Хозяева страны
26 сентября 2020 г.
Прямая речь
8 СЕНТЯБРЯ 2015

Александр Верховский, правозащитник, руководитель московского информационно-аналитического центра «Сова»:

Дело не в мягкости приговора, а в классификации самого правонарушения. Если речь идёт о мелком хулиганстве, то штраф в 1000 рублей за такое правонарушение – это ок. Но непонятно, почему, хотя полиция предоставила Прокуратуре документы на уголовное дело, Прокуратура отказалась подтверждать такую классификацию. Скорее всего, это связано с тем, что в прокуратуре такое дело опасаются заводить. А это объясняется, во-первых, тем, что они не хотят ввязываться в эту историю, а во-вторых, тем, что на них никто не надавил. Меня очень удивляет, что музейное сообщество, являющееся, собственно, потерпевшей стороной, ничего не делает.

А сила, с которой Прокуратура не хочет лишний раз связываться, – это Церковь. Никто не знает точно, как РПЦ отреагирует на подобные обвинения, но рисковать там не хотят. В принципе, Церковь состоит из разных людей, которые относятся к этому по-разному. Но можно заметить, что все официальные лица, которые вообще сочли нужным высказаться на эту тему, поступок Энтео, конечно, осудили, но при этом оговорились, что выставка тоже нехорошая. И что надо отнестись к человеку со снисхождением, так как у него были какие-то внутренние мотивы. И это вызывает неприятные чувства.

На мой взгляд, если бы Прокуратура утвердила уголовное дело, Энтео получил бы какой-то приговор, штраф на большую сумму или условный срок, то ничего страшного бы не случилось. Церковное руководство благополучно бы это пережило. Но там просто не хотят встревать в подобный скандал.

Конкретно Энтео – это крайний случай, но группы людей, которые склонны прибегать к насилию для защиты своих разнообразных чувств, у нас есть, и такой мягкий приговор может их несколько подстегнуть. Недавняя история с Мефистофелем, произошедшая в Петербурге, в этом смысле показательна.







Прямая речь
9 ОКТЯБРЯ 2013

Станислав Белковский, политолог:

Думаю, что никакой провокации здесь нет, все это произошло на самом деле. Не сомневаюсь, что дебош действительно был, исходя из самых разных данных. Никто его не подстраивал. Другой вопрос — как сейчас себя поведет Администрация президента, фактически руководящая «Единой Россией». Возможно, для того чтобы разрядить обстановку в некоторых сложных политических ситуациях, администрация сдаст Исаева как одного из самых одиозных депутатов «Единой России». Его исключение из «Единой России» и, как следствие, лишение депутатского мандата будет определенной жертвой, которую Вячеслав Володин, непосредственный куратор Исаева, принесет общественному мнению. Администрация президента в лице Вячеслава Володина уже поняла, что вся эта кампания дурацких законов вроде антисиротского, закона о запрете пропаганды среди несовершеннолетних нетрадиционных сексуальных отношений и прочие меры, которые принимались в последнее время и часто озвучивались Андреем Исаевым, завели ситуацию в тупик. Кремль понял, что переборщил на этом направлении, особенно в преддверии Олимпиады в Сочи, которая должна пройти на высокой оптимистической ноте. Нужны стрелочники под раздачу, и я не исключаю, что таким окажется Андрей Исаев. Естественно, Исаев не был ни инициатором, ни организатором этих дурацких мер — он просто был человеком, который выполнял кремлевские указания. Но, как говорилось в известной пьесе Евгения Шварца, «Всех учили. Но зачем ты оказался первым учеником, скотина такая?». Таким образом, дебош станет не причиной, а поводом возможных кремлевских репрессий против Исаева, оформляемых как внутрипартийные.

Впрочем, я не исключаю, что Андрей Константинович Исаев как видный и влиятельный представитель гей-сообщества, несмотря на то, что номинально он позиционируется как противник однополого секса (так часто бывает, это вполне органично для людей с ущербной психикой, детскими травмами и комплексами), напряжет все свои возможные связи и в результате уцелеет. Поэтому окончательный вердикт выносить еще рано.

Прямая речь
22 ОКТЯБРЯ 2013

Алексей Макаркин, политолог, заместитель директора «Центра политических технологий»:

Я думаю, что это — пример аппаратной конкуренции. Аппаратная конкуренция в данном случае заметно политизирована, потому что при Онищенко Роспотребнадзор стал, прежде всего, органом воздействия, ведомством, которое используется как инструмент борьбы с другими странами, нелояльными России. Онищенко стал делать очень резкие, эпатажные заявления, которые рассматривались как политические и которые привлекали внимание СМИ не только своим содержанием, но и формой. А есть вице-премьер Голодец, позиции которой сейчас, похоже, усилены, в связи с тем, что именно с ней связывают новый вариант пенсионной политики, который предусматривает фактически свёртывание накопительной системы и в значительной степени возврат к распределительной. Как я понимаю, эта позиция была поддержана Кремлём в противовес федеральной, которая настаивает на сохранении накопительной системы. Соответственно, там речь шла не только о конкретных моментах пенсионной политики, но и об аппаратном влиянии. Так как предложение Голодец одобрено, значит, она действительно весьма и весьма влиятельный чиновник. Ну и сразу же это влияние оказалось подвержено испытанию. Насколько я понимаю, она хотела бы провести на должность руководителя Роспотребнадзора другого человека, который был бы ориентирован на неё. Естественно, Онищенко сопротивляется, и, судя по формулировкам, которые от него исходят, не собирается сдаваться. Он будет апеллировать к Кремлю, подчёркивая свою политическую значимость, и я думаю, что арбитром здесь будет не глава правительства Дмитрий Медведев, который всё-таки фигура аппаратная, недостаточно влиятельная, чтобы окончательно решить судьбу Онищенко. Выступать арбитром будет Кремль, конкретно, президент России. Которому здесь надо будет такой сделать довольно проблемный, серьёзный выбор.

