Церковь и государство
23 октября 2018 г.
Встреча между рейсами
8 ФЕВРАЛЯ 2016, АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН

ТАСС

Итак, событие, ожидавшееся почти два десятилетия, вот-вот свершится. Московский патриарх и папа Римский впервые в истории встретятся друг с другом. Только встреча выглядит крайне странной.

Во-первых, она состоится в гаванском аэропорту, где дороги двух религиозных лидеров пересекутся на пару часов. Никаких роскошных декораций, торжественных речей и иного антуража, свойственного подобным саммитам, не предусмотрено. Не будет, разумеется, и совместной молитвы двух религиозных лидеров.

Во-вторых, о встрече объявлено только за неделю до ее проведения. Это, конечно, не совсем напоминает визиты западных политиков в Афганистан или Ирак, о которых становится известно уже после посадки самолета — чтобы террористы не успели подготовиться. Но все равно такие кратчайшие сроки выглядят довольно странно. Тем более что за пару до этой новости завершился Архиерейский собор РПЦ, на котором о будущей встрече не было сказано ничего.

В-третьих, объявлено, что стороны не будут поднимать в ходе встречи ключевые межконфессиональные проблемы. Поэтому ждать от нее прорывов в православно-католических отношениях не приходится. Это тот случай, когда сам факт встречи интереснее того, что на ней будет сказано.

Таким образом, предстоящая встреча более напоминает спецоперацию, чем тщательно подготовленное эпохальное мероприятие. И причины этого лежат на поверхности. Для самой РПЦ эта встреча чревата внутренними рисками. Немалое количество клириков и прихожан не просто негативно относятся к Ватикану, но и подозревают собственное священноначалие в готовности пойти на тайный сговор с Римом (причем в числе «филокатоликов» ультраконсерваторы называли и патриарха Кирилла, и его учителя, покойного митрополита Никодима). Недоверие к решениям церковного начальства носит столь острый характер, что на уже упомянутом Архиерейском соборе значительное внимание было уделено разъяснению того, что предстоящий в этом году Всеправославный собор не примет никаких сомнительных с точки зрения вероучения решений. И это при том, что никаких католиков среди соборян, разумеется, не будет. И то многие верующие остаются противниками участия РПЦ в этом мероприятии.

На первый взгляд, ультраконсерваторов в церкви не слишком много — но, на самом деле, их роль куда выше, чем численность. Потому что именно они могут быть мобилизованы, когда речь идет о противостоянии с «кощунниками» или о других кризисных ситуациях. Кроме того, в РПЦ сохраняется в памяти драма раскола XVII века, которая не преодолена до сих пор (можно вспомнить и о более свежем, хотя и зарубежном примере — старостильном расколе в Греции в ХХ столетии). Не менее важно и то, что наиболее последовательные традиционалисты активно выступили против связанных с властью обновленцев-реформаторов в первой половине 1920-х годов, критикуя даже некоторые компромиссные решения св. патриарха Тихона, — многие из них причислены к лику святых. Поэтому отталкивать от себя ультраконсерваторов РПЦ не хочет: они хотя и неудобные, но «свои» — в отличие от секулярных либералов, которые для многих церковных деятелей являются чужими.

Так что если объявить о встрече папы и патриарха заранее, то можно ожидать массированную кампанию с целью срыва встречи, включая молитвенные стояния (по сути митинги) ревнителей веры. Сейчас же они поставлены перед фактом и просто не успеют собраться с силами. А затем — так как на встрече ничего неожиданного не произойдет — накал страстей спадет. Не идти же в раскол из-за двух часов необязывающей беседы в максимально будничном формате, проведенной вдали от храмов, почти что между авиационными рейсами.

Для РПЦ кубинская встреча не слишком приятна и потому, что Русская церковь ставила условием ее проведения уступки Ватикана в униатском вопросе. Об этом было сказано и написано немало — теперь же это условие снято, что также может вызвать недоумение в православной среде.

