное, что кадровые начальники ставят себе в заслугу — обеспечение быстрого замещения офицерских должностей. Для этого, рассказал начальник Главного управления кадров генерал Виктор Горемыкин, были использованы разные «нестандартные» методы. В частности, призывались офицеры из запаса. А ведь еще недавно считали достижением, что Россия отказалась от такого уродливого явления, как офицер-двухгодичник («двухгодичник» — человек, окончивший вуз с военной кафедрой и призванный в армию офицером на два года). То есть отказалась от бессмысленной попытки использовать тех, кто в соответствии со званием должен быть профессионалом и кто на самом деле точно так же, как и его подчиненные, солдаты-срочники, считал дни, когда закончится постылая служба.

Теперь для быстрого пополнения армии срок обучения командных кадров в военных училищах сократили с пяти лет до четырех. Мало того, кадровые начальники особенно гордятся тем, что они создали краткосрочные курсы, пройдя которые, рядовые и сержанты с высшим образованием получают офицерские должности. Об особом достижении поведал генерал Горемыкин. На полуторагодичное переобучение были посланы авиационные инженеры, из которых в кратчайшие сроки изготовили летчиков. Будем молиться, что это не обернется ростом количества так называемых летных происшествий.

Такое ощущение, что страна ведет широкомасштабные боевые действия, когда из строя выбывает большое число офицеров, которых нужно немедленно замещать новыми. При этом совсем недавно, три года назад, был избыток командных кадров. Для лейтенантов просто не было должностей. Выпускников военных училищ назначали на те, которые обычно занимали сержанты. И вдруг как по волшебству образовался чудовищный дефицит. Стоит ли удивляться тому, что число офицеров, оказавшихся без должности и ждавших либо увольнения, либо назначения, уменьшилось чуть ли не в двадцать раз. Если еще недавно в военном ведомстве полагали, что ежегодный выпуск в 8,5 тысячи лейтенантов закрывает все потребности, то сегодня мало даже 11 тысяч выпускников.

Ответ прост. В основе «сердюковских» реформ, которые обеспечили относительную эффективность российских Вооруженных сил, в частности способность к быстрому развертыванию (что было продемонстрировано в Крыму, на Донбассе и в Сирии), был отказ от концепции массовой мобилизации. Бывший глава военного ведомства просто закрыл части и соединения неполного состава, которые фактически состояли только из офицеров, проводивших годы службы в ожидании «большой войны». То есть ситуации, когда под их начало прибудут сотни и тысячи мобилизованных резервистов. Когда же в ходе войны с Грузией им предложили возглавить сформированные части и соединения, они попросту отказались — за всю службу они ни разу никем не командовали. Именно их Сердюков увольнял в первую очередь. Именно они, подозреваю, и вернулись сейчас в Вооруженные силы.

Важнейший элемент сердюковских реформ — отказ от уродливой системы, когда один офицер приходился на двух рядовых. В результате при численности армии больше миллиона в бой послать было некого. Все части и соединения требовали пополнения резервистами. Сердюков разрушил эту систему — в распоряжении Кремля оказалось несколько десятков соединений, укомплектованных по штатам военного времени и способных действовать сразу после получения приказа.

Сейчас эту систему стали последовательно ломать. Причина понятна. Исходя из возможностей страны, демографических и экономических, Сердюков и его команда создавали Вооруженные силы, способные одержать победу в локальном конфликте на постсоветском пространстве. Но в результате политики Кремля Россия противостоит сейчас Североатлантическому альянсу, который превосходит нас по всем количественным показателям: любым видам вооружений и численности личного состава. И единственным логичным военным ответом является возвращение к неэффективной и крайне неповоротливой системе массовой мобилизационной армии. Именно это и происходит сейчас, когда едва ли не каждую неделю нам сообщают о создании нового соединения. Только при этом численность Вооруженных сил выросла всего на 10 тысяч. Получается, что сейчас происходит массированное развертывание… бумажных дивизий, где на полтысячи офицеров приходится сотня солдат. Именно для комплектования таких соединений потребовалось избыточное количество лейтенантов. И не дай бог, если этим свежесляпанным дивизиям придет приказ действовать…

 





Фото Валерий Морев/ТАСС













  • Василий Кашин: ...подтверждено, что китайцы теперь будут участвовать каждый год, во-вторых, что эти учения становятся все более международными и "политическими"...