С одной стороны, человек, который проводит пенсионную реформу, отвечает за социальную политику и уже получил аппаратную поддержку, с другой — участник многих конфликтов, который превратил Роспотребнадзор во внешнеполитический инструмент российской власти. Так что придётся делать выбор. И, скорее всего, этот выбор будет сделан президентом, ну а кого он предпочтёт, мы, я думаю, узнаем в ближайшие время.

Хотя у нас аппаратные игры часто носят закрытый характер, можно предположить, почему это вырвалось в публичное пространство. Возможно, вице-премьер уже этот вопрос согласовала, и некоторое принципиальное решение уже есть. Но у нас можно собрать большую коллекцию из разных указов, в разное время уже подписанных нашими президентами, но не обнародованных. В течение 90-х годов таких было много. То есть решение окончательно принято, когда документ опубликован, не просто объявлен, не просто согласован, не просто неофициально утверждён, а уже официально принят. Голодец на государственной службе находится не очень продолжительное время, она работала в правительстве Москвы вице-премьером, сейчас она российский вице-премьер, но до этого была топ-менеджером, и, может быть, она не осознала этот управленческий, бюрократический аспект. Решение надо обнародовать, когда оно не просто согласовано и подписано, но уже опубликовано, и развернуть его невозможно.


Юлий Нисневич, доктор политических наук, профессор кафедры прикладной политологии ГУ-ВШЭ:

Для начала, я не очень понимаю, что значит «истёк срок полномочий». Онищенко — не выбранный персонаж, он работает по контракту. Единственное, возможно, вопрос в его возрасте. Дело в том, что такого понятия, как «срок полномочий» у человека, работающего в исполнительной власти, не бывает. Это звучит странно. Я, честно говоря, не знаю, сколько Онищенко лет, на госслужбе после определённого возраста действительно заключается контракт на определённое время, но это всё равно не «истёк срок полномочий», а «истёк срок контракта». Срок полномочий может истекать только у выборного должностного лица.

Второе — это моя любимая теория. За Голодец и Онищенко стоят разные группировки, поэтому они выясняют отношения друг с другом. Это довольно распространено, и перед нами не первый случай таких событий. Это всегда «шапка» процессов более глубоких. Сам Онищенко на самом деле довольно странный персонаж, хотя и Голодец не менее странный, честно говоря. Но Онищенко в последнее время по большому счёту превратился уже в посмешище. Хотя в том, что благодаря нему делается, ничего смешного нет, потому что у этого бывают очень серьёзные последствия, особенно в отношениях между Россией и её соседями — той же Голландией с тюльпанами, Литвой с молоком, Грузией с вином и так далее. То есть на самом деле ясно, что он исполнитель чей-то воли, мы это прекрасно понимаем, что он не сам это придумывает. Но все эти вот эскапады... В первый раз все удивились, а сейчас уже со смехом воспринимают, что как только какой-то конфликт с каким-то государством, то первый, кто что-то придумает, будет Онищенко. А с другой стороны, Голодец, если я правильно понимаю, это человек, который сейчас набирает некий вес в исполнительной власти. Видимо, какой-то части исполнительной власти превратившийся в посмешище Онищенко сильно надоел, он их дискредитирует каким-то образом. 

Прямая речь
24 ОКТЯБРЯ 2013

Фёдор Лукьянов, журналист, политолог:

Во-первых, доктор Онищенко, особенно в последние года полтора, конечно, обрёл славу политического деятеля, благодаря тому, что участилось применение фитосанитарных процедур, которые по странному совпадению почти всегда оказывались направлены против стран, с которыми были те или иные политические конфликты. И в этом смысле он стал неким символом, уход которого немного меняет атмосферу. Но, естественно, не доктор Онищенко был носителем самой идеи применения такого инструмента. Я думаю, что его особенность заключается в том, что он настоящий фанатик своей работы, санитарии и контроля, и если бы ему дали возможность реализовать свои намерения и желания, то он, без всяких политических указаний, запретил бы большую часть того, что есть. Потому что у него крайне высокие критерии. И когда на этой должности такой человек, то, конечно, его гораздо проще направлять в нужную сторону. Но, безусловно, ни он, и ни какой-то другой чиновник на этой позиции не принимают каких-либо стратегических решений: эти страны мы наказываем, а эти страны мы поощряем. Я думаю, что другая фамилия просто немного отведёт внимание от этой сферы. Онищенко — действительно очень яркий человек, который стал олицетворением определённого курса, но сама по себе процедура использования такого рода инструментов вряд ли уйдёт, хотя, может быть, она будет несколько менее вызывающей, менее демонстративной.

В принципе ведь проблема использования фитосанитарии как политического рычага, прежде всего, связана с тем, что у России довольно бедный ассортимент способов воздействия на другие страны. И это не связано ни с Онищенко, ни с Роспотребнадзором, это связано с неким общим кризисом российской политики в отношении своих соседей. Но это значит, что всё равно при необходимости это будет использоваться. Хотя, может быть, просто в силу личности приемника это не будет носить такого яркого, вызывающего характера.

За рубежом уход Онищенко, конечно, заметят. Опять же, справедливо или нет, но он стал звездой, с ним ассоциировалась очень определённая политика в большинстве соседних стран. Это Украина, Молдавия, Таджикистан, Литва, короче говоря, легче найти те страны, которые не были предметом внимательного изучения Роспотребнадзора. Опять-таки, может быть, это не его заслуга, и он к этому не стремился, но так уж вышло, что он стал символом, и его уход, безусловно, заметят.

Прямая речь
30 ОКТЯБРЯ 2013

Алексей Кондауров, депутат Государственной думы, генерал-лейтенант ФСБ в отставке:

Сейчас много всяких инициатив, которые связаны с ужесточением законодательства и ограничением свободы — это просто одна из них. К Интернету в данный момент большое внимание со стороны наших законодателей, что-то всё время ограничивают. Ну, примут очередной ужесточающий закон, и что? Флаг им в руки, как говорится. Если власть задумала что-то ужесточить, она это сделает, но практического смысла в этом для обеспечения безопасности людей и страны я не вижу. Просто очередная безумная идея.

Технически сейчас, думаю, это можно сделать. Те же американцы доказывают, правда, не в Интернете, а в деле перехвата всяких разговоров и сообщений, что можно достаточно полно контролировать информационное пространство.

Вообще экстремизм — очень размытое понятие, подразумевающее всё что угодно: разжигание национальной розни, высказывания, которые можно истолковать как угрозы террористического свойства. Но что мы видим на практике? Пожаловались в прокуратуру на Жириновского, которого со всей очевидностью есть в чем обвинить. И оскорбления, и ущемление национальных интересов — вот, займитесь, чего ж в Интернете рыться, все лежит на поверхности. Но это же Жириновский, ему позволено делать такого рода высказывания. А людей из оппозиции за несравненно меньшие проступки тащат в суд и отправляют за колючую проволоку.

Если бы Колокольцев был серьёзно озабочен проблемами безопасности страны, он бы больше внимания уделял качеству работы своих подчинённых и тем безобразиям, которые они творят, размахивая дубинками на мирных шествиях и таща потом людей в суд. А он озабочен, как эту власть, даже не саму власть, а отдельных её представителей, уберечь от неприятностей приближающегося социального взрыва, которые накатывают со всей силой, поскольку экономика грохается. Вот его основная забота, а вовсе не обеспечение безопасности жителей страны. Поэтому все его заявления нужно рассматривать в том смысле, что это власть беспокоится об удержании власти, а не об интересах граждан.

Владимир Чижевский, член штаба Конвента Пиратской партии России:

Оправдываясь за провал реформы МВД, господин Колокольцев обозначил ряд резонансных вопросов, которые якобы могут решить проблемы нарастающего напряжения и беззакония в обществе. Все эти мероприятия требуют как значительного финансирования, так и дополнительных процессуальных и законодательных изменений для внесудебного правоприменения.

По существу репрессии планируют направить не на борьбу с преступлениями, а на распространение информации о преступлениях. На небезразличных людей, на активную молодежь. Получается, что вместо того, чтобы осмысленно, профессионально и честно делать свою работу, ведомство требует денег и ограничения конституционных свобод для подавления протестов возмущенных граждан, вызванных именно коррумпированным бездействием сотрудников этого самого ведомства.

Нет никаких сомнений, что более чем полностью зависимая законодательная ветвь власти примет любые законы и бюджеты, продиктованные из Администрации президента. И никакие общественные инициативы не играют в процессе принятия подобных решений никакой роли, в чем мы могли наглядно убедиться на примере «антипиратского закона».

Что касается технологий, которые будут использованы для реализации подобных решений, ничего, кроме банального мониторинга легального персонифицированного сегмента сети на деньги налогоплательщиков, МВД предложить не в состоянии. Ведомство даже не в состоянии квалифицировано анализировать накопленные базы системы СОРМ.

Что касается настоящих преступников и террористов, они продолжат осуществлять свою деятельность вне рамок технически и профессионально доступных возможностей ведомства. Было бы по-иному, страдали бы не граждане, а криминалитет.

В оправдание господина Колокольцева, можно сказать лишь одно: что проблемы его организации возможно разрешить только в рамках реформы всей государственной системы.

Прямая речь
6 НОЯБРЯ 2013

Дмитрий Орешкин, политолог:

На мой взгляд, это очень органично в