Выборы
11 декабря 2018 г.
Проклятие трех процентов



Конечно, лично я давно известен заинтересованной публике как упорный сторонник и пропагандист бездеятельного, пассивного уклонения граждан от какой-либо полезной и эффективной гражданской деятельности. Именно я — последовательный адепт лежания обывателя на диване, чьим всеподавляющим действием публицист Игорь Яковенко недавно объяснил тотальные неудачи российского либерализма. Поэтому я совсем не удивился, когда гнев публициста оказался направлен именно на мою вредную, всех вокруг демобилизующую персону.

Игорь Яковенко цитирует в своем диванообличительном тексте мой недавний пост в фейсбуке, где я высказал свои сомнения относительно реальных, практических намерений руководства партии «Яблоко» на предстоящих думских выборах.

«Явлинский пойдет в Кремль и договорится там, что ему разрешат набрать на этих выборах 3%, в обмен на то, что никто из этих прекрасных людей – ни Рыжков, ни Гудков, ни Шлосберг, ни Ширшина – ни в какую думу не попадут». И вывод: «Григорий Алексеевич играет в 3%, а не в пять», — вот эти фразы из моего блога Яковенко приводит в кавычках.

И у меня даже нет возможности сказать, что он оборвал цитату на полуслове, там, где ему было удобно. Потому что Яковенко цитату не обрывал. Он ее выпотрошил: то есть как раз до конца-то дошел, но зато выдрал и выкинул из нее середину, употребив в дело только голову и хвост. Между тем именно ради этой середины моя реплика и была написана: как раз в ней весь смысл того обращения, которое я хотел бы адресовать нынешним участникам избирательного списка «Яблока».

А середина там была такая: «Поэтому очень, очень важно, чтобы никто из сегодняшних пассажиров этого парохода не обольщался бы, не надеялся бы и не верил бы. А понимал бы очень ясно, что единственный — пусть очень скромный — шанс на победу остаётся все равно только в одномандатном округе».

Повторяю еще раз — специально для Игоря Яковенко и других любителей выковыривать и выкидывать смысл из чужих слов: да, я очень хочу, чтобы Гудков, Рыжков, Шлосберг, Ширшина, а теперь еще и Андрей Заякин оказались депутатами Государственной думы, но я считаю очень опасной ставку на прохождение в партийном списке «Яблока», — если эта ставка приведет к ослаблению или даже полному прекращению усилий, необходимых для их участия в выборах по одномандатным округам.

Они стали участниками яблочного списка — и это очень хорошо, потому что позволит им избежать бессмысленной процедуры сбора подписей, которая оставляет претендента в полной власти чиновничьего произвола: захотят — признают подписи «годными», даже если их будет в пять раз меньше нужного, а захотят — забракуют как «поддельные», даже если каждый подписавший лично явится засвидетельствовать свою волю. Однако это только самое начало дела. Партийный список «Яблока» — слабый, ненадежный «носитель» для кандидата, и рассчитывать на него как на ключевой элемент всей избирательной стратегии — опасно. Потому что «Яблоко» много раз подводило — и в этот раз легко может подвести.

ТАСС

Когда я пишу это, я исхожу из того, что мои читатели хорошо помнят, как выглядели действия «Яблока» в нескольких предыдущих избирательных кампаниях. И поэтому рассчитываю на то, что они способны будут правильно оценить этот опыт и применить его к своим видам и прогнозам на предстоящую выборную борьбу. Почему-то мне казалось, что Игорь Яковенко тоже вполне способен справиться с этим несложным аналитическим упражнением. Но нет. Он зачем-то и тут принимает какую-то комическую позу наивного недоумения.

Вот он, Яковенко, опять обращается ко мне: «Попробуем понять логику, которую Пархоменко приписывает Кремлю и Явлинскому. Что должен конкретно сделать Явлинский в обмен на то, чтобы ему «разрешили набрать 3%»? Запретить всем вышеперечисленным «прекрасным людям» участвовать в выборах? Запереть их всех на 2 месяца? Запретить наблюдать на выборах?»
Смешные вопросы, ей-богу. И смешно их считать риторическими. Можно подумать, что «Яблоко» в предыдущие годы не отшлифовало до изумительного совершенства абсолютно практические ответы на них.

