Армия. Призывная или нет
20 октября 2019 г.
Что Шойгу обещал, семь лет ждать надо
4 ДЕКАБРЯ 2013, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

ИТАР-ТАСС

Отдадим должное министру обороны Сергею Кужугетовичу Шойгу. Слово держать умеет. Обещал членам Общественного совета Минобороны, что в ноябре сообщит о том, сколько контрактников требуется Вооруженным силам и, опоздав всего на пару дней, назвал цифру. Итак, по его словам, к 2020 году российской армии потребуется 499 тысяч контрактников. Оптимисты тут же предположили: вот оно, долгожданное сокращение призыва. Подсчет простой: плюсуем 220 тысяч офицеров и 499 тысяч контрактников, а также 20 (по другим оценкам, 60) тысяч курсантов военных училищ. Если учесть, что объявленная численность Вооруженных сил — один миллион, то получается, что количество солдат срочной составит около 220 тысяч (сейчас около 320 тысяч).

Таким образом, Сергей Шойгу выполняет свое обещание сократить число срочников «на десятки тысяч человек». Правда, не немедленно, а через семь лет. Однако лучше позже, чем никогда. Чем не подтверждение слов Шойгу, что «мы продолжаем создавать профессиональную армию»?

Но, увы, дьявол, как водится, в деталях. Министр радостно сообщил, что в этом году контрактников набрано 70 тысяч. Шойгу утверждает, что таким образом план перевыполнен на 112 процентов. Штука в том, что одновременно уволилось около 30 тысяч контрактников. Стало быть, в армии осталось всего 40 тысяч, а нужно, как минимум, 50 тысяч. Отдельный вопрос — стартовая точка. То, сколько контрактников находится в Вооруженных силах сейчас. Год назад, согласно официальным данным, в армии было 186 тысяч, сейчас — около 205. Однако в соответствии с заявленным планом развития на конец этого года в Вооруженных силах должно быть не меньше 240 тысяч. На самом деле до тех пор, пока Минобороны манипулирует цифрами, невозможно сделать сколько-нибудь достоверные выводы о перспективах системы комплектования армии.

Самое забавное, что министр обороны ничего не сказал, каким чудесным образом он намерен выполнить президентский приказ довести к началу 2015 года численность Вооруженных сил до одного миллиона военнослужащих. Из цифр, представленных в минобороновском Плане развития, следует: даже если планы по набору контрактников будут выполнены, придется забрить лбы не меньше чем 450 тысячам срочников. И это при том, что все последние годы всеми правдами и неправдами удавалось загнать в армию не больше 350 тысяч призывников.

Это значит, что без политического решения об отказе от ультимативного требования миллионной численности армии никаких сколько-нибудь серьезных изменений в системе комплектования Вооруженных сил не произойдет. Но для этого кто-то должен набраться смелости и доложить Верховному главнокомандующему Путину В.В., что его приказ выполнен быть не может ни при каких условиях.

Но главное даже не это. Шойгу сделал многозначительную оговорку: «график набора (контрактников — А. Г.)… синхронизирован с поступлением новой техники, то есть мы не стремимся набрать как можно больше, а стремимся набирать исключительно под возникающие задачи». Надо понимать так, что если необходимого количества военной техники не будет, то и набирать обещанное число контрактников нет ровно никакой нужды. Между тем, только что Владимир Путин провел шесть весьма странных совещаний, посвященных выполнению гособоронзаказа. Первая странность заключается в том, что пять из них, где обсуждалось производство конкретных видов вооружений, проходили без участия министра обороны и вице-премьера по оборонке Дмитрия Рогозина. В связи с чем коллеги даже высказывали предположения, что отныне контроль за производством оружия будет вести Администрация президента.

Вторая странность заключается в том, что если верить официальным стенограммам, то Владимир Путин собирал руководителей оборонно-промышленного комплекса исключительно для того, чтобы выслушать, как замечательно обстоят дела в этой сфере. Диалоги на этих совещаниях вполне достойны театра абсурда. Вот, например, такой.

Путин (обращаясь к директору производственного объединения):

— Оборудование, которое вы получаете, современное, технологичное?

Директор:

— Современное, технологичное.

Путин:

—Хорошо.

Ионеско отдыхает. Тем удивительнее, что, подводя итоги этих радостных посиделок, глава государства вдруг сообщил, что состоялся принципиальный и даже нелицеприятный разговор. И грозно пообещал встретиться через полгода и проверить, как «выполняются договоренности». Рискну предположить, что, несмотря на гигантские средства, которые тратятся на производство вооружений (в этом году — полтора триллиона рублей), никакого наращивания производства не происходит вовсе. Вот и пытается главный начальник с помощью административных мер, тычков и зуботычин, расшевелить промышленность.

Так что нет совершенно никаких гарантий относительно того, что планы по обновлению вооружений и военной техники будут выполнены. А Министерство обороны получит замечательную отмазку, почему срываются планы набора контрактников. То есть зачисление в армию полумиллиона профессиональных солдат так и останется благим пожеланием. Как и обещание сократить «в разы» число срочников.

Фото ИТАР-ТАСС/ Николай Петров/ БелТА













  • Василий Кашин: ...подтверждено, что китайцы теперь будут участвовать каждый год, во-вторых, что эти учения становятся все более международными и "политическими"...

  • «Neue Zürcher Zeitung»: Ходят слухи, что военное сотрудничество с Китаем — предвестник военного альянса. Примечательно, что к учениям присоединились Индия и Пакистан.

  • lexandr-palkin: Как России удалось объединить в одном проекте Индию, Китай и Пакистан? Управление государством не равно управлению бизнесом.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Военно-дипломатические маневры
24 СЕНТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Каждый год в одном из четырех военных округов проходят стратегические маневры, которые завершают летний период обучения в Вооруженных силах и являются главным событием боевой подготовки войск. Учения Центрального военного округа стоят здесь особняком. Потому что в ходе их российская армия отрабатывает не умозрительные, не имеющие никакого отношения к реальности сценарии войны с НАТО на западе или отражение американского десанта на востоке. В ходе маневров «Центр» идет отработка совершенно реальной, я бы сказал, единственной серьезной угрозы безопасности России. Стратегическая ситуация в Центральной Азии складывается довольно скверно для нашей страны.
Прямая речь
24 СЕНТЯБРЯ 2019
Василий Кашин: ...подтверждено, что китайцы теперь будут участвовать каждый год, во-вторых, что эти учения становятся все более международными и "политическими"...
В СМИ
24 СЕНТЯБРЯ 2019
«Neue Zürcher Zeitung»: Ходят слухи, что военное сотрудничество с Китаем — предвестник военного альянса. Примечательно, что к учениям присоединились Индия и Пакистан.
В блогах
24 СЕНТЯБРЯ 2019
lexandr-palkin: Как России удалось объединить в одном проекте Индию, Китай и Пакистан? Управление государством не равно управлению бизнесом.
О чем не хочет говорить Сергей Шойгу
23 СЕНТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Министр обороны дал большое интервью «Московскому комсомольцу». «Первое развернутое интервью за семь лет», как кокетничает его герой, выдержано в традиции «товарищ генерал, это приятно быть таким умным?» — неприятных вопросов там нет. Шойгу рассказывает, как расцвели Вооруженные силы под чутким руководством президента и его министра. Читатель узнает, как по инициативе главы военного ведомства в армии отказались от портянок, как там были внедрены тысячи моющих машин, пылесосов и стиральных машин, как в воинских частях появились душевые кабины, что позволило военнослужащим мыться чаще, чем раз в неделю.
Прямая речь
23 СЕНТЯБРЯ 2019
Павел Салин:  Он здесь выступает именно как менеджер, ответственный за военное строительство. На эти вопросы необходимо в первую очередь обращать внимание...
В СМИ
23 СЕНТЯБРЯ 2019
"Ведомости": Вместо новых аргументов в защиту милитаризированного бюджета Сергей Шойгу пустил в ход старые шутки.
В блогах
23 СЕНТЯБРЯ 2019
Belan_Olga: Но на вопросы, которые, думаю, задаю не только я одна,  так и не ответил: что делают наши войска в Сирии? Идет ли война   на Украине, участвуют ли там наши войска?
Шойгу распечатал первый конверт
12 МАРТА 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В старом анекдоте уходящий начальник оставляет преемнику три конверта, которые следует последовательно открывать, когда дела станут плохи. В первом была записка: «Вали все на меня». Судя по выступлению министра обороны Сергея Шойгу на расширенном заседании Комитета Госдумы по обороне, глава военного ведомства открыл-таки первый конверт. Вот как он описывает состояние дел в военном ведомстве в 2012-м, когда он стал министром: «Воевать было некому и нечем. В то время мероприятия оперативной подготовки проводились с низкой интенсивностью… 
Прямая речь
12 МАРТА 2019
Анонимный источник, близкий к Министерству обороны: Эти люди не терпят ничего, кроме тотального восхваления. Такого не было даже в советское время.