В оппозиции
21 января 2021 г.
Остановка перед Via Dolorosa



Власти, загнавшие митинг на едва ли не самую неудобную площадку в центре Москвы — в сквер у Яузских ворот, и погода, совершенно не располагавшая к статичному митингу, очевидно, сговорились. Но в принципе для оппозиции это привычно — быть «за», когда все и всё «против», и наоборот – «против», когда вокруг всеобщий одобрямс, путинг и кадыринг. Не впервой.

В морозную субботу 23 января в сквере у Яузских ворот прошел митинг. Не очень многочисленный — человек 500-600. Не слишком распиаренный — вся его реклама практически прошла только в соцсетях, разве что Сергей Пархоменко рассказал о нем на «Эхе». С не очень удачным в силу – увы! – привычности названием: «Против репрессий». Но очень важный.



Важный потому, что основной его темой, его нервом была чудовищная, насквозь антиконституционная статья 212.1 Уголовного кодекса, уже отлитая в безумный приговор Ильдару Дадину, и дамокловым мечом зависшая над головами Владимира Ионова, Марка Гальперина и Ирины Калмыковой. Да и над головой любого, кто находит в себе силы выходить на одиночные пикеты, вообще-то разрешенные законом, но #самизнаете, где и когда живем.



Эта статья лишает каждого, вышедшего на пикет, права на защиту, вводит двойное наказание за одно и то же действие, произвольно считаемое полицией «правонарушением», отменяет принцип справедливости, лежащий в основе любой системы права, и дает нашим российским простиГосподисудам возможность применять ее совершенно произвольно, как заблагорасудится. Страшный «преступник» Ильдар Дадин получил уже три года колонии за то, что четыре раза совершил деяние исключительной общественной опасности — постоял один с плакатом в руках. Точнее, один раз даже не постоял, а попытался выяснить, за что полиция задерживает такого же, как он, «стояльца». Три года лагерей — ну, вы же все сами понимаете! — страшный преступник!

И вот тут выяснилось, что эта история вдруг задела много очень разных людей. С разными взглядами и судьбой, с разными представлениями, что нужно делать, — но с одним общим убеждением, что вот так делать нельзя. Что репрессии, олицетворяемые статьей 212.1 более, чем какой иной, надо остановить. А потому — редкое дело — по выступлениям невозможно было понять, к какой партии или движению принадлежал оратор, правозащитник он или политик — все на удивление говорили об одном: о том, против чего все и собрались.



На самом деле — против фашизма, становящегося уже привычным. Когда горят библиотеки, полыхают агрессивные войны, аннексируются чужие земли, идут по этапу неравнодушные, закатывается в асфальт всё живое, когда — и это самое страшное — «все равно уже по мертвым не плачешь: я не знаю, кто живой, а кто — мертвый». Потому что самое страшное в любом фашизме (и в нынешнем тоже) — это растление, развращение людей, подмена свободы сладостью шагания в ногу. Те, кто пришел на митинг, шагают сами по себе, на свой страх и риск.

Горящие «неправильные» книги в Коми. Сидящие «неправильные» граждане в тюрьме — 212.1 УК, 451⁰ F, — это статьи будущего приговора фашистскому режиму, который захватил нашу страну с рабского одобрения большинства ее жителей.

И «станции» той Via Dolorosa, того пути стыда и покаяния, что всем нам придется пройти. Каждому из нас, лично. Самому, скинув морок мелодии Гамельнского крысолова, увлекающего нас в Великое Никогда.


Фотографии Александра Барошина. Весь фоторепортаж можно увидеть здесь.













  • Леонид Гозман: Жестокая и беззаконная власть может существовать довольно долго, а вот власть, которую презирают, существовать долго не может.

  • Znak.com: 19 января команда Алексея Навального выпустила огромное расследование о «дворце Путина» на побережье Черного моря под Геленджиком. Для этого был создан специальный сайт...

  • Илья Красильщик: Происходит стремительное разрушение нашего комфортного мирка, который по-прежнему комфортный, но все более хрупкий.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Фильм Навального об амебе, ставшей хозяином России
20 ЯНВАРЯ 2021 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Фильм Навального «Дворец для Путина», выпущенный сразу после его похищения в аэропорту Шереметьево и «суда» под портретом Генриха Ягоды, за 20 часов набрал только на ютубе свыше 20 миллионов просмотров. Политический узник № 1 из своей камеры в СИЗО «Матросская тишина» нанес ответный удар существу, которое организовало его отравление, затем похищение и в данный момент вознамерилось упрятать его за решетку пожизненно. О дворце Путина в Геленджике стоимостью в 1 млрд долларов и о том, как и на какие средства он был построен, я узнал в 2010 году от непосредственного участника этой истории и одного из главных ее разоблачителей питерского бизнесмена Сергея Владимировича Колесникова. И, тем не менее, фильм Навального впечатляет.
Прямая речь
20 ЯНВАРЯ 2021
Леонид Гозман: Жестокая и беззаконная власть может существовать довольно долго, а вот власть, которую презирают, существовать долго не может.
В СМИ
20 ЯНВАРЯ 2021
Znak.com: 19 января команда Алексея Навального выпустила огромное расследование о «дворце Путина» на побережье Черного моря под Геленджиком. Для этого был создан специальный сайт...
В блогах
20 ЯНВАРЯ 2021
Илья Красильщик: Происходит стремительное разрушение нашего комфортного мирка, который по-прежнему комфортный, но все более хрупкий.
Объявлены вне закона
5 ОКТЯБРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Помните эпизод из «Семнадцати мгновений весны», где Мюллер-Броневой приказывает полиции хватать всех, кто похож, пусть отдаленно, на сбежавшую русскую радистку: «Если ошибутся и схватят больше, чем надо, я их извиню». Похоже, на совещании в Кремле кто-то сильно высокопоставленный сказал нечто подобное о необходимости менять отношение карательных органов к инакомыслящим. И те, обнажив клыки, бросились исполнять. Мученическая смерть нижегородской журналистки Ирины Славиной знаменовала важный качественный переход в отношениях между властью и подведомственным населением.
Прямая речь
5 ОКТЯБРЯ 2020
Андрей Колесников: Нечувствительность общества в целом позволит органам избежать любой ответственности, и ничего серьёзного не последует. Силовики займут глухую оборону...
В СМИ
5 ОКТЯБРЯ 2020
«Новая газета»: Если в вас распознают свободного человека, вас забьют как чужака, мешающего другим рабам наслаждаться своим рабством.
В блогах
5 ОКТЯБРЯ 2020
Кирилл Мартынов: Самоубийство Ирины Славиной пытаются психологизировать, то есть ввести в обыденный контекст, нормализовать. 
На Жукова и Навального напали в рамках одного проекта
31 АВГУСТА 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В истории с нападением на молодого оппозиционера Егора Жукова первостепенное значение имеет порядок событий. Егора Жукова сначала исключили из ВШЭ, а потом уже избили во дворе собственного дома. В такой последовательности есть несомненная логика. Согласитесь – выгнать из магистратуры человека, который только что подвергся демонстративной физической расправе, как-то не комильфо. Как бы, например, такой поступок ректор Кузьминов объяснил своим студентам? Если бы они вдруг поинтересовались. Однако вернемся к случившемуся. Бывшего фигуранта «московского дела», а ныне ведущего «Эха Москвы» и корреспондента «Новой газеты» Егора Жукова вечером воскресенья избили возле подъезда собственного дома.
Прямая речь
31 АВГУСТА 2020
Леонид Гозман: У меня нет сомнения в том, что нападение на Егора Жукова – политическое. Сомневаюсь, что вовлеченность «первых лиц» тут столь же высока, как в случае с Навальным.