Итоги года
30 мая 2020 г.
Спецслужбы: итоги 2016

ТАСС

Прошлый год начался под знаком усиления интернет-цензуры, продолжился репрессиями против блогеров, а закончился американскими санкциями против руководства ГРУ за хакерские атаки на серверы демократической партии во время президентской избирательной кампании.

На первый взгляд все это звучит не слишком радоcтно, но несколько поводов для оптимизма в будущем остаются.

Для российских спецслужб год значил окончание проекта «новое дворянство» и появление новой модели работы Кремля с ФСБ и другими силовиками. Хотя создание Национальной гвардии на месте Внутренних войск МВД отражает страх Кремля перед возможными протестными акцими на фоне экономического кризиса, в целом “новые дворяне” перестали быть кадровым резервом путинской политической элиты.

С самого начала кремлевская концепция интернет-контроля больше опиралась на запугивание, чем на технологию. Кремль делал ставку на административное давление на такие компании как Google, Facebook, Twitter и Яндекс.

За последнее время появилось огромное количество репрессивных законов: о блокировках сайтов, о переносе серверов в Россию, об обязательной установке усовершенствованной системы перехвата СОРМ за счет компаний. Летом приняли самый громкий и абсурдный «закон Яровой», который требует от телекоммуникационных компаний хранить все, что мы пишем, говорим и выкладываем в интернете полгода. Цель этого бурного законотворчества была простой – заставить соцсети блокировать контент и выдавать персональные данные пользователей по первому требованию российских властей, а также гарантированная возможность для ФСБ перехватывать всю информацию, которую пользователи передают в мессенджерах и соцсетях.

Эта стратегия провалилась – никто, кроме китайских компаний и стремительно теряющего популярность Livejournal.com, серверы в Россию не перенес, Facebook и другие глобальные компании персональные данные пользователей российским властям практически не выдают, в отличие от “ВКонтакте”, которая после ухода из компании ее создателя Павла Дурова стала плотно сотрудничасть с государством.

Осознав, что построить стену на пути информации в Сети не удалось, Кремль развернулся в сторону Китая. В течение года кремлевские чиновники регулярно встречались с китайскими коллегами, пытаясь понять, как им построить такую же эффективную систему интернет-фильтрации, как Великий Китайский файрвол. В Москву приезжал глава киберадминистрации Китая Лу Вей и создатель Великого китайского файерволла Фан Биньсин, а русские чиновники ездили регулярно в Китай.

Летом Путин подписал с Китаем совместное заявление по информационной безопасности, которое отражает, насколько похожи стали взгляды Москвы и Пекина в отношении “угроз”, исходящих от Интернета.

Осенью 2015 года Кремль начал совершать резкие, зачастую хаотичные движения, призванные, видимо, отмобилизовать госаппарат и региональные элиты перед выборами. Разные способы пошли в ход – от адресных репрессий до отставок старых друзей президента из числа ветеранов КГБ.

В ФСБ заговорили о том, что грядет новая волна назначений сотрудников Лубянки на должности в госаппарате. Этого не случилось. На должности действительно стали назначать новых людей – технократов и офицеров из спецслужб, но не из ФСБ, а ФСО – службы личной охраны президента.

Сама же Федеральная служба безопасности вдруг получила несколько новых замов и руководителей ключевых подразделений со стороны. Весной 2015 года в замы пришли два варяга - статс-секретарем стал Дмитрий Шальков, выходец из Следственного Комитета, а контрразведывательный главк возглавил Владислав Меньщиков, бывший начальник Главного управления спецпрограмм президента. В декабре заместителем директора стал Игорь Сироткин, до этого курировавший экономическую безопасность в Санкт-Петебурге.

В результате в 2016 году спецслужба активизировала борьбу со шпионами и быстро перекрыла уровень шпиономании начала 2000-х, и одновременно была брошена на проведение адресных репрессий под флагом борьбы с коррупцией - сотрудники ФСБ участвовали во всех крупных расследованиях 2016 года, от задержания министра Улюкаева до арестов полицейских чинов.

В октябре 2016 года ФСБ получила еще одного нового заместителя, и снова человека внешнего – замдиректора стал Евгений Зиничев, сделавший карьеру среди путинских охранников – в ФСО и СБП.

Лубянка не только перестала поставлять кадры для госаппарата, но всякое значение потерял старый друг президента Виктор Иванов. Именно он отвечал за первую массовую волну назначений офицеров спецслужб в начале 2000-х,

будучи тогда замруководителя президентской администрации, курировавшим кадровую политику. Лишились должностей Владимир Якунин -- выходец из КГБ, претендовавший на роль разработчика национальной идеи, и Сергей Иванов – самый успешный офицер КГБ из путинских друзей, сохранивший авторитет на Лубянке.

Так окончательно оформилась новая модель взаимодействия Путина с силовиками: он отказался от схемы, которую пытался реализовывать с начала 2000-х, когда стал лепить из ФСБ “новое дворянство” - одновременно поставщик кадров и мозговой трест по разработке новой идеологии страны.

“Новое дворянство” было постмодернистским изобретением Путина и его друзей из КГБ, плохо понимавших, как работало советское государство, но веривших в мифологию о “лучших людях страны”, которая создавалась с помощью фильмов и книг под контролем Юрия Андропова в конце 70-х – начале 80-х.

Путину понадобилось 16 лет, чтобы разочароваться в своем изобретении. В 2016 году он решил вернуться к советскому опыту, когда главная спецслужба страны была прежде всего “передовым отрядом партии” - то есть действенным, но абсолютно подконтрольным инструментом по контролю за обществом в руках политического руководства страны. В советские времена этот контроль осуществлялся через шпиономанию – для запугивания населения, и адресные репрессии – чтобы держать элиты в узде. Вряд ли случайно, именно на эти два направления были брошены главные силы ФСБ в 2016 году.

Впрочем, за пределами страны российские спецслужбы прославились не этим.

Возможно, 2016 год и избирательная кампания в США войдет в историю как первый пример использования кибероружия для достижения политических целей.

Остается большим вопросом, какую именно роль сыграли действия российских хакеров в победе Дональда Трампа, однако кое-что понятно уже сегодня. Хакеры изменили правила игры, и теперь военным, дипломатам и политикам по всему миру придется полностью пересматривать стратегии ответа на кибервмешательство других стран в политические процессы.

В 2016 году российские спецслужбы точно попали в историю.



Фото: Россия. Белгород. 4 октября 2016. Приложение WhatsApp, Viber, Facebook Messenger, Telegram и Skype. Российские компании начали поиск способа доступа к переписке граждан в мессенджерах WhatsApp, Viber, Facebook Messenger, Telegram и Skype. Это необходимо для реализации "пакета Яровой", в рамках которого для борьбы с терроризмом власти намерены осуществлять перехват и полную дешифровку трафика. Антон Вергун/ТАСС














  • Аркадий Дубнов: ... как сообщил президент, страна получила прекрасный подарок к Новому году, замечательную ракету «Авангард», подобной которой ещё долго ни у кого не будет

  • Meduza: Год 2018-й в фотографиях: акции оппозиции, чемпионат мира, автомобиль в космосе и гениальный Бэнкси

  • Виктор Шендерович: Надежд на 2019 год в общественном смысле очень немного...
РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Хайли лайкли 2020
14 ЯНВАРЯ 2020 // ДМИТРИЙ ОРЕШКИН
В России надо жить долго. И вставать рано. Тогда, бог даст, что-нибудь поймешь в ее устройстве. А может, и не поймешь. Около 7 утра 11 января по новостным лентам прошло сообщение, что иранские военные выступили с заявлением по ТВ. Признали, что украинский самолет все-таки был сбит ими. Непреднамеренно, человеческий фактор. О чем сутки ранее с разной степенью уверенности высказывались первые лица Канады, США и Британии. Хайли лайкли. К сожалению, всякое бывает. Летом 1988 г. американцы тоже сдуру сбили иранский лайнер.
Переход в 2020 год. Режим продолжает разогреваться
10 ЯНВАРЯ 2020 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
В голове засела фраза от А. Скобова. Он как-то написал, что российский режим находится в стадии «разогрева», а дело в том, что в космологии, когда они «разогреваются», им не до того, чтобы запустить эволюцию жизни. Теоретически ведь для жизни, для того, чтобы безгласные рыбы выползли на берег и превратились в свободных обезьян с Декларацией прав обезьян, планетарному реактору все-таки надо немножко поостыть. Так и в «политической космологии»: «разогреваясь», режим усугубляет свои базовые черты, на что был изначально нацелен. Сам и привыкает к ним, обучается использовать на корпоративную пользу, воспитывает адаптивное поколение, которое иной жизни не знает.
«Только бы не было войны»
9 ЯНВАРЯ 2020 // НИКОЛАЙ СВАНИДЗЕ
Год принёс две противоположные, хотя и взаимосвязанные тенденции. С одной стороны, если по-ленински, в «низах» заметна активизация, оживление общественной жизни. Молодежи, прежде всего студенческой, явно надоело пассивно наблюдать то, что происходит в стране. То есть они бы, конечно, наблюдали со скучающими лицами, но как-то внезапно поняли, что это их непосредственно касается, что они не зрители, а участники представления. И, соответственно, повели себя как участники. Но не только молодежь с ее возрастной эмоциональностью и пониженным чувством опасности. Негромко и глуховато заворчали и взрослые люди в регионах, раздражённые ростом цен, экологией и тотальным беззаконием.
Накануне счастья
8 ЯНВАРЯ 2020 // ЛЕОНИД ГОЗМАН
В 2020 году произойдет, как известно, масса всего хорошего. Средняя зарплата 2700 долларов, квартиры у каждого по сто метров, полет то ли на Марс, то ли на Луну, точно не помню. Сам Путин обещал! Если чего-то из этого не случится, то только из-за антинародной деятельности авторов и читателей «ЕЖа». А так бы, да, конечно! А что произошло в 2019-м? Если бы Бог (в которого я не верю) посмотрел сверху и подвел итог тому, что произошло на этой маленькой планете за время ее полного оборота вокруг выделенной ей звезды, то он бы, думаю, прежде всего обратил внимание не на Россию, а на Венесуэлу, Боливию и Гонконг. Там, как в 2011 году у нас, люди выступают не столько за какие-то политические идеи, сколько за собственное достоинство. За право быть людьми, а не скотом, которому скармливают любую ложь. Думаю, Ему должно понравиться.
Сыновей примеривают во власть
7 ЯНВАРЯ 2020 // АРКАДИЙ ДУБНОВ
Россия и Таджикистан — лишь эти две страны постсоветского пространства входят в двадцатые годы двадцать первого века в том же формате власти, что сформировался еще в веке двадцатом. Это звучит удивительно, но это так. Эмомали Рахмон и Владимир Путин, практически полные ровесники, родившиеся с разницей в два дня, 5 и 7 октября 1952 года, правят своими государствами с прошлого века, Рахмон с 1992 года, Путин с 1999-го.
Церковь раздора
6 ЯНВАРЯ 2020 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
Прошедший 2019 год оказался для Русской православной церкви (РПЦ) довольно травматичным. Главная травма — автокефалия ПЦУ, конечно. Все силы были брошены на то, чтобы другие поместные церкви эту автокефалию не признали, однако увы… За Вселенским патриархом Варфоломеем, который и даровал украинской церкви томос об автокефалии в самом начале 2019 года, последовала Элладская церковь, затем имя главы ПЦУ Епифания внес в свои диптихи Александрийский патриархат. С Константинополем РПЦ решительно разорвала отношения, однако дальше уже вела себя более сдержанно: под запрет попали только те епископы Элладской и Александрийской церквей, которые поминают Епифания...
Удовлетворительно?
6 ЯНВАРЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Удовлетворяют ли итоги 2019 года россиян? Смотря кого. Если гражданин принадлежит к власть имущим и ему удалось перевести за бугор еще пару миллиардов, украденных из средств, собранных с налогоплательщиков, то почему нет? И даже если деньги вывез честный российский бизнесмен, которому надоело платить дань силовикам, и он решил перенести свой бизнес в Европу, то он тоже может быть доволен. Отток капитала из России в частном секторе в январе-июле 2019 г., согласно оценке ЦБ РФ, вырос более чем в 1,6 раза по сравнению с аналогичным периодом 2018 г. до 28 млрд. долларов. Во второй половине года отток капитала из России продолжился.
Итоги года. Я/МЫ
4 ЯНВАРЯ 2020 // АНТОН ОРЕХЪ
Жанр ежегодного итогового текста похож на жанр итоговой речи за новогодним столом, когда семья или друзья говорят о том, чего достигли, что пережили, преодолели, сделали или не смогли сделать, — и выражают уверенность, что в следующем году что-то обязательно изменится к лучшему, наладится, а все плохое останется навсегда в году уходящем.Не так часто мы потом вспоминаем эти слова. Новые дни, новые заботы. Иллюзии быстро развеиваются, хотя всегда есть и что-то приятное в нашей жизни! Я вот ради интереса пробежался по своим же прежним текстам — и не только своим. Они, с одной стороны, полны фраз типа «как это все достало», как страна и народ подходят к пределу терпения, как власть всё больше шатается из стороны в сторону, как всё ближе перемены и всё явственнее в воздухе запах свободы.
Год рассерженных людей
3 ЯНВАРЯ 2020 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
2019 год стал годом рассерженных людей, выражавших свой гнев разными способами. Людей, не вписавшихся в глобальный мир или ощущающих себя на его глубокой периферии, обладающих невысоким социальным капиталом и не доверяющих политическим элитам и мейнстримным медиа. В Великобритании это были выборы. Рассерженные люди голосовали за «Брэксит» вопреки мнению лондонских интеллектуалов, выступавших за сохранение членства страны в объединенной Европе. Если взглянуть на электоральную карту Англии (без Уэльса, Шотландии и Северной Ирландии), то она почти вся синяя — в цветах консерваторов, которые перехватили лозунги «брэкситеров».
Зима патриарха. Бесконечная
3 ЯНВАРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В канун 2019-го Владимир Путин назвал успешное испытание гиперзвукового планирующего блока «Авангард» наилучшим подарком российскому народу. Традиция, похоже, прижилась. Уже в этом году итоговая коллегия Минобороны, в которой участвовал главный начальник страны, разительно отличалась от предпраздничных встреч Путина с чиновниками, отвечающими за другие сферы — за экономику, за социалку. Выяснилось, что национальные проекты не реализуются, модернизация здравоохранения сделала медицинскую помощь недоступной, а в области образования страна откатилась на сороковые места международных рейтингов. Но подведомственному населению не стоит переживать.