Украина
17 августа 2019 г.
Украинский выбор. Все понимают, что нельзя останавливаться

Александр Подрабинек

Евромайдан стал неожиданностью как для власти, так и для оппозиции. Как военные готовятся к старой войне, так и политики ожидают новых потрясений по старым сценариям. Жизнь, между тем, не стоит на месте.

В воскресенье 6 декабря митинг на площади Независимости собрал более миллиона человек. Они заняли всю площадь, все горки на подступах к отелю «Украина» и практически весь Крещатик. Такого здесь не было никогда. Даже во время «оранжевой революции» в 2004 году народу, по воспоминаниям очевидцев, было раза в два-три меньше.

Детонатором общественных протестов стал отказ президента Януковича от ассоциации с Евросоюзом. Но это был только детонатор. Взрывная сила протестов – в отказе от сложившейся системы власти. Всем осточертел Янукович с его «бандой», и отставка президента и кабинета – одно из главных требований Майдана.

Отказ Януковича от Евросоюза – это по большей части повод, а не причина нынешних общественных возмущений. Янукович дал его сам. Может быть, не предполагая последствий, а может быть, цинично рассчитывая на силу. Последние годы он не уставал твердить о европейском векторе развития Украины, полагая, очевидно, что это всего лишь удобный политический прием. Когда пришла пора выполнять обещания, он дал задний ход, спасая свою власть и авторитарные перспективы. Что могло взорвать украинское общество сильнее, чем наглый разворот украинской внешней политики на 180 градусов? Политики часто считают ложь нормой своего поведения, но им не следует забывать, что общество, как правило, отличается от них в лучшую сторону.

Миллион демонстрантов на улицах столицы это не митинг, это – революция. На гребне протестной волны – политическая оппозиция, но не она управляет Майданом, Майдан управляет ею. Оппозиционеры подтягиваются под требования общества, они стараются соответствовать настроению улицы, и у них это, надо признать, получается гораздо лучше, чем у российской оппозиции два года назад.

Лидеры оппозиции предлагают свои программы действий. У кого три пункта, у кого – четыре, у кого – десять. Все настроены решительно. Выступают по-разному. Лидер партии «Удар» боксер Виталий Кличко говорит медленно, подбирая слова с некоторым трудом. Лидер «Батькивщины» Арсений Яценюк интеллигентен, говорит складно, но интеллигенты редко пользуются широкой популярностью. Лидер националистической «Свободы» Олег Тягнибок неудержим и кипуч, но это не способно заменить содержательную часть его выступлений. Наиболее убедителен Юрий Луценко – бывший министр внутренних дел, недавний политзаключенный, несомненный оратор и перспективный лидер оппозиции.

Все понимают, что нельзя останавливаться. Действительно, гражданский протест, как езда на велосипеде: остановишься – упадешь. Днем в воскресенье Яценюк предложил заблокировать весь правительственный квартал, что в течение примерно двух часов и было сделано. «Мы расширяем наш протест», – объявил Яценюк.

Не знаю, учитывают ли лидеры украинской оппозиции российский опыт беспомощного стояния на Болотной площади в 2011-2012 годах, но наших ошибок они, похоже, повторять не намерены. Они развивают свой протест и пока остаются инициаторами событий. Оппозиция делает первый ход, а власть вынуждена на него как-то реагировать.

Как именно будет реагировать власть – большой вопрос. Он решается как раз в эти дни. Без сомнения, «президент» Путин нашептывает своему украинскому дружку соблазнительные сценарии силового разгона. Янукович следует им частично. В ночь на вторник, не вступая в открытый конфликт с демонстрантами, милиция разобрала баррикады и начала вытеснять протестующих из правительственного квартала. Правительство пытается перехватить инициативу и принудить Майдан к обороне. Если Янукович все-таки решится на открытое применение силы против демонстрантов, это будет конец его политической биографии. Украинское общество уже не такое, как наше, и российские сценарии здесь не сработают. Похоже, в Украине сложилось настоящее гражданское общество. Об этом свидетельствуют и масштабы протеста, и повод для выступления.

Миллион протестующих в трехмиллионном Киеве – это не сто тысяч в 12-миллионной Москве. В Москве на протесты выходил 1% населения; в Киеве – треть жителей. Конечно, есть на Майдане и приезжие, но не они составляют основную часть митингующих. Взбунтовалась столица, ее жители заняли часть мэрии и планируют создание подлинного самоуправления. Если это будет сделано, власть естественным образом перетечет в руки оппозиции и Украина пойдет по европейскому пути. Милиция, которая и сегодня не горит желанием пресекать протесты, легко перейдет под новое управление. Свидетельство тому – львовский и ивано-франковский отряды «Беркута», поддерживающие протесты.

Повод для выступления тоже свидетельствует о рождении настоящего гражданского общества. Людей возмутило не повышение цен, не безработица, не социальные проблемы, а пренебрежение будущим Украины. Так могут реагировать только граждане. В этом еще одно отличие украинского общества от российского.

Многие недоумевают, почему у Украины, Грузии или Прибалтики получается, а у России – нет. Причин, вероятно, много, но самой существенной мне кажется одна: у всех бывших советских республик есть угроза, от которой они вынуждены бежать. Есть имперский центр, который угрожает их независимости. Этот центр – Россия. Нам же по-настоящему не угрожает никто. Нам не от кого бежать, кроме самих себя. Мы сами себе враги. Изжить врага в себе гораздо труднее, чем избавиться от влияния опасного соседа. Мы обречены расплачиваться за нашу многовековую имперскую историю.