Прежде всего, «Яблоко» обладает хорошо натренированным умением объявить о своем участии в избирательной кампании, зарегистрировать под своей маркой большее или меньшее количество более или менее достойных кандидатов, а потом просто удавить их. Задушить и засушить простейшим приемом: не вести никакой избирательной кампании как таковой. Либо учинить ее в демонстративно абсурдном, не побоюсь этого слова, идиотском духе.

Все ли тут помнят избирательную кампанию по выборам мэра Москвы в 2013 году? А кандидата от «Яблока» — помните в той кампании? А ведь он был. Ну и как вам набранный им результат? Вообще, как вам итоги его участия в принципиальной и драматичной кампании, где Навальный противостоял Собянину? Как вам роль, тогда им сыгранная? Понравилось? Запомнилось?
А кампанию выборов в Мосгордуму в четырнадцатом году — не забыли случайно? Были там кандидаты от «Яблока»? Список кандидатов, зарегистрированных «по яблочной линии» яблочный был? Был, а как же без него. И как вам та кампания? Я даже не про поразительный фортель с выкидыванием из списка в последнюю секунду огромной толпы претендентов, с которыми имелись предварительные договоренности. Бог с ним: ну, обманули и обманули, «машинально» как Шура Балаганов в трамвае, — в политике же особенная щепетильность большой добродетелью не считается. И я даже не про результат сейчас: предположим, у нас такой неблагодарный избиратель, который не умеет оценить и полюбить золотого-брильянтового яблочного кандидата. Я именно про кампанию, про стратегию и тактику, про креативность, энергию, настойчивость, волю к победе, готовность бороться за каждый голос, отстаивать каждый бюллетень… Удовлетворило это все ваши демократические ожидания? Впечатлило? Убедило? Как оцените — ну, предположим, из 10 баллов?

Или вот еще в прошлом году была избирательная кампания в законодательное собрание Костромской области — в единственном регионе, где демократической оппозиции удалось довести своих кандидатов до участия в бюллетене. Там ведь и кандидаты от «Яблока» были. Помните их? Нравятся они вам? Одобряете их работу? Как оцениваете их усилия? Яблочные кандидаты тогда получили практически столько же, сколько объединенный список правых, во главе с Яшиным. Яшин и его штаб для этого должны были выложиться по полной, объехать сотню деревень, сделать абсолютно все, на что были способны в условиях нищенского финансирования и интенсивного противодействия властей (включая обыски, аресты, уголовные дела, отмены контрактов на печать агитматериалов, разнообразные провокации и подлости нанятых гопников и прочая, прочая). «Яблоко» не пошевелило и пальцем. То есть не сделало ничего — вообще ничего, совсем. Но свои два процентика от яшинского списка откусило — просто по факту своего существования, по причине номинального присутствия в бюллетене. И как вам эта роль? Смысл этой деятельности ясен вам? Результат считаете полезным?

Если Игорь Яковенко все это позабыл, то я, к сожалению, помню. Все никак не удается мне этот опыт выкинуть из головы. И он мне мешает безмятежно радоваться успеху при создании нынешнего списка и томно грезить о предстоящем электоральном успехе.
Для того, чтобы с самым замечательным, самым удивительным и бесконечно обаятельным списком получить не три процента, а пять,— нужно работать, тяжело и много. Нужно рисковать, потому что эта работа скорее всего одобрения действующей власти не удостоится. Нужно сначала раздобыть, а потом потратить много денег — гораздо больше, чем потребовалось бы для содержания уютного партийного особняка на Пятницкой улице и на пополнение фонда оплаты труда партийного аппарата. Так вот: наблюдения за деятельностью «Яблока» в течение последнего десятилетия не убеждают в том, что эта работа начнется автоматически, этот риск будет принят без колебаний, а эти деньги не будут потрачены в необходимых количествах. Гораздо проще этого не делать. А также — гораздо безопаснее. И гораздо расчетливее — в видах политического долгожительства и убережения политической синицы в руках. И гораздо надежнее — с позиций финансовой экономии и всяческого хеджирования рисков.

Есть и еще одна избирательно-технологическая сторона дела: та, что связана с наблюдением за голосованием. Яковенко в своих риторических инвективах затрагивает этот аспект избирательного процесса, не обойду его стороной и я.

«Яблоко» традиционно мобилизует большой отряд — иногда целую армию — наблюдателей. Желающие работать на выборах в таком качестве, чаще всего люди молодые и энтузиастически настроенные, естественным образом предпочитают иметь дело не с коммунистами, не с ЛДПРовцами, а именно с «Яблоком». Это им психологически комфортнее, понятнее. В результате именно «Яблоко» по окончании уже многих избирательных кампаний становилось обладателем колоссального массива материалов, посвященных нарушениям избирательного закона. Отчеты, протоколы, формальные жалобы, фото, видео, готовность наблюдателей свидетельствовать в суде, отстаивать свою правоту, наказывать избирательных махинаторов и жуликов.
И?

И ничего. Вообще ничего. Вся эта огромная гора фактического материала, каждый раз остается без употребления. Она как-то оплывает, оседает, куда-то проваливается крупными кусками и в конце концов рассасывается без следа. Судебные разбирательства тихо задыхаются во сне — без публичного освещения, без привлечения к ним общественного внимания. Преследования и расследования сами собой сдуваются. Указания на конкретных виновных и требования их персональной ответственности — постепенно тухнут и глохнут.

Потому что лучше не рисковать. Не ссориться. И вообще — не нарываться. Да ну его. Чего нам с этими нарушениями-то — больше всех надо, что ли?

Всматриваясь теперь, из печальной дали жизненного опыта, в перспективу этих тихо удушенных избирательных надежд — и в длинную-длинную череду предшествовавших им выборов разного типа и масштаба — начинаешь осознавать историческую роль партии «Яблоко» в судьбе, высокопарно выражаясь, российского демократического движения 20 века. Раз за разом повторялась одна и та же несложная последовательность действий: партия «Яблоко» собирала на себя немногочисленных активистов-кандидатов с демократической ориентацией и небольшие клочочки электората с демократическими интересами, — и аккуратно их стерилизовала, обеззараживала своими мягкими, никого не раздражающими и ничем не беспокоящими избирательными процедурами. Как в санатории для страдающих дисфункцией кишечника: нежно, не прерывая сна.

В этом и заключался неизменный, равно успешный и надежный не только в краткое ельцинское время, но и в нескончаемую путинскую эпоху, пакт между лидерами «Яблока» и властью: партия заботится о том, чтобы сохранить за собою это монопольное положение центра всеобщего утешения и урезонивания на демократическом фланге, а государство беспокоится о том, чтобы этот прекрасный инструмент ни в коем случае как-нибудь нечаянно не был утрачен или поврежден.

Это и есть игра в три процента. Вы не рыпаетесь, не пытаетесь, как резонерствовал пушкинский Герман, «пожертвовать необходимым в надежде приобрести излишнее», — а мы вам обеспечиваем достойный прожиточный минимум: госфинансирование.
Имелся ли за этим какой-нибудь злодейский умысел, сговор, измена, идейно-политическое лихоимство? Даже и не думаю. Скорее всего так естественным образом установился, утрясся, утрамбовался со временем понятный и всем удобный порядок вещей.
Между прочим, почти то же самое равновесие интересов установилось и на противоположном коммуно-консервативном фланге. Там роль стерилизатора успешно исполняет КПРФ, однако там масштаб избирательной процедуры оказывается куда значительнее, клиентура масштабнее, спрос интенсивнее, а итоговые ставки «благодарности», соответственно, гораздо выше: в них приходится включать не только финансирование, но и места в думе с сопутствующим почетом и уважением избранным (точнее, отборным) руководителям процесса.

ТАСС

Так что я никого даже и не обвиняю, не укоряю и, боже сохрани, не пытаюсь ни в чем уличить. Просто хотелось бы однажды выскочить из этой обрыдлой бесконечности. Ну, или хоть посмотреть, как другие выскакивают.
Вот почему я говорю: рассчитывать на то, что «Яблоко» как единая и активная структура обеспечит участникам своего списка активную, эффективную и решительную избирательную кампанию, создаст деятельную машину продвижения своих кандидатов, употребит на достижение успеха все свои ресурсы федеральной политической структуры, — не следует. Хотелось бы верить — но нет оснований. Опыт многолетних наблюдений — мешает. Память — тревожит.

И вот почему я повторяю опять: друзья, кандидаты,— не верьте, не надейтесь и не просите опять-таки и в этом случае. Вошли в список — ура — поздравляю. Но дальше выдохните — и вперед. Сами тащите на себя вожжи. Не ждите милостей от яблочной природы. Сохраняйте бдительность и концентрацию. Мобилизуйтесь и сосредоточивайте усилия на борьбу в одномандатных округах, где многое остается под вашим непосредственным контролем.

Ну и самое последнее, особенно важное лично для меня: про моего друга и коллегу по «Диссернету» Андрея Заякина.
Не могу сказать, что я потратил долгие недели безотдышного труда на то, чтоб отговорить его от участия в этих выборах. Но когда Андрей однажды (еще весной) пришел за простым советом — надо ли бросать текущую работу чуть ли не на полгода и «идти в кандидаты», я твердо ответил: не надо. Потому что Андрей находится в том редком положении, когда у него есть возможность делать исключительно полезную и заметную работу. Он блестящий расследователь и великолепный поисковик-аналитик. Его время и его силы — на вес золота. Он в своем нынешнем качестве может сделать гораздо, гораздо больше, чем в положении кандидата на выборах с призрачными шансами.

Андрей решил по-своему, и теперь я узнал, как и все, «из газет» (уже гораздо позже, чем написал тот свой пост о том, как сомневаюсь в искренности яблочных лидеров), что он все-таки стал кандидатом.

Разумеется, я теперь буду помогать Андрею во всем, о чем он меня попросит. А также постараюсь помочь еще и во всем том, о чем он меня попросить не решится. Я очень горячо желаю ему успеха. Но я буду снова и снова повторять ему, что в этой кампании ему следует рассчитывать только на себя и на тех сторонников и помощников, которых ему самому удастся мобилизовать, сплотить, включить в общее дело. А надеяться на помощь «Яблока» как единой структуры — опасно и легкомысленно.

Потому что «Яблоко» — и прежде всего его лидер Григорий Явлинский — уже много лет играют в другую игру. Не в ту, которая интересна Андрею Заякину и многим его коллегам по нынешнему списку. Не в ту, которая интересна лично мне и еще нескольким миллионам (я надеюсь) сторонников демократических реформ в России.
Это проклятая игра в три процента.

Мы эту игру видели своими глазами двадцать лет. И потребуется много усилий «Яблока» — практических, решительных и неизбежно рискованных,— чтобы мы убедились в том, что эта игра наконец позади.


Оригинал статьи

Фото: 1. Сергей Пархоменко. Автор фотографии Александр Клищенко
2. Россия. Москва. 3 июля 2016. Председатель партии "Яблоко" Эмилия Слабунова (третья слева), председатель федерального политкомитета партии "Яблоко" Григорий Явлинский (в центре) и заместитель председателя партии Александр Гнездилов (третий справа), политик Владимир Рыжков (справа) на съезде партии в Конгресс-центре ЦМТ. Михаил Джапаридзе/ТАСС
3. Председатель федерального политкомитета партии "Яблоко" Григорий Явлинский. Михаил Джапаридзе/ТАСС















  • Алексей Макаркин: Отказ встречаться — это не просто эмоции, а сигнал...

  • ДОЖДЬ: Президент России Владимир Путин не поздравил новых губернаторов регионов, которые выиграли выборы у кандидатов от «Единой России». Он не встретился с ними лично.

  • Vladimir Dmitriev: Наверняка разрабатывается план по дискредитации избранных губернаторов. Чем всё это закончится ? - ответ в новейшей истории РФ .

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Возможны ли в России умные выборы?
7 ДЕКАБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Электоральный сюрприз для Путина и «Единой России», который случился осенью 2018-го, в конечном итоге стал еще одним подтверждением того, что выборы в современной России мало чем отличаются от русского бунта. Они так же бессмысленны и беспощадны. По крайней мере, если речь идет о выборах исполнительной власти. До 2012 года в путинской России все было устроено разумно, самодержавно и логично. Наверху Путин, он же — Россия. От него методом эманации стекает власть, которую Путин выделяет из своего организма, как… впрочем, аналогию каждый может подобрать самостоятельно, в зависимости от своего отношения к Путину и к той субстанции, которая называется «российская власть».
Прямая речь
7 ДЕКАБРЯ 2018
Алексей Макаркин: Отказ встречаться — это не просто эмоции, а сигнал...
В СМИ
7 ДЕКАБРЯ 2018
ДОЖДЬ: Президент России Владимир Путин не поздравил новых губернаторов регионов, которые выиграли выборы у кандидатов от «Единой России». Он не встретился с ними лично.
В блогах
7 ДЕКАБРЯ 2018
Vladimir Dmitriev: Наверняка разрабатывается план по дискредитации избранных губернаторов. Чем всё это закончится ? - ответ в новейшей истории РФ .
Коммунисты легли под Кремль. Впрочем, как всегда
6 НОЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
То, что Андрею Ищенко, выдвиженцу от КПРФ на губернаторских выборах в Приморье, в конечном итоге эту должность Кремль занять не позволит, было более или менее понятно. Случись такое, мы стали бы свидетелями совершенно беспрецедентной ситуации, когда второй подряд протеже Владимира Путина в одном отдельно взятом регионе терпел бы сокрушительное поражение. Такого в новейшей истории России пока не случалось. Другое дело, что большинство обозревателей сходилось во мнении, что кандидата, который фактически выиграл сентябрьские выборы, опередив во втором туре ставленника власти, с очередных просто снимут. Потому что в какой-то момент показалось, что в этот раз коммунисты могут упереться...
Прямая речь
6 НОЯБРЯ 2018
Алексей Макаркин: В КПРФ не хотят ругаться с властью. Зачем им это? Сценарий выборов, который планируется, для Ищенко совершенно не перспективен. 
В СМИ
6 НОЯБРЯ 2018
"Ведомости": У Ищенко возникли проблемы с муниципальным фильтром, пояснил «Ведомостям» зампред ЦК КПРФ Юрий Афонин...
В блогах
6 НОЯБРЯ 2018
Кирилл Рогов: Проблема, с которой столкнулся Кремль в сентябре, состоит в том, что там, где кремлевские назначенцы не выигрывали в первом туре, на выборы приходили протестные контингенты...
Следующий президент РФ — Сигал или Монсон?
28 СЕНТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Стивен Сигал сообщил, что готов стать губернатором Приморья. Этого американского актера и предпринимателя недавно назначили спецпредставителем МИД РФ по вопросам российско-американских связей, а до этого ему выписали российский паспорт. Признание случилось во Владивостоке, где Сигал был гостем международного кинофестиваля «Меридианы Тихого». Жители Владивостока, у которых в последнее время как-то не ладится с начальством, спросили Сигала, не мог бы он в порядке одолжения возглавить Приморский край, на что актер заявил, что сделал бы это «с удовольствием». «Я представляю интересы президента Путина», — объяснил приморцам свой статус Сигал и поделился деталями своей биографии.
Прямая речь
28 СЕНТЯБРЯ 2018
Николай Сванидзе: Вся ситуация свидетельствует о том, что уровень авторитета и доверия к институту выборов достиг у нас критически низкой отметки. 

 

Материалы по теме

В блогах //
Чем заняться оппозиции // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Прямая речь //
В СМИ //
В блогах //
Сил нет! Непредвыборные заметки // СЕРГЕЙ ШАРОВ-ДЕЛОНЕ
Последняя битва с Диваном – 2 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
А все-таки попробуем // АЛЕКСАНДР ПОДРАБИНЕК
Слабость правых сил // ЗОЯ СВЕТОВА