В оппозиции
15 июля 2020 г.
Итоги недели. О журналистах и пранкерах
12 МАРТА 2016, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

ТАСС

Заметную роль в событиях минувшей недели играли журналисты. По крайней мере, некоторые из них действительно журналисты, а у других есть журналистские удостоверения.

На границе Чечни и Ингушетии 9.03.2016 были избиты журналисты и правозащитники сводной мобильной группы «Комитет против пыток». Среди пострадавших шведская журналистка и норвежский корреспондент Эйнстайн Винстад, который был отправлен в больницу со сломанной ногой и выбитыми зубами, а также российские журналисты из журнала The New Times и «Медиазоны».

Нападавшие с криками «вы защищаете террористов, убивших наших отцов!» выволокли журналистов и правозащитников из машины в кювет, зверски их избили и подожгли автобус. После чего бандиты на пяти машинах с автоматами подъехали к офису «Комитета по предотвращению пыток» и разгромили его.

Средь бела дня какие-то вооруженные люди сначала избивают журналистов и правозащитников, затем, и не думая скрываться, едут громить правозащитный офис, и все это делается не спеша, основательно. Зная, как все устроено в Чечне, нельзя предположить, что это произошло без прямого указания первого лица Чеченской Республики.

Соответствующей была и реакция правоохранительных и властных структур. МВД Ингушетии возбудило дело по статье «Хулиганство», хотя очевидно, что речь идет о разбое и воспрепятствовании законной деятельности журналистов. Пресс-секретарь президента Песков открыл новый вид преступлений и сообщил, что это «абсолютное хулиганство». Чем «абсолютное хулиганство» отличается от относительного, Песков не сообщил. Как и не объяснил, что же такое «разбой» и «воспрепятствование деятельности журналистов», если то, что произошло на Северном Кавказе, не стали квалифицировать именно как такие преступления.

Но проницательнее всех оказался чеченский омбудсмен Нурди Нухажиев, который объяснил происшедшее наиболее очевидным образом. Оказывается: «Сотрудники «Комитета по предотвращению пыток» сами избили журналистов и правозащитников». По мнению чеченского омбудсмена, они это сделали ради самопиара.



Прямо противоположная ситуация сложилась на Форуме свободной России, который на минувшей неделе собрался в Вильнюсе. Представители демократических и либеральных взглядов собрались, чтобы обсудить ситуацию в стране и планы на будущее. В гостиницу, где разместились участники форума, ворвались сотрудники телеканала ВГТРК и принялись преследовать одного из участников мероприятия, Гарри Каспарова, требуя от него, чтобы тот непременно поговорил с ними. При этом сотрудники ВГТРК не только вторгались в личное пространство Каспарова, но и хватали его за руки и различные предметы одежды, не обращая ни малейшего внимания на то, что Каспаров более чем недвусмысленно заявил, что не желает общаться с представителями ВГТРК ни в данный момент, ни когда-либо в дальнейшем.

Журналиста от человека, имеющего лишь удостоверение СМИ, отличают не только профессиональные навыки и знания, но и усвоенные нормы профессионального поведения. Во всех кодексах профессиональной этики, в том числе и в российском, черным по белому записано (цитирую российский кодекс): «Журналист признает и уважает право физических и юридических лиц не предоставлять информацию и не отвечать на задаваемые им вопросы – за исключением случаев, когда обязанность предоставлять информацию оговорена законом». Конец цитаты. Сотрудников ВГТРК после этой хулиганской выходки выдворили из Литвы, и, скорее всего, они будут лишены шенгенской визы. Впрочем, на территории России сотрудники ВГТРК по-прежнему будут творить все, что угодно. Кроме того, что называется журналистикой.

События минувшей недели, в которых приняли вольное или невольное участие сотрудники СМИ, демонстрируют полную реализацию тех идей, которые были заложены в Доктрине информационной безопасности — в одном из первых документов, подписанных Владимиром Путиным в качестве президента России. Именно там возникла идея разделения СМИ на хорошие, то есть государственные, и плохие, то есть частные и особенно иностранные. Первые надо поддерживать, вторые гнобить и искоренять, что и делается по всей России, но особенно успешно получается у лидера Чеченской Республики Рамзана Кадырова.

Что же касается государственных СМИ, то их сотрудники постепенно сблизились до полного исчезновения различий с представителями другой профессии – с пранкерами. На минувшей неделе один из них по кличке «Лексус» отправил письмо от имени президента Украины Порошенко держащей сухую голодовку Надежде Савченко. «Лексусу» удалось обмануть адвоката Фейгина, и Надежда Савченко поверила, что автором письма с просьбой прекратить голодовку и не жертвовать жизнью действительно является президент Украины. Надежда Савченко, будучи офицером ВС Украины, на просьбу своего верховного главнокомандующего ответила согласием и голодовку прекратила. И это хорошая новость минувшей недели.

ТАСС

Но в этой связи у меня возникло несколько вопросов. Первый: пранкер «Лексус», решивший поиграть с Героем Украины и депутатом ПАСЕ Надеждой Савченко, находящейся между жизнью и смертью, несомненный подонок. Но ведь получается, что он спас ей жизнь. Нет ли ощущения какой-то неловкости от этого обстоятельства у президента Украины? Может быть, ему как прямому, хоть и не непосредственному начальнику старшего лейтенанта Савченко следовало дать ей приказ сохранить свою жизнь, так необходимую свободной Украине? Вопрос второй, к тем сотрудникам государственных СМИ, которые в состоянии еще думать про себя, что они журналисты. Не считают ли они, что на их месте намного больше были бы востребованы профессиональные пранкеры? Ведь то, что приходится делать сотрудникам ВГТРК и прочих государственных СМИ, это и есть пранкерство в чистом виде, а именно провокации, подлог, обман. Не лучше ли назвать все своими именами и писать в удостоверениях правду: «пранкер ВГТРК». Так ведь короче, чем врать в документах что-то про «журналистов».


Фото: 1. Россия, Орджоникидзевская. 11.03.2016. Пострадавшие иностранные журналисты в больнице Ингушетии. Musa Sadulayev/AP/TASS
2. http://www.svoboda.org/
3. Россия. Москва. 8 марта 2016. Плакат с изображением украинской летчицы Надежды Савченко, обвиняемой в причастности к убийству российских журналистов под Луганском в июне 2014 г., установлен неизвестными на остановке общественного транспорта на ул. Земляной вал. Виктория Ивлева/АР/ТАСС














  • Дмитрий Орешкин: Люди плохо разделяют Москву как город и Кремль. С точки зрения Дальнего Востока, Москве на их территории наплевать, но при этом налоги она забирает...

  • «Новая газета»: Главным источником политической нестабильности в «обнуленной России» становится власть, которая просто разучилась считаться с мнением народа.

     

  • Andrey Pivovarov: Какой крутой Хабаровск. Путин хотел поднять себе рейтинг на борьбе с криминалом, а поднял целый край против себя. 

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Обнуление ведет к взрыву
13 ИЮЛЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Если главный начальник страны еще раздумывал, разгонять эту Думу досрочно или нет, то массовые протесты, охватившие Хабаровск, должны подтолкнуть его к правильному решению. Уж больно глазливые нынче депутаты пошли. Что ни задумают, все наперекосяк получится. Вот стоило им, исполненным верноподданнических чувств, внести новый замечательный закон об уголовном наказании за призывы к отторжению российской территории, и вот, пожалуйста – на многотысячном митинге в столице субъекта Федерации звучат лозунги «Это наш край!», «Путина в отставку!», «Москва, уходи!». Говорят, кто-то даже поднял флаг существовавшей в 1920–1922 годах Дальневосточной республики.
Прямая речь
13 ИЮЛЯ 2020
Дмитрий Орешкин: Люди плохо разделяют Москву как город и Кремль. С точки зрения Дальнего Востока, Москве на их территории наплевать, но при этом налоги она забирает...
В СМИ
13 ИЮЛЯ 2020
«Новая газета»: Главным источником политической нестабильности в «обнуленной России» становится власть, которая просто разучилась считаться с мнением народа.  
В блогах
13 ИЮЛЯ 2020
Andrey Pivovarov: Какой крутой Хабаровск. Путин хотел поднять себе рейтинг на борьбе с криминалом, а поднял целый край против себя. 
Они опять убили хорошего человека
29 МАЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувший четверг в реанимации одной из московских больниц скончался, как теперь справедливо пишут, правозащитник Сергей Мохнаткин. Про людей, которые ушли из жизни на больничной койке, обычно говорят «умер своей смертью». Про Мохнаткина такого никак не скажешь. Он умер точно не своей смертью. Он был забит до смерти различными представителями российской власти, которые эту экзекуцию растянули на десять лет. Его забивали судьи в залах для судебных заседаний, сотрудники полиции в автозаках и отделах, вертухаи в зонах, на этапах и пересылках. 
Прямая речь
29 МАЯ 2020
Зоя Светова: Его смерть в какой-то степени – это логичное завершение его жизни, потому что это был маленький человек, который в одиночку противостоял громадной системе подавления. 
В СМИ
29 МАЯ 2020
Коммерсант: Российский активист и правозащитник Сергей Мохнаткин умер в возрасте 66 лет, сообщил писатель Виктор Шендерович в Facebook. 
В блогах
29 МАЯ 2020
Екатерина Барабаш: Последние годы его жизни — это история карательной системы России, рассказанная на примере одного человека.  
Сопротивление обнулению
13 МАРТА 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Вопреки мнению многочисленных резонеров и пикейных жилетов, то, что произошло, 10.03.2020 является поворотным пунктом в истории российской государственности и, несомненно, будет иметь долговременные последствия. По сути, произошел тысячелетний провал во времени, возврат к архаичным временам, когда легитимность власти полностью воплощалась в «сакральном» теле одного человека, который уже не метафорически, а юридически стал источником власти. Холуйская фраза Володина о том, что «Россия – это Путин, Путин – это Россия», закреплена в Конституции, которая в этот момент исчезла из юридического поля, превратившись в кусок использованной туалетной бумаги.
Прямая речь
13 МАРТА 2020
Андрей Колесников: Не потому, что гражданское общество слепо или неактивно, а потому что всем очевидно: протесты заведомо не могут достичь своей цели.