Путин как всеобщий «доктор Зло»

ТАСС

Британский премьер Дэвид Кэмерон заявил, что Владимир Путин и лидер террористической группировки «Исламское государство» Абу Бакр аль-Багдади были бы счастливы, если бы Британия покинула Евросоюз. В Кремле попытались иронизировать. Путинский толмач Песков заявил, в Кремле «уже привыкли к тому, что российский фактор является одним из устойчивых инструментов в электоральной кампании в США». Но «использование российского фактора или фактора президента Путина в теме Вrexit (этой аббревиатурой обозначают возможный выход Британии из ЕС)» было-де новым для российского руководства.

Справедливости ради замечу, что Кэмерон безусловно прав. Если Великобритания и в самом деле уйдет из Европейского союза после июньского референдума, в Кремле, конечно, будут ликовать. ЕС в этом случае покинет один из самых жестких путинских оппонентов, последовательный сторонник санкций в отношении Москвы. Но я сейчас о другом. Песков, отдадим ему должное, увидел действительно нарастающую на Западе тенденцию. Путин все чаще входит в стандартный набор злодеев, противников свободы и демократии, который время от времени используется в прессе и выступлениях политиков. Никого уже не удивляет, когда он в этом списке через запятую следует после лидера террористического «Исламского государства». Чем дальше, тем больше он становится этаким «доктором Зло», воплощением всего самого скверного, превращается в образ, который используется в пропагандистских целях.

С одной стороны, можно сказать, что Владимир Путин с подчиненными долго и последовательно за это боролись. Ведь еще сравнительно недавно российские начальники с кислыми рожами жаловались, что их позицию игнорируют, их мнение не замечают на международной арене. А теперь – совсем другое дело. Ну, кто после Крыма и Донбасса рискнет не обратить внимание на то, что говорит тов. Путин В.В. Представители самых разных профессий буквально с лупой в руках вчитываются в каждое его слово. Так же, как заокеанские советологи изучали когда-то брежневские «сиськи-масиськи».

Не так давно я слушал одного западного эксперта, который на полном серьезе говорил о российском ядерном потенциале так, как если бы договора СНВ не существовало вовсе – он вел речь о тысячах и тысячах боеголовок, как будто вернулся в начало 70-х годов прошлого века. На свой недоуменный вопрос относительно того, на чем такие подсчеты основываются, я получил ответ, что нет смысла учитывать договоры, если Россия их не соблюдает. И с этим не поспоришь.

Мы действительно подошли к переломному моменту в отношениях с окружающим миром. На Западе уже никто не дискутирует на тему, вынашивает или нет Россия агрессивные замыслы, все обсуждают, как именно она эти планы реализует. Отставные военные в открытых докладах (а действующие штабные работники – в закрытых) чертят стрелы на картах, указывая, как только что созданная 1-я гвардейская танковая армия будет брать Прибалтику. И вот уже один за другим появляются аналитические доклады — последний из них «Closing NATO’s Baltic Gap», — авторы которых настаивают, что у НАТО недостаточно сил, чтобы защитить Прибалтику в случае российского вторжения. Причем, повторю, никто уже не спорит, возможно такое вторжение или нет. Владимир Путин долго работал над тем, чтобы доказать свою непредсказуемость и безбашенность. Следует констатировать, он достиг здесь немалых успехов.

Только Запад не забился испуганно в норку, как ожидали в Кремле. Там точно по Бисмарку, так любимому Путиным, начали в оценке намерений Москвы исходить не из договоров, ею подписанных, а из возможностей России. Причем сейчас эти возможности очевидным образом завышаются. Так было во время первой «холодной войны», частью которой была гонка вооружений. Именно она, а не «Першинги» с «Томагавками» уничтожила СССР.

Ну, а пока что главный начальник может радоваться своей всемирной славе, обсуждая с индонезийским лидером перспективы закупок пальмового масла…


Фото Александра Мудрац/ТАСС













  • Алексей Арбатов: Кремль хочет показать США и Европе, что после денонсации Договора о ракетах средней и меньшей дальности и в условиях неопределённого будущего СНВ-3 Россия никого не боится...

  • ТАСС: Предоставление сведений по подобным учениям не предусмотрено какими-либо международными обязательствами и является добровольным жестом.

  • Геннадий Бронфельд: Коммуно-путинская Россия готовится к масштабной ядерной войне, где не выживет никто, по крайней мере в России. Т.е. к массовому самоубийству государства Россия.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Репетиция катастрофы
17 ОКТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
С 15 по 17 октября на всей территории Российской Федерации происходит репетиция всеобщей ядерной войны. Называется она командно-штабными учениями «Гром-2019». Как сообщили российские военные иностранным военным атташе (отдельно оговорившись, что речь идет о проявлении доброй воли, так как договоры к этому не обязывают), в учениях будут задействованы войска всех четырех военных округов и Северного флота. В ходе учений предполагалось запустить 16 крылатых и баллистических ракет. Две ракеты РСМ-50 (SS-N-18) будут запущены с подводных лодок по полигону Чижа в Архангельской области. Еще одна баллистическая ракета — «Синева» (SS-N-23) — будет запущена с подводной лодки по камчатскому полигону Кура.
Прямая речь
17 ОКТЯБРЯ 2019
Алексей Арбатов: Кремль хочет показать США и Европе, что после денонсации Договора о ракетах средней и меньшей дальности и в условиях неопределённого будущего СНВ-3 Россия никого не боится...
В СМИ
17 ОКТЯБРЯ 2019
ТАСС: Предоставление сведений по подобным учениям не предусмотрено какими-либо международными обязательствами и является добровольным жестом.
В блогах
17 ОКТЯБРЯ 2019
Геннадий Бронфельд: Коммуно-путинская Россия готовится к масштабной ядерной войне, где не выживет никто, по крайней мере в России. Т.е. к массовому самоубийству государства Россия.
Китайцы тоже попадут в рай
8 ОКТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Встречи Владимира Путина с избранными иностранными спецами по России, объединенными в клубе «Валдай», традиционно приносят сенсации. В ходе этих встреч главный начальник страны позволяет себе выйти за рамки дипломатического протокола и дает слушателям тему для обсуждения на весь следующий год. Так в 2018-м Владимир Путин пожелал обсудить тему ответно-встречного ядерного удара. Эта концепция заключается в том, что российские спутники и наземные станции предупреждения о ракетном нападении своевременно фиксируют массированный пуск американских ракет в направлении нашей страны. 
Прямая речь
8 ОКТЯБРЯ 2019
Сергей Цыпляев: У России тут выгода только одна – финансовая. Наш военно-промышленный комплекс сможет заработать. Но с точки зрения увеличения безопасности это не добавляет нам ничего. 
В СМИ
8 ОКТЯБРЯ 2019
Sohu (КНР): Сам факт такого сотрудничества важнее любого другого заявления в рамках российско-китайских отношений.
В блогах
8 ОКТЯБРЯ 2019
pravdoiskanie: Также в ходе дискуссии в рамках XVI ежегодного заседания клуба «Валдай» президент России заявил, что сдерживание Китая невозможно, а тот, кто будет пытаться это сделать, нанесет урон себе.
Прямая речь
16 СЕНТЯБРЯ 2019
Алексей Макаркин: ...реально это не единое государство, а просто несколько небольших шагов в сторону интеграции, которые никак не угрожают власти Лукашенко...
В СМИ
16 СЕНТЯБРЯ 2019
Коммерсант: ...речь идет о довольно радикальном проекте: это частичная экономическая интеграция на уровне не менее чем в Евросоюзе...