Бог даст, Украина избавится от пагубного влияния российского авторитаризма и уйдет в Европу. Сейчас очень ясно видно, что она намерена разорвать с советским прошлым. В подтверждение этого в Киеве снесли памятник Ленину – основателю советского тоталитаризма и символу коммунистического порабощения. Это просто взбесило кремлевских пропагандистов. Они понимают, что, разорвав с позорным прошлым, Украина уходит в европейское будущее, а мы со своими гранитными и бронзовыми истуканами рискуем остаться скоро в полном одиночестве.


Фоторепортаж Александра ПОДРАБИНЕКА













  • Георгий Чижов: Если Россия не смягчит свои требования, то я не вижу возможностей для сближения позиций.

  • "Коммерсант": Сорванное перемирие на востоке Украины выстрелило в трехстороннюю контактную группу.

  • Юрий Бирюков: Пять лет, пять этих гребаных лет, Украина показывала и доказывала, что нет никакой "той стороны", что есть четкие доказательства российской агрессии.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Согласится ли Киев на «похабный мир»?
8 АВГУСТА 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Очередное перемирие между украинскими военными и донбасскими сепаратистами, объявленное 21 июля, долго не продержалось. 6 августа минометной миной, привязанной к боеприпасу гранатомета (изобретение многолетней окопной войны), были убиты четверо украинских военнослужащих. Неформальным образом соблюдение перемирия гарантировалось первым телефонным разговором украинского президента и Владимира Путина. Поэтому Владимир Зеленский немедленно позвонил российскому президенту еще раз. Состоялся длинный разговор, содержание которого стороны излагают по-разному.
Прямая речь
8 АВГУСТА 2019
Георгий Чижов: Если Россия не смягчит свои требования, то я не вижу возможностей для сближения позиций.
В СМИ
8 АВГУСТА 2019
"Коммерсант": Сорванное перемирие на востоке Украины выстрелило в трехстороннюю контактную группу.
В блогах
8 АВГУСТА 2019
Юрий Бирюков: Пять лет, пять этих гребаных лет, Украина показывала и доказывала, что нет никакой "той стороны", что есть четкие доказательства российской агрессии.
Возвращение символа
30 МАЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Если российскому телеведущему отрубить голову, то он еще три часа будет говорить об Украине. Эта грубоватая шутка из интернета доказала свою справедливость в день прибытия в Киев Михаила Саакашвили. Фамилия бывшего грузинского президента не звучала только из утюга. Российские мастера телепропаганды, опасающиеся разносить в пух и прах только что избранного президента Владимира Зеленского, радостно обвинили его в русофобии, авторитаризме и выполнении заданий «вашингтонского обкома», напомнили о войне 2008 года и конечно же о жевании галстука. Справедливости ради заметим, что триумфальное возвращение Саакашвили вызвало откровенное раздражение не только в Москве, но и в Тбилиси.
Прямая речь
30 МАЯ 2019
Владимир Фесенко: Никаких политических последствий у этого не будет, в президентскую команду Саакашвили не возьмут... Гела Васадзе: В ближайшие месяцы в Украине будет очень интересно.
В СМИ
30 МАЯ 2019
"Эхо Москвы": Зеленский может еще и сам не понял, что сделал. Он выпустил – точнее, впустил обратно мощного джинна.
В блогах
30 МАЯ 2019
Рыклин Александр: Знаете, если вдруг Зеленский назначит его премьером... это будет для нас радостное событие хотя бы потому, что вся кремлевская шушера изойдет на говно...  А Норкина опять упекут в психушку...
Начало славных дел или слов Владимира?
23 МАЯ 2019 // ВАДИМ ЗАЙДМАН
Итак, инаугурация Владимира Зеленского стала его первым шоу на посту президента Украины. Премьера прошла с успехом. Публика беснуется: та ее часть, которая болеет за Украину и верит в Зеленского — от восторга, недоброжелатели, пропагандоны разных мастей и наверняка сам Путин Владимир Владимирович — от бессильной злобы. Можно не сомневаться, что эта злоба президента России еще конвертируется в какую-нибудь гадость. Публика со смаком обсуждает подробности шоу: пешком шел на инаугурацию, общался с народом — простой, как Голобородько, чиновникам порекомендовал не вешать в кабинетах его портреты… «Никогда такого не было!», «Это невероятно!», «Вот это да!» — такова примерно реакция не веривших поначалу своим глазам и ушам зрителей, от восторга на какое-то мгновение прекративших даже поглощать попкорн.
Путин vs Зеленский как Кащей Бессмертный vs Иван-Царевич
21 МАЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
«Невозможно поверить своим глазам!». По-моему, этот возглас лучше всего описывает те чувства, которые, надеюсь, не один я испытывал, наблюдая за процедурой инаугурации нового законно избранного президента Украины: от умопомрачительного прохода вдоль толпы демонстрантов, когда Зеленский то пожимает руки, то делает селфи с какой-то девочкой, то подпрыгивает, чтобы поцеловать соратника ростом много выше его самого. Но и ушам своим невозможно было поверить в тот день! Чего стоит одна только эта реплика из его инаугурационной речи: «Я очень хочу, чтобы в ваших кабинетах не было моих изображений. Потому что президент — не икона, не идол, президент — это не портрет. Повесьте туда фотографии своих детей и перед каждым решением смотрите в глаза им».