Терроризм
27 ноября 2020 г.
Погром и теракт как способы решения проблем
25 ОКТЯБРЯ 2013, АНТОН ОРЕХЪ

ИТАР-ТАСС

Что нужно сделать для того, чтобы соблюдался закон? Что требуется для того, чтобы люди выполняли свои прямые профессиональные обязанности? Что необходимо для осуществления элементарных, естественных, само собой разумеющихся вещей? Я вам отвечу: погромы или теракты.

Сколь долго велось бы расследование убийства Егора Щербакова? Среди возможных ответов: оно не велось бы вообще. То есть для проформы его провели бы, не вникая особо в суть, а потом сказали бы, что найти по таким приметам убийцу невозможно.

Но стоило жителям Бирюлёва погромить овощебазу, как преступника стали не просто искать, а чуть ли не с применением космических технологий в обрамлении слоновьего пропагандистского изящества. То есть без погрома найти убийцу не представляется возможным, и мы теперь знаем гарантированно верный способ добиться правосудия. Вместо народного суда — народный сход.

А вот вам пример из Волгограда. Смертница взорвала автобус. У меня после теракта сразу возник, конечно, глубоко риторический вопрос: а почему в таких случаях пострадавших всегда везут самолетами в Москву? Нет, ответ мне известен: нету на месте соответствующих условий. Но почему их нету на месте?! Не всех и не отовсюду можно довезти до столицы или до Питера, как сделали с подорвавшимися в эти же на псковском полигоне десантниками. В самом миллионном Волгограде-то что?

А вот на этот вопрос ответ пришел в неожиданной форме. Пассажирку автобуса Лилию Шмиц и ее сына, которому всего лишь один год и 10 месяцев, доставили в 7-ю горбольницу. И родные пострадавших обнаружили там полный набор: тараканы, треснувшие стены, рассохшиеся рамы на окнах и прочие прелести нашего здравоохранения. Которые известны всем. Абсолютно всем, кому довелось побывать в наших больницах. Не только в Волгограде — во всех городах вплоть до Москвы. И в московских больницах условия как после бомбежки отнюдь не исключение.

Но Лилию Шмиц и ее ребеночка доставили именно в 7-ю больницу Волгограда. И на фоне траура по погибшим и всеобщей взвинченности уволили за привычных всем тараканов главврача Игоря Меркулова. Эти тараканы были в меркуловской больнице всегда. И еще лет сто жили бы в ней. И главврач занимал бы этот пост бог знает сколько, а если б и уволили его с поста, то уж точно не за тараканов.

Но, к его несчастью, взорвался автобус и жертвы прибыли именно к нему. И теперь, наверное, больницу № 7 приведут в порядок. Который был бы невозможен без теракта.

Вот это и есть способ функционирования власти, выполнения ею своих обязанностей и показатель ее эффективности. Она ничего не в состоянии сделать. Ничего не может наладить и исправить. Она только реагирует спорадическими действиями на самые дикие случаи. Затыкает спонтанно дыры, кидает кость, пытается задобрить, успокоить, отвлечь, показательно казнить.

А в большой стране всё время что-то не так, всё время что-то происходит. И чем дальше — тем чаще и страшнее. И власть не знает, как это остановить и что именно надо исправить. И люди понимают это. И видят, что повлиять могут, только подняв бунт или став жертвами аварии или террористической атаки. Ну и какого же хорошего конца можно ждать у такой истории?

Фото ИТАР-ТАСС/ Дмитрий Рогулин













  • Алексей Малашенко: Мы видим развитие давнишнего конфликта, принимающего самые разные формы, в котором участвуют самые разные политические деятели.

  • Коммерсант: После заявлений президента Франции Эмманюэля Макрона о кризисе ислама мусульманский мир объявил бойкот французским товарам.

  • Abbas Gallyamov: Заметил, что многим мусульманам не нравится, когда ислам называют «религией террористов». Им бы сейчас с осуждением этих французских фанатиков выступить.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Современная религиозная война в Европе
30 ОКТЯБРЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда террористу, зарезавшему в Ницце троих прихожан церкви Нотр-Дам, оказывали медицинскую помощь, он продолжал кричать «Аллах Акбар!». Этот момент воплотил в себе многие особенности современной религиозной войны в Европе, когда люди, сбежавшие от преследований или просто от плохой жизни в мусульманских странах, испытывают ненависть к стране, их приютившей, и убивают людей, которые не сделали им ничего плохого. Серия октябрьских терактов во Франции, жертвами которой стали несколько человек, это лишь одно из проявлений той религиозной войны, которую исламский мир ведет против Европы и ее ценностей. 
Прямая речь
30 ОКТЯБРЯ 2020
Алексей Малашенко: Мы видим развитие давнишнего конфликта, принимающего самые разные формы, в котором участвуют самые разные политические деятели.
В СМИ
30 ОКТЯБРЯ 2020
Коммерсант: После заявлений президента Франции Эмманюэля Макрона о кризисе ислама мусульманский мир объявил бойкот французским товарам.
В блогах
30 ОКТЯБРЯ 2020
Abbas Gallyamov: Заметил, что многим мусульманам не нравится, когда ислам называют «религией террористов». Им бы сейчас с осуждением этих французских фанатиков выступить.
От чего охраняют охранники
24 ДЕКАБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
У человека, который попытается понять, что происходит с внутренней безопасностью в России, неизбежно зайдет ум за разум или, говоря по-научному, случится когнитивный диссонанс. С одной стороны, правоохранители (МВД, СКР, Росгвардия, ФСБ, ФСО, ФСИН) числом около полутора миллионов человек (то есть каждый пятнадцатый россиянин, включая стариков и младенцев) день и ночь бдят, охраняя нашу безопасность. Их деятельность настолько важна, что президент прямо дает указание беспощадно карать даже за намек на сопротивление. И вот уже полицейский на голубом глазу рассказывает на суде, в какой страшный испуг повергло его «твердое шуршание» брошенной, но не долетевшей до него пустой пластиковой бутылки. 
Прямая речь
24 ДЕКАБРЯ 2019
Алексей Кондауров: ...в такой ситуации правоохранительным органам сложно начать действовать оперативно. Вооружённый человек стреляет и прячется. 
В СМИ
24 ДЕКАБРЯ 2019
«Ведомости»: Затянувшаяся эпидемия ложного минирования школ, больниц, вокзалов, судов и других мест массового скопления людей вызывает много вопросов, на которые пока никто не дает ответов.
В блогах
24 ДЕКАБРЯ 2019
Виктор Шендерович: А стрелок-то лубянский - член партии "Единая Россия". Надо же. А я все ждал - когда же нити потянутся к Навальному или, на худой конец, "Мемориалу"...  
Убийство в ЦАР: расследование и Кашин как адвокат Пригожина
11 ЯНВАРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Центр «Досье» Михаила Ходорковского опубликовал результаты расследования убийства журналистов Орхана Джемаля, Александра Расторгуева и Кирилла Радченко, которые были убиты 30.07.2018 в Центральноафриканской республике, куда они приехали для съемок документального фильма о деятельности в этой стране ЧВК Вагнера, связанной с путинским «поваром» Евгением Пригожиным. Помощь в расследовании центру «Досье» оказывал бывший сотрудник спецподразделения израильской армии, документы, на основе которых центр «Досье» делает свои предварительные выводы, получены частично от источников центра в ЦАР, частично от Службы безопасности Украины.
Прямая речь
11 ЯНВАРЯ 2019
Николай Сванидзе: Мы доигрались до такой репутации, что за рубежом поверят любому негативу, который ассоциируется с нами, а с нами ассоциируется очень много негатива, в том числе и реального.