  • «Neue Zürcher Zeitung»: Ходят слухи, что военное сотрудничество с Китаем — предвестник военного альянса. Примечательно, что к учениям присоединились Индия и Пакистан.

  • lexandr-palkin: Как России удалось объединить в одном проекте Индию, Китай и Пакистан? Управление государством не равно управлению бизнесом.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Военно-дипломатические маневры
24 СЕНТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Каждый год в одном из четырех военных округов проходят стратегические маневры, которые завершают летний период обучения в Вооруженных силах и являются главным событием боевой подготовки войск. Учения Центрального военного округа стоят здесь особняком. Потому что в ходе их российская армия отрабатывает не умозрительные, не имеющие никакого отношения к реальности сценарии войны с НАТО на западе или отражение американского десанта на востоке. В ходе маневров «Центр» идет отработка совершенно реальной, я бы сказал, единственной серьезной угрозы безопасности России. Стратегическая ситуация в Центральной Азии складывается довольно скверно для нашей страны.
Прямая речь
24 СЕНТЯБРЯ 2019
Василий Кашин: ...подтверждено, что китайцы теперь будут участвовать каждый год, во-вторых, что эти учения становятся все более международными и "политическими"...
В СМИ
24 СЕНТЯБРЯ 2019
«Neue Zürcher Zeitung»: Ходят слухи, что военное сотрудничество с Китаем — предвестник военного альянса. Примечательно, что к учениям присоединились Индия и Пакистан.
В блогах
24 СЕНТЯБРЯ 2019
lexandr-palkin: Как России удалось объединить в одном проекте Индию, Китай и Пакистан? Управление государством не равно управлению бизнесом.
О чем не хочет говорить Сергей Шойгу
23 СЕНТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Министр обороны дал большое интервью «Московскому комсомольцу». «Первое развернутое интервью за семь лет», как кокетничает его герой, выдержано в традиции «товарищ генерал, это приятно быть таким умным?» — неприятных вопросов там нет. Шойгу рассказывает, как расцвели Вооруженные силы под чутким руководством президента и его министра. Читатель узнает, как по инициативе главы военного ведомства в армии отказались от портянок, как там были внедрены тысячи моющих машин, пылесосов и стиральных машин, как в воинских частях появились душевые кабины, что позволило военнослужащим мыться чаще, чем раз в неделю.
Прямая речь
23 СЕНТЯБРЯ 2019
Павел Салин:  Он здесь выступает именно как менеджер, ответственный за военное строительство. На эти вопросы необходимо в первую очередь обращать внимание...
В СМИ
23 СЕНТЯБРЯ 2019
"Ведомости": Вместо новых аргументов в защиту милитаризированного бюджета Сергей Шойгу пустил в ход старые шутки.
В блогах
23 СЕНТЯБРЯ 2019
Belan_Olga: Но на вопросы, которые, думаю, задаю не только я одна,  так и не ответил: что делают наши войска в Сирии? Идет ли война   на Украине, участвуют ли там наши войска?
Шойгу распечатал первый конверт
12 МАРТА 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В старом анекдоте уходящий начальник оставляет преемнику три конверта, которые следует последовательно открывать, когда дела станут плохи. В первом была записка: «Вали все на меня». Судя по выступлению министра обороны Сергея Шойгу на расширенном заседании Комитета Госдумы по обороне, глава военного ведомства открыл-таки первый конверт. Вот как он описывает состояние дел в военном ведомстве в 2012-м, когда он стал министром: «Воевать было некому и нечем. В то время мероприятия оперативной подготовки проводились с низкой интенсивностью… 
Прямая речь
12 МАРТА 2019
Анонимный источник, близкий к Министерству обороны: Эти люди не терпят ничего, кроме тотального восхваления. Такого не было даже в советское время.