Почему же РПЦ согласилась на столь неудобную для себя встречу? Представляется, что речь идет о позиции государства, которое рассматривает церковь с инструментальной точки зрения. В настоящее время российской власти нужны любые союзники в сирийском вопросе. Либо даже не союзники, но политические фигуры, готовые понять ее вмешательство в сирийскую войну на стороне Асада. И здесь позиция Ватикана является примечательной и неоднозначной. Безусловно, Святой престол не солидаризируется с силовыми действиями асадовского режима, поддерживаемого российской авиацией. Но при этом Ватикан обеспокоен как возможностью превращения Сирии в государство с доминированием суннитов, так и экспансией террористического ИГИЛа, жертвами которого становятся в том числе и христиане. Тем более что есть пример постсаддамовского Ирака, где, по некоторым оценкам, численность христиан-ассирийцев сократилась с 1,4 млн до 300 тыс. из-за бегства людей, гонимых радикальными исламистами.

Поэтому большинство христиан на Ближнем Востоке поддерживают авторитарные режимы, способные защитить их жизнь и собственность и признающие право на религиозную идентичность. При этом не только прямое насилие со стороны террористов, но и формальная «демократия большинства», не уважающая права меньшинств, может стать для них фатальной. Даже если к власти придет не одиозный ИГИЛ, а более умеренные исламисты (неудивительно, что в Египте коптская община поддержала переворот фельдмаршала Сиси против исламистского президента Мурси).

Поэтому, когда Россия говорит о необходимости борьбы с радикальным исламизмом и о защите христианского меньшинства в арабском мире, она может рассчитывать на понимание со стороны Ватикана. А в нынешней ситуации и понимание дорогого стоит. Поэтому российский патриарх и направляется в Гавану выполнять не церковную, а государственную миссию, от которой он не мог отказаться.

Тем более что в другом деликатном вопросе — о признании «екатеринбургских останков» святыми мощами царской семьи — РПЦ, как следует из патриаршего доклада на Архиерейском соборе, добилась, как минимум, тайм-аута. По словам патриарха, «получены заверения на самом высоком уровне, что никакой торопливости и привязывания окончания следствия к тем или иным датам допущено не будет. Следствие продлится столько времени, сколько необходимо для того, чтобы установить истину». Таким образом, ультраконсерваторы, активно выступающие против признания останков мощами (и, следовательно, подтверждения того факта, что в 1998 году правы в этом вопросе оказались «западники» и «разрушители» Ельцин и Немцов, а не благочестивая православная общественность), могут быть успокоены, хотя бы временно. Хотя в перспективе и к этому вопросу придется вернуться — следствие ведь не может длиться бесконечно. И тогда РПЦ снова придется искать аргументы, чтобы успокоить наиболее ортодоксальную часть своей паствы.



Фото: 1. Giuseppe Ciccia\ Zuma\TASS
, 2. Валерий Шарифулин/ТАСС














  • Сакен Аймурзаев: Признание недействительными анафем Филарету и Макарию. Это очень важно. С сегодняшнего дня оба лидера православных общин — канонические епископы.

  • ТАСС: Константинопольский патриархат объявил о решении снять анафему с глав двух неканонических церквей на Украине - Филарета из Киевского патриархата и Макария из Украинской автокефальной церкви.

  • matveev80: А гундяй демонстративно не едет на Украину, когда Церковь на грани раскола. Помнится, Алексия II от подобной поездки не удержало даже больное сердце... А Кирюхе важнее и дальше получать подачки от Кремля.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
На пороге новых религиозных войн
22 ОКТЯБРЯ 2018 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Безумие нашей жизни докатилось до вероятности религиозной войны. Поэтому, пусть верующие меня простят, но раз они влезают и портят нашу жизнь (война — это безусловая порча жизни), то нам, неверующим, тоже приходится влезать в их «епархию» и размышлять о догматах веры. Хотя суть проблемы, конечно, далеко не в вере. Вера, как водится, лишь прицеплена последним вагоном к политике.  Так было в 1054 году, когда пришел срок дораспасться религиозному институту бывшей империи по странным на взгляд современного человека поводам — добавление Filioque в Символ веры и употребление опресноков?
Украинский томос: «зрада» или «перемога»?
15 ОКТЯБРЯ 2018 // ИННА БУЛКИНА
Коль скоро российские политики, российские журналисты и их читатели привыкли рассматривать все происходящее в/на Украине не просто как близкососедские проблемы или нечто, имеющее непосредственное касательство к России, но как внутреннее дело России, проблема с томосом комментируется исключительно как проблема Московского патриархата и шире — проблема Русского мира, его границ, его дальнейшей судьбы и т.д. В этом, безусловно, есть смысл и есть правда, но стоит напомнить, что внутренние дела Украины из Киева выглядят совершенно иначе, и украинские комментарии к последним событиям достаточно разноречивы, носят, похоже, в гораздо большей степени светский характер, и исходят, главным образом, из местной повестки.
Варфоломей дает томос и получает анафему
12 ОКТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Митрополит Галльский Эммануил, представитель Вселенского патриархата, объявил о решении Синода о продолжении процедуры предоставления Украинской церкви томоса об автокефалии. С этой целью Синод Вселенского патриархата восстановил свою ставропигию (прямое управление) в Киеве, рассмотрел апелляции глав УПЦ КП Филарета (Денисенко) и УАПЦ Макария (Малетича) и восстановил их в священническом сане, то есть снял анафемы, наложенные Московским патриархатом. Кроме того, Синод признал незаконной аннексию Киевской митрополии Константинопольского патриархата Русской православной церковью в 1686 году и предостерег от незаконного захвата церквей и монастырей в Украине вследствие своих решений.
Прямая речь
12 ОКТЯБРЯ 2018
Сакен Аймурзаев: Признание недействительными анафем Филарету и Макарию. Это очень важно. С сегодняшнего дня оба лидера православных общин — канонические епископы.
В СМИ
12 ОКТЯБРЯ 2018
ТАСС: Константинопольский патриархат объявил о решении снять анафему с глав двух неканонических церквей на Украине - Филарета из Киевского патриархата и Макария из Украинской автокефальной церкви.
В блогах
12 ОКТЯБРЯ 2018
matveev80: А гундяй демонстративно не едет на Украину, когда Церковь на грани раскола. Помнится, Алексия II от подобной поездки не удержало даже больное сердце... А Кирюхе важнее и дальше получать подачки от Кремля.
Константинополь дает добро Киеву
5 СЕНТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Вселенский патриарх Варфоломей не испугался страшилок Гундяева, Алфеева (церковная кличка – Илларион) и Венедиктова и заявил о праве Константинополя решать вопрос о предоставлении автокефалии Украинской православной церкви без участия Москвы, а также о готовности решить этот вопрос положительно. Выступление Варфоломея на проходящем в Стамбуле Синаксисе – собрании всех иерархов Константинопольского патриархата – было крайне резким по отношению к Москве и крайне недвусмысленным в отношении предоставления автокефалии Киеву.
Прямая речь
5 СЕНТЯБРЯ 2018
Алексей Макаркин: Реакция Московского патриархата, выходящая за рамки обычной настороженности, куда более серьёзная, показывает, что решения возможны.
В СМИ
5 СЕНТЯБРЯ 2018
РИА "Новости": Константинопольской патриархат не может единолично даровать автокефалию Украинской церкви без ратификации этого решения всеми поместными православными церквями...
В блогах
5 СЕНТЯБРЯ 2018
Роман Лункин: Константинопольский патриарх, скорее, говорит о своих амбициях, самоутверждаясь за счет Москвы и Украины.

 

Материалы по теме

Православие. Русская идея. Великая Россия // АНАСТАСИЯ РЫБАЧЕНКО
Долг памяти и право забвения // БОРИС КОЛЫМАГИН
«Kill Kirill» на спине // БОРИС КОЛЫМАГИН
Противоестественный отбор // АЛЕКСАНДР ПОДРАБИНЕК
Где живет Божья правда // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Крестить и просвещать? // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
Новая схема для Украины // БОРИС КОЛЫМАГИН
Итоги года. Пост принят // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
Размышления о церковном менеджменте // МАРК ХМЕЛЬ
Не верю // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО