КОММЕНТАРИИ
В обществе

В обществеДело о «Пассаже»

24 НОЯБРЯ 2011 г. ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА

komiexpo comВ понедельник, в 2 часа дня, в Пресненском суде судья Тереза Жребец начала рассмотрение иска Фарида Махмудова, которого я назвала ухтинским Цапком и обвинила в поджоге «Пассажа» в Ухте в 2005 году,  ко мне и к «Эху Москвы». Поджог этот — дело не менее знаковое, чем Кущевка или Сагра: все-таки сгорели 25 человек, и подожгли среди бела дня, с наглостью невероятной.

Адвокат Махмудова Константин Рыбалов озвучил иск (см. ниже), и после этого начался цирк. Мой адвокат Анатолий Иваниченко уточнил:

— А почему истец Махмудов не явился в судебное заседание?

Тут я должна напомнить, что на прошлых процессах у потерпевших по делу о поджоге «Пассажа» не было адвокатов. У подсудимых были, а у женщин, потерявших детей (сгорели 25 человек), не было. «У нас город маленький, все боятся Фарида», — так объяснила мне отсутствие адвоката одна из потерпевших, Валентина Стражникова. И Анатолий Иваниченко взялся представлять потерпевших бесплатно.

— Наш доверитель уполномочил нас защищать его законные права и интересы, —  ответил на это адвокат Рыбалов.

— Я не сомневаюсь, но вы можете сообщить суду, почему истец не явился?

Адвокат Рыбалов подумал и ответил:

— Махмудов Фахрудин находится под стражей по уголовному делу в городе Сыктывкар.

— А в связи с чем возбуждено уголовное дело, предъявлялось ли  обвинение?

— Если бы оно не предъявлялось, он бы не содержался под стражей, — парировал Рыбалов.

— Нет-нет, я не об этом. В чем суть обвинения? — продолжал мой защитник.

— А какое это имеет отношение к сегодняшнему процессу? — удивился Рыбалов.

 — Оно связано с поджогом «Пассажа»?

— Моего доверителя не обвиняют в организации преступного сообщества! — взвился адвокат Рыбалов. — Поэтому предъявленное обвинение моему доверителю никак не связано с сегодняшним гражданским процессом. При чем здесь судебный процесс в Сыктывкаре? Я прошу снять этот вопрос, он не относится к сегодняшнему судебному заседанию!

То есть понятно, да? Фарид Махмудов со своими братьями Асретом и Магомедом и своим знакомым Валентином Гаджиевым — короче говоря,  в составе организованной группы, сидит на скамье подсудимых по обвинению в поджоге ТЦ «Пассаж» (ст 105, «ж»). Однако он возмущен тем, что я назвала его лидером организованной преступной группы и обвинила в поджоге ТЦ «Пассаж» — один процесс, видите ли, не имеет отношения ко второму!

После этого адвокат Иваниченко попросил судью приобщить к материалам дела обвинительное заключение против Махмудова, где в 50 томах излагалось, собственно, куда больше того, о чем я говорила в своей передаче. И так как 50 томов прилагать бессмысленно, мы принесли выжимку, страниц на сто.

Адвокат Рыбалов взвился.

— Я прошу отказать в приобщении к материалам дела этой макулатуры! Откуда появились эти листы бумаги у представителя ответчика? — негодовал он.

По реакции адвоката Рыбалова можно было подумать, что он в глаза до сих пор не видал обвинительного заключения по делу его клиента.

Чтобы пощадить нежные чувства адвоката Рыбалова, судья Тереза Жребец постановила выжимки из обвинительного заключения, заверенные коллегией Иваниченко, к делу не приобщать, а запросить обвинительное заключение прямо из Сыктывкарского суда и приобщить его к делу.

После этого мой адвокат Иваниченко попросил суд приобщить к материалам дела постановление об избрании меры пресечения Фариду Махмудову, от 21.06.2009, потому как в  этом постановлении, в качестве оснований для содержания Махмудова под стражей,  говорилось, в числе прочего, что «Махмудов Ф. А. обвиняется в совершении особо тяжкого умышленного преступления, повлекшего смерть 25 чел.» и что он является «лидером организованного преступного формирования».

 — Мы возражаем против того, чтобы приобщить к делу эту фотографию! — заявил адвокат Рыбалов. —  Здесь мы видим удостоверенный адвокатом некий документ, который он мог получить неизвестно где! А основания, которые судья учла, они отпали в дальнейшем.

— Как это основания отпали? – удивилась я. — Что, Махмудов не под стражей?

— Он под стражей, а основания отпали, — заявил адвокат Рыбалов, но тут судья Жребец сказала:

— Суд приобщает данное постановление к делу.

И адвокат Рыбалов смолк.

После этого суд приобщил к делу копии записок, в которых Коростелев и Пулялин, исполнители поджога, признавались в преступлении и называли заказчиков, при яростном, разумеется, сопротивлении адвоката Рыбалова.

Адвокат Рыбалов чуть слезу не пустил.

 — Сторона ответчика пытается увести суд в сторону от высказываний Латыниной, — сказал он. — Та трагедия, которая была в республике Коми в Ухте, — это большая трагедия и для Махмудовых!

— Все, документ приобщен, — прервала его судья. — В каком виде есть, в таком приобщен.

Когда заседание кончилось, я подошла к адвокату Рыбалову и сказала:

— Вы боитесь приходить на «Эхо Москвы», считая его ангажированным. Хорошо. Я согласна прийти к любому журналисту, который убежден, или куплен вами, или по какой-то причине излагал вашу точку зрения. Два года почти все СМИ излагали только вашу точку зрения. Я готова встретиться с вами там, где вы выберете.

— Я не хочу с сами разговаривать, — ответил адвокат Рыбалов.

— Вы выступали в программе Марьяны Торчешниковой на «Свободе», — сказала я. — Г-жа Торчешникова много лет излагает исключительно вашу точку зрения. Я готова встретиться с вами в программе Торчешниковой. Уж к Торчешниковой вы меня можете пригласить? Или вы ничего не можете, кроме как разводить вашего клиента на деньги?

— Вы мне омерзительны, — гордо сказал адвокат Рыбалов.

Отличный ответ на вопрос, готов ли он полемизировать со мной в прямом эфире в программе, находящейся на его стороне.

Ниже — полный текст иска Махмудова, а также та часть моей речи на суде (с сокращениями), которую мы успели огласить до конца заседания. Следующее заседание — в пятницу.

 

Исковое заявление Махмудова Ф.А. можно посмотреть здесь.

 

 

Речь на суде

Ваша честь!

Коротко напомню историю вопроса. 11 июля 2005 года в Ухте сгорел торговый центр «Пассаж». Преступление было исключительной наглости и дерзости. Два подростка, ранее судимые Антон Коростелев и Алексей Пулялин, разлили на глазах полутора десятков свидетелей 20 литров газолина под лестницей на первом этаже, подожгли и убежали.

Убегая, они попали на камеры магазина «Строймаркет», находившегося сразу за «Пассажем» и принадлежавшего истцу — Фариду Махмудову.

Тут же, прямо на месте пожара, в первый же день, в толпе стали говорить, что это «Фарид», точно так же, как в Кущевке сразу все подумали на Цапка. «Говорили сразу, как пошел поджог, что это дело рук Махмудовых, — заявила мне мать одной из погибших, Валентина Стражникова. — Я  все думала, кто же такой Фарид...  настолько недосягаемый господин».

21 сентября Пулялин и Коростелев попались с поличным на другом преступлении (громили магазин «Сотовик», принадлежавший одному из погоревших в «Пассаже» предпринимателей) и тут же в обмен на послабление заявили, что могут рассказать, кто заказал «Пассаж».

После этого следствие быстро установило, что Коростелев пришел домой к своему приятелю Булгакову, живущему в трех минутах ходьбы от «Пассажа», через несколько минут после поджога, причем у Коростелева были обожжены руки. А Пулялин взахлеб рассказывал своему приятелю Кислову, что видел, как горел «Пассаж».

18 мая 2006 года Алексей Пулялин написал явку с повинной. В ней он назвал заказчиком поджога «Пассажа» Фарида Махмудова. 19 мая 2006 года аналогичную явку написал Антон Коростелев.

Оба подростка пояснили, что все началось с драки в марте 2005 года возле ночного клуба «Домино». Пулялин и Коростелев подрались с  племянником Фарида Махмудова, Давидом, Давид позвал на помощь взрослых. Пулялина и Коростелева жестоко избили, вывезли в лес и повесили на них долг в 500 тыс. рублей. В счет «отработки» этого долга они и подожгли «Пассаж». Им обещали простить долг и заплатить 200 тыс. руб., однако обманули и заплатили только 10 тыс. — по 200 руб. за каждого убитого.

Ваша честь!

Иск Фарида Махмудова ко мне содержит четыре утверждения:

1)                Фарид Махмудов никогда не привлекался к уголовной ответственности;

2)                Фарид Махмудов не является главой и не состоит членом дагестанской ОПГ;

3)                Фарид Махмудов не заказывал поджог «Пассажа»;

4)                Моя передача на «Эхе Москвы» нанесла Фариду Махмудову и его семье непоправимый моральный ущерб.  После выступления Латыниной жизнь его семьи резко изменилась. Одноклассники его сына перестали с ним общаться  и пр. непоправимые страдания.

По пункту 1)

Утверждение Махмудова о том, что он никогда не привлекался к уголовной ответственности, является ложью. Фарид Махмудов привлекался как обвиняемый в организации поджога «Пассажа» еще в 2006 году, под подписку о невыезде. В октябре 2006-го дело против него было прекращено, а 20 июня 2009-го он был снова взят под стражу по тому же самому обвинению. Сейчас в Сыктывкаре идет процесс, на котором присяжные судят его по обвинению в поджоге «Пассажа».

По пункту 2)

17 июня 2010 года в судебном заседании относительно продления меры пресечения Фариду Махмудову была оглашена справка заместителя начальника управления уголовного розыска МВД по РК. В справке было сказано: 

«Махмудов Фарид Алибегович 13.12. 65 г.р (Фарид) стоит на оперативном учете в УУР МВД по республике Коми как лидер Ухтинского ОПФ «Фарида», Махмудов Асрет Алибегович 30.06.71 г.р. (Алик) стоит на оперативном учете в УУР МВД по республике Коми как активный участник Ухтинского ОПФ «Фарида», занимающегося незаконным оборотом оружия, вымогательствами, крышеванием и сбором денег с коммерческих структур».

В приговоре Г.А.Чекалину от 3 декабря 2010 г сказано:

«Чекалин Г.А. имеет отношения с членами организованной преступной группировки, в том числе и с Махмудовым Ф.А., который обвиняется в организации поджога ТЦ ‘’Пассаж’’».

15 января 2008 года свидетель Игорь Могилевич, милиционер, разнимавший драку, в ходе которой Фарид Махмудов и его братья вывезли в лес и избили Коростелева и Пулялина, показал на открытом судебном заседании по обвинению Антона Коростелева и Алексея Пулялина в поджоге «Пассажа»:

«Махмудов Фарид является смотрящим в городе. Он ходит в любое заведение. Ему всегда подъезжают на помощь дагестанцы».

Оперативник Ринат Алехин, принимавший у Пулялина явку с повинной, на вопрос, кто такой Фарид Махмудов, ответил в открытом судебном заседании 17 января 2008 года:

«Это преступный авторитет города Ухты».

Вот показания бывшего начальника МОБОП Николая Ершова на суде 12 февраля 2009 г.:

(Фарид Махмудов) «состоял на оперативном учете как лидер дагестанской преступной группировки».

Ирина Мельченко, мать одной из погибших при пожаре, на вопрос «Как бы вы охарактеризовали Фарида Махмудова — как бизнесмена или как бандита»? ответила мне следующее:

«Я не знаю, какой он бизнесмен. У нас у всех на слуху был обыкновенный ухтинский бандюган Фарид. Я только когда стала читать материалы дела, узнала полное имя — «Махмудов Фахрудин». Вряд ли тогда в Ухте нашелся бы человек, который не слышал имя Фарид. Все знали это имя. Именно как бандита, как крышевателя».

(…)

Аналогичным образом Фарида Махмудова характеризуют не только его враги, но и его защитники.

20 октября 2010 года адвокат Махмудова Леонид Молчанов произносит на процессе следующее утверждение:

«Пулялин Алексей сам боялся Фарида, т.к. ходили слухи, что Фарид ужасный человек в нашем городе, в связи с этим Пулялин его очень боялся, боялся, что его начнут бить, убивать или с ним что-то сделают злые дагестанцы».

21 октября 201 года на суде над Чекалиным бывший глава УФСБ генерал Николай Пиюков говорит:

(враги Махмудова) «хотели спихнуть на дагестанскую группировку всевозможные грехи».

2 апреля 2008 года прокурор Чекалин, поддерживавший дружеские отношения с Фаридом Махмудовым, тайно пронес на свою встречу с гособвинителями Айназаровым и Овчинниковым диктофон. Свой разговор он записал, выложил в сеть и опубликовал.

Следует заметить, что прокурор Чекалин не просто сторонник Махмудова. 4 июля 2006 года в Ухте был убит директор крупнейшего местного строительного предприятия «Ухтанефтегазстройснаб» Мимов. Вдова Мимова требовала допросить по этому делу Фарида Махмудова. И что вы думаете? В результате действий следователя Чекалина на завод была послана проверка, проверка изъяла документы завода, завод был перерегистрирован в Сулейман-Стальском районе республики Дагестан — родном районе Фарида Махмудова, директором завода стал некто Рагозин, присланный экспертом с проверкой, акции завода были куплены у вдовы по 100 руб. за акцию неким Щепкиным, а Щепкин, Рагозин и Чекалин — это партнеры по ООО «Правеж», которое расположено в здании принадлежащего Махмудову автовокзала.

И вот в этом разговоре Чекалин заявляет:

«…Для всех Махмудов заказчик и самый страшный бандит города, устроил поджог «Пассажа» как акцию устрашения».

Контекст разговора, в котором Чекалин признает, что «вот я сейчас достаточно близко общаюсь с Фаридом», и говорит о «дагестанцах», свидетельствует о том, что Чекалин (как и Пиюков на процессе) даже и не пытается оспаривать тот факт, что Махмудов — лидер дагестанской ОПГ. Он только пытается доказать, что у Фарида Махмудова не было причин поджигать «Пассаж».

Понятно, что, когда Чекалин в разговоре с Овчинниковым говорит «дагестанцы», это разговорное сокращенное от «дагестанская ОПГ».  В России много бизнесменов-дагестанцев, которых никто не называет «дагестанцами». Бизнесмен Сулейман Керимов является дагестанцем, но никто никогда не слыхал фразы «Дагестанцы взяли компанию ПИК», в значении «Керимов взял ПИК». Бизнесмен Ахмед Билалов является дагестанцем, но никто не слыхал фразы «Дагестанцы строят подъемник в Сочи» в значении «Билалов строит подъемник в Сочи». Бизнесмен Зиявудин Магомедов является дагестанцем, но никто не слыхал фразы «Дагестанцы основали ‘’Сумма-телеком’’» в значении «Зиявудин Магомедов основал ‘’Сумму-телеком’’».

Кстати, в этом же разговоре Чекалин рассказывает поистине потрясающую историю: он говорит, что прокурор города Ухты не любит Махмудова, потому что… Махмудов избил его ногами. Ваша честь, вы можете себе представить честного бизнесмена, который в России безнаказанно может избить прокурора ногами? А там не только прокурора били — там, например, племянник Махмудова, Давид, избил сына тогдашнего главы УФСБ города, Наговицына, и об этом тоже рассказывают не враги Махмудова, а прокурор Чекалин на суде над собой!

А вот еще одна поистине фрейдовская оговорка. 11 февраля 2009 года на суде над Пулялиным и Коростелевым дает показания опер Липченко. Про Махмудова он ничего не говорит. После того как опер Липченко дал показания, адвокат Махмудова, Козлитин, спрашивает:

«С чего взялось, что Фарид является грозным человеком?»

На что Липченко испуганно отвечает:

 «Я такого не говорил, сказал, что он является коммерсантом».

Это совершенно комическая ситуация, когда даже опер боится свидетельствовать против Фарида Махмудова, а вот защитник Махмудова берет и проговаривается.

Если Фарид Махмудов считает, что утверждение о том, что для всех Фарид Махмудов — это «ужасный человек в городе», «самый страшный бандит города», «заказал поджог ‘’Пассажа’’ как акцию устрашения», то ему надо подавать в суд на своего собственного прокурора Чекалина и своего собственного адвоката Молчанова, которые именно это и именно в такой формулировке и озвучили.

То, что Фарид Махмудов является или, вернее, являлся лидером дагестанской ОПГ в Ухте, является общеизвестным фактом.

И СМИ об этом писали не раз. Например, журнал «Русский пионер» в статье от 18.08.2010:

«В Ухте Фарид Махмудов считается лидером дагестанской ОПГ, до недавнего времени одной из самых влиятельных в городе». 

В документальном фильме телекомпании «Юрган» «2005.11 июля» примерно на 14-й минуте говорится:

 «Деятельность братьев Махмудовых стояла на контроле управления по организованной преступности с начала 1991 года. Первоначально имелись сведения о совершении общеуголовных преступлений, связанных с вымогательством у среднего и мелкого бизнеса, с незаконным оборотом наркотиков и оружия. Группа изначально была очень мобильной, динамично развивающейся и очень быстро заняла лидирующие позиции в преступном мире г. Ухты. Бесспорным лидером с момента постановки на учет был Махмудов Фарид».

В моей передаче несколько раз приводится мнение защитников Фарида Махмудова: а именно то, что Махмудов — это честный бизнесмен, у которого подлые менты отобрали бизнес. В нем приводится точка зрения адвоката Кулиева, что никакого поджога «Пассажа» не было и что «Пассаж» менты подожгли сами, чтобы отобрать бизнес у честного бизнесмена Махмудова. Я привожу обе точки зрения и показываю, почему мое мнение склоняется к мнению защитников Махмудова Чекалина и Молчанова, выраженному следующими словами: «ужасный человек в городе», «самый страшный бандит города», «заказал поджог Пассажа как акцию устрашения».

По пункту 3)

В своем иске Фарид Махмудов не требует от меня опровержения ни одного конкретного факта, которые я привела в передаче. А именно:

— того, что поджигателей видели полтора десятка человек;

— того, что поджигатели попали на видеокамеры его офиса и пленки были стерты;

— того, что Алексей Пулялин и Антон Коростелев дали признательные показания, в которых называли его заказчиком;

— того, что в марте 2005 года между Коростелевым с Пулялиным и его племянником была драка, после которой Коростелева и Пулялина избили, вывезли в лес и навесили 500 тыс. руб. долга;

— того, что Коростелев и Пулялин приводили в своих показаниях такие подробности поджога, которые могли знать лишь сами преступники: например, знали, где стояла и что кричала поджигателям сгоревшая вахтерша, причем впоследствии они заявили, что эти детали они выдумали;

 — того, что Коростелев, вместо того чтобы сразу показывать на Фарида (что было бы логично, если б из него выбивали показания на «честного бизнесмена Махмудова), сначала признался в поджоге по приказу неустановленного лица с неустановленным сообщником, а потом заявил, что сжег «Пассаж» по личной злобе;

— того, что в деле имеются телефонные разговоры, где Пулялин и Коростелев говорят, что «звонил Фарид» и собираются отказаться от показаний, а то «руки-ноги найдут, одна будет на Крохале, а другая в Чибьюшке плавать»;

— того, что в деле есть две записки (не считая оспариваемой «московской»), в одной из которых Коростелев сообщает Пулялину, что он признался в поджоге, но его не сдал, а в другой Пулялин пишет вору в законе Юре Пичуге, что «заказ был спалить лестницу».

Даже Фариду Махмудову нечего тут возразить.

В своей передаче я привела аргументы сторонников Махмудова, о том, что «в деле нет никаких доказательств» и что «единственным доказательством являются данные под пыткой признания», и показала, почему, по моему мнению, они несправедливы.

По пункту 4)

Фарид Махмудов утверждает, что жизнь его семьи резко изменилась и с его детьми перестали общаться в школе после передачи Юлии Латыниной. Получается, что после того, как его арестовали по обвинению в поджоге «Пассажа», жизнь его семьи не изменялась.

После того как матери убитых открыто обвинили его в поджоге «Пассажа» — не изменилась. После того как на открытом суде были оглашены признательные показания исполнителей, обвинявших его в поджоге «Пассажа», никто от него не отвернулся. После того как в суде его назвали лидером ОПГ, от него никто не отвернулся. После того как его же собственные защитники, Пиюков и Чекалин, предали гласности тексты, где они сами говорят о Махмудове как о «дагестанской группировке» и признают, что «для всех он сейчас самый страшный бандит города, заказал поджог «Пассажа» как акцию устрашения», — никто от него не отвернулся.

Но вот сказала Юлия Латынина по «Эху Москвы» — и все, жизнь изменилась. А когда его взяли под арест — то нет, это так, ерунда. Ваша честь! Я, конечно, высоко ставлю «Эхо Москвы», но все-таки думаю, что предъявление обвинения государством вызывает эффект посильнее передачи. Мне кажется, что эта часть иска Махмудова полностью характеризует истца и показывает, что стоит остальная часть иска.

Фарид Махмудов также просит меня предоставить ему время на «Эхе Москвы» для опровержения моих высказываний. Ваша честь! Весь последний месяц, каждую неделю, я тупо повторяю в своей передаче, что я хотела бы видеть любых адвокатов и любых защитников Фарида Махмудова в программе «Клинч». Ни ответа ни привета. Еще раз прошу — приходите. Можем прямо сейчас условиться о времени эфира. (…)

 

Фотография с сайта komiexpo.com

 

 

 

Версия для печати
 



Материалы по теме

А судьи кто? // ПЕТР ФИЛИППОВ
Не весна и даже не оттепель // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Поддержка Путина как порок // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Прямая речь //
В СМИ //
Как я вызывала в «Клинч» адвоката Рыбалова // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
Начался процесс по делу о поджоге «Пассажа» // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
Внимание, суд! // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
Разменные судьбы // ИОСИФ ГАЛЬПЕРИН
Пожар в Ухте: история фальсификации